ПРАВО «ПЕРВОЙ РУКИ» PDF Печать E-mail
25.07.2011 17:05

Karbalevich-columnСудя по всему, главным пунктом нового витка противостояния между Минском и Москвой становится вопрос о приватизации белорусских предприятий российским капиталом. Известно, что Россия, принимая решение о выделении Беларуси кредита из Антикризисного фонда ЕврАзЭС в размере $3—3,5 млрд в течение трех лет, поставила условие: белорусское государство должно продать предприятия на сумму $7,5 млрд. 

В двух случаях новые идеи чудовищно опасны — когда речь идет об экономике и о сексе.

Феликс Рохаткин

Абстрактно рассуждая, требования России логичны. Причиной экономического кризиса Беларуси стала неэффективная экономика. И стандартным лекарством от этой болезни в мировой экономической практике является приватизация, появление эффективного собственника. Это обычная, рутинная рекомендация МВФ, других международных финансовых организаций в подобных случаях.

Однако секретом полишинеля является то обстоятельство, что за этим требованием Москвы стоит еще и корыстный интерес российского капитала. Госкорпорации и частные компании РФ стремятся воспользоваться сложным экономическим положением Беларуси, чтобы реализовать свои давнишние планы по приобретению прибыльных белорусских предприятий.

А. Лукашенко в категорической форме отверг требования России и несколько раз заявлял, что «бандитской приватизации не будет», что наша страна не собирается менять ни социальную модель, ни экономическую политику. Тем не менее, чтобы получить кредит, белорусское руководство взяло на себя все требуемые Москвой обязательства, подписало соответствующие документы.

Первый транш кредита в размере $800 млн Беларусь получила в июне. Но с выполнением обещаний, т. е. с продажей белорусских активов российским компаниям вышла неувязка. У российского руководства возникло подозрение, что союзник в очередной раз его «кидает». Это вызвало недовольство министра финансов России А. Кудрина, который пригрозил, что в таком случае возникнут трудности с выделением нового транша.

И дабы успокоить, задобрить, умиротворить руководство РФ и сорвать весь банк сразу, 12 июля в Москве прозвучало сенсационное заявление премьер-министра Беларуси М. Мясниковича. Он объявил, что наша страна готова продать семь крупных и знаковых белорусских предприятий. Причем, как отметил глава правительства, «право «первой руки» мы, конечно, предложили нашим российским партнерам». Как заявил М. Мясникович, белорусская сторона ведет переговоры о приватизации пакета «Гродно Азот» с СИБУРом и «Роснефтью», «Нафтана» — с «Лукойлом», «Белтрансгаза» — с «Газпромом», Мозырского НПЗ — с «Роснефтью», «МТС» — с АФК «Система», МАЗа — с «Русскими машинами» и госкорпорацией «Ростехнологии», «Интеграла» — с «Ростехнологиями». Более того, премьер упрекнул российский бизнес в торможении этого процесса.

М. Мясникович по существу дезавуировал президента Беларуси, его заявление в случае реализации означает почти революцию в экономической политике государства.

Однако это сообщение белорусского премьера вызвало скептическую реакцию в России. Забавно, что представители компании «Роснефть» и «СИБУР» сразу же опровергли эту информацию и заявили, что никаких подобных переговоров не ведут. Одновременно было объявлено, что решение о приватизации «Белтрансгаза» «Газпромом» переносится на осень.

Судя по всему, белорусские власти разыгрывают дешевый спектакль, затеяли свою привычную игру в подкидного дурака. Известная тактика: все обещать, заверять, клятвенно бить кулаком себя в грудь, подписывать все необходимые документы и… ничего не выполнять. Или выполнять наполовину. Дескать, мы за приватизацию всей душой, но только пусть претенденты на наше «фамильное серебро» выполнят некоторые наши требования. Раньше А. Лукашенко неоднократно заявлял, что для покупки белорусских предприятий инвестор должен выполнить 25 условий. Кроме больших денег, сохранения трудового коллектива, социальной инфраструктуры, иногда требовалось еще строительство ледового дворца. На таких условиях в современном мире предприятия не приватизируют.

В данном случае белорусские власти придумали продажу с нагрузкой. Это когда в дополнение к продукции, пользующейся большим спросом, привязывается неликвидный товар, и все продается в одном пакете. Например, в нагрузку к новополоцкому НПЗ «Нафтан» дали завод «Полимир». А ОАО «Гродно Азот» объединили с ОАО «Гродно Химволокно». «Белтрансгаз» продается в пакете с низкими ценами на газ в следующие несколько лет.

Все дело в том, что у белорусского лидера присутствует какой-то экзистенциальный, почти мистический страх перед приватизацией. Он убежден, что полный контроль над экономикой — это не­отъем­лемый элемент, обязательное условие абсолютной власти. А ручное управление экономическим комплексом возможно только при доминировании государственной собственности. Если вождь не может отдавать команды директорам предприятий, руководителям банков, то какой же он суверен?

Безусловно, этот страх имеет вполне рациональное объяснение. Госсобственность позволяет руководству государства осуществлять контроль над трудовыми коллективами, реализовывать политическое господство. А приватизация разрушает целостность экономической и политической системы, выводит ее из равновесия.

С другой стороны, белорусским властям очень нужна валюта. Это тоже вопрос выживания. Поэтому какие-то предприятия можно было бы и продать. Например, такие, которые нет смысла сохранять в руках государства. Так, с построением Россией обходного газопровода «Северный поток» газотранспортная система «Белтрансгаз» может оказаться без газа. И кому нужны пустые трубы? Сейчас за них еще можно получить $2,5 млрд. А вот через год-два, когда будет построен еще и «Южный поток», цена их упадет. Как упала цена на НПЗ, которые сейчас работают с отрицательной рентабельностью.

Но политическое руководство Беларуси хочет так продать госпредприятия, чтобы и живую валюту получить, и в то же время сохранить над ними полный контроль. Чтобы новый собственник отвечал за хозяйственные результаты и одновременно давал властям деньги на уборочную и посевную. Чтобы не поддерживал оппозицию и гнал своих сотрудников на досрочное голосование. Чтобы поменять, ничего по существу не меняя.

Увы, в случае с российскими олигархами ничего этого не получится. Ибо у этих олигархов уже есть свой хозяин. И сидит он в другой столице. Нетрудно догадаться, чьи указания будут выполнять новые собственники. По праву «первой руки». В этом — принципиальное отличие российского капитала от, скажем, европейского.

Политическое руководство Беларуси это понимает. Поэтому и пытается маневрировать, блефовать. Именно так и надо понимать заявление М. Мясниковича в Москве. А переговоры или их имитация могут идти еще долго. Во всяком случае, до очередного транша. А там, как в той притче о Ходже Насреддине, либо ишак сдохнет, либо шах умрет. Либо предвыборная кампания в России начнется, и в Москве будет уже не до Беларуси.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ

Обновлено 01.08.2011 17:05
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов