КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС PDF Печать E-mail
18.11.2009 15:48

Karbalevich-column
К моменту написания статьи решение Совета ЕС о судьбе визовых санкций в отношении высших белорусских чиновников было еще неизвестно. Но проект резолюции попал в СМИ еще за несколько дней до 17 ноября, и по существу ее принятие было предопределено. Визовые санкции продолжаются на год, но вводится мораторий на их применение на полгода.

Дипломатия есть не что иное, как полиция в парадной форме.

Пьер Буаст

Вопрос о визовых санкциях в отношении высших белорусских чиновников стал предметом острой дипломатической интриги задолго до дня «Х». Для ЕС это решение стало не просто компромиссным, соломоновым, но единственно возможным. Возобновить санкции Евросоюз не может. Ибо это означало бы крах той стратегии в белорусском вопросе, которая начала реализовываться с прошлого года, а именно: отказ от политики изоляции и курс на размораживание отношений с официальным Минском. А ведь в эту новую политическую линию уже вложено много и политического, и финансового капитала (кредиты МВФ). Признавать поражение Европа не собирается. Тем более что прошел всего лишь год. А это слишком малый срок, чтобы можно было подводить итоги.

Но ЕС не может и совсем отменить санкции. Потому что это была бы очевидная потеря лица. Представители белорусского руководства и так тыкают пальцем в адрес Брюсселя и говорят, что, дескать, Европа сама признала ошибочность своей прежней политики и резко ее поменяла. Об этом неоднократно говорил А. Лукашенко. То же самое сказал глава Администрации президента В. Макей, выступая недавно на Минском форуме. Причем, для подтверждения этой точки зрения он привел слова президента Литвы Д. Гри-баускайте, которая заявила о провале политики изоляции Беларуси. Отмена санкций без существенных изменений в сфере демократизации в нашей стране означала бы очевидную политическую капитуляцию ЕС в долгом и временами жестком конфликте с официальным Минском.

Белорусские власти задолго до дня решающего заседания Совета ЕС предприняли сложную игру, состоящую из комбинации угроз и уступок, шантажа и благожелательных жестов.

В первую очередь официальный Минск приступил к дипломатическому давлению на Евросоюз. Все началось с поездки А. Лукашенко в Литву, в ходе которой он в достаточно жесткой форме заявил, что не намерен идти навстречу требованиям ЕС в вопросе демократических изменений в стране. То же самое президент Беларуси повторил в октябре, принимая верительные грамоты новых послов. В. Макей, выступая на Минском фо-

руме, потребовал отменить визовые санкции и подчеркнул, что любое другое решение «явится препятствием на пути ЕС к полномасштабному восстановлению отношений с нашей страной». Глава Администрации президента даже намекнул, что вопрос о признании независимости Южной Осетии и Абхазии стоит в порядке дня руководства Беларуси. Дескать, если вы не пойдете нам навстречу, то мы можем и признать эти кавказские республики.

С другой стороны, несмотря на жесткую риторику, белорусские власти продемонстрировали готовность идти на уступки ЕС. Объявлено об изменениях избирательного законодательства. Разрешено открыть в стране корреспондентский пункт «Европейского радио для Беларуси».

Наиболее наглядным примером противоречивой линии официального Минска в отношении требований ЕС стал комментарий А. Лукашенко во время совещания по усовершенствованию избирательного законодательства. Сначала он вроде бы демонстрирует силу и непреклонность. «Кое-кто трактует необходимость изменения избирательного законодательства как выполнение требований Евросоюза по политической либерализации Беларуси. Давить на нас — контрпродуктивно, и это в Европе понимают. Мы — суверенное государство и самостоятельно вырабатываем свою внешнюю и внутреннюю политику». Т. е вроде бы ясно и понятно: давить на нас бесполезно, на уступки мы не пойдем.

И тут же на этом самом совещании президент заявляет совершенно противоположное: «Европейцы выдвигают нам определенные требования. Недавно встречался с представителями руководства Евросоюза, я говорил им, что у нас нет никакой аллергии, никакого отторжения от тех требований. Просто нам нужно немного времени. И мы практически все 12 требований от Европы принимаем — без ущерба нашей внутренней политики».

Выдвижение взаимоисключающих тезисов называется когнитивным диссонансом. Это можно назвать дисфункцией государственного управления. А можно считать хитрой

попыткой запутать противника. Наивные европейцы, непривычные к такому безграничному плюрализму, пусть поломают голову, что же это значит. А ошарашенный противник уже наполовину побежденный. Только представляется, что Александр Григорьевич в первую очередь запутывает собственных чиновников, которые оказываются в полной растерянности, какое же указание выполнять.

Приостановка деятельности Общественно-консультативного совета (ОКС) при главе Администрации президента — тоже один из ходов в игре официального Минска с Брюсселем. Дело в том, что эта структура с самого начала была создана в рамках нормализации отношений Беларуси с Западом в качестве экспортного товара, призванного демонстрировать Европе демократические перемены в Беларуси. ЕС должен был поверить, что здесь происходит диалог власти и гражданского общества.

Официальная версия приостановки деятельности ОКС состоит в том, что будто бы оппозиция стала критиковать его работу и власти обиделись. Все это выглядит настолько смешно и натужно, что не стоит даже всерьез обсуждать.

Скорее всего, истинная причина другая, и она даже особенно не прячется. Видимо, белорусские власти узнали содержание проекта резолюции Совета ЕС по Беларуси и оно их явно не устроило. И таким образом решили оказать давление на Брюссель. Дескать, мы можем и свернуть либерализацию. Так что у вас еще есть время до 17 ноября исправить проект резолюции и вообще отменить санкции.

Это как раз в стиле А. Лукашенко. Вспомним, как в начале 2008 года, когда первая попытка нормализации отношений с Западом провалилась, процесс споткнулся на А. Козулине, США ввели санкции, белорусские власти пошли на резкое усиление репрессий: жесткое подавление акции оппозиции на День Воли, облава на журналистов, работавших на зарубежные СМИ. Нынешняя приостановка деятельности ОКС полностью укладывается в эту схему.

В резолюции Совет ЕС предлагает Беларуси заключить Договор о партнерстве и сотрудничестве. Можно предположить, что именно после подписания и ратификации этого документа можно будет вести речь и о кредитной поддержке со стороны Евросоюза, и о снижении цен на визы, и реализации других экономических, транзитных проектов. Но в договоре, видимо, будут зафиксированы конкретные политические условия, выполнения которых Брюссель потребует от официального Минска. А именно этого белорусское руководство пыталось избежать.

Таким образом, ЕС, отодвинув вопрос о санкциях еще на полгода, т. е. до проведения местных выборов в Беларуси, формально подвесил ситуацию. Только пока не ясно, кто кого возьмет на измор.

Обновлено 19.11.2009 08:55
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов