ИНОГДА ОНИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ PDF Печать E-mail
19.03.2012 08:52

Karbalevich-columnВ России закончились самые драматические президентские выборы с 1996 года. Местоблюститель Д. Медведев уступает свой пост реальному властителю РФ. СМИ говорят о возвращении В. Путина, хотя можно считать, что он никуда и не уходил.

Бессмысленная чернь изменчива, мятежна, суеверна,

Легко пустой надежде предана,

Мгновенному внушению послушна,

Для истины глуха и равнодушна,

А баснями питается она.

А. С. Пушкин

Две избирательные кампании (парламентская и президентская), взбудоражившие Россию, дали основание для совершенно разных, иногда противоположных оценок их политических и исторических последствий. Оптимисты акцентируют внимание на том, что российское общество пришло в движение. Главный двигатель перемен — нарождающийся средний класс, который и прежде был недоволен авторитарным застоем, благодаря интернету вышел из кухонь и заявил о себе как о реальном субъекте политики.

Произошла десакрализация власти. Четыре года назад партией «Единая Россия» В Путину было присвоено звание «общенационального лидера». Это должно было означать, что он уже не человек, а символ. Его имя, как любое национальное достояние, священно и неприкосновенно, оно не подлежит критике. В ходе прошедшей избирательной кампании этот образ стал сдуваться прямо на глазах. В. Путин вынужден был оправдываться и защищаться. Сам факт, что он набрал только чуть больше половины голосов, говорит о развенчании этого образа. Ибо отец нации не может получать какие-то жалкие 50-60%.

Под воздействием массовых протестов В. Путин и Д. Медведев пообещали политические реформы. Принципиальное отличие России от Беларуси состоит в том, что там голоса на выборах считают.

Пессимисты же акцентируют внимание на том, что и на думских, и на президентских выборах российские власти допустили к их участию только те партии и тех кандидатов, которые их устраивали и не представляли опасности. При таком раскладе можно установить прозрачные урны и считать голоса. Как и в Беларуси, в России оппозицию на улицах арестовывают, бьют, разгоняют.

В. Путин реально получил поддержку большинства. Выводы независимых наблюдателей, социологические опросы показывают, что фальсификации составили около 10%. Иначе говоря, российское общество не созрело для перемен. Как и А. Лукашенко, российский лидер в ходе избирательной кампании агитировал за стабильность, а врагом был объявлен Запад.

А главной альтернативой В. Путину стал лидер коммунистов Г. Зюганов, получивший 17% голосов. Кстати, и на думских выборах КПРФ заняла второе место. Такая альтернатива вряд ли вдохновляет. Цивилизационная матрица, культурный код держит Россию в цепких объятиях прошлого.

Когда-то русские славянофилы, отстаивая идею монархии, утверждали, что лучше, чтобы один человек был замаран властью, всегда греховной и грязной, чем весь народ. Но в ХХI веке долгое пребывание у кормила управления государством одного политика не несет ничего хорошего ни одной стране. Это правило не знает исключений, будь то Египет, Ливия, Сирия, Беларусь или Россия.

В этом смысле надежды на российскую модернизацию, на возможность вырваться из сырьевого проклятия весьма призрачны. Ибо гармоничное развитие вровень с веком, адекватные ответы на исторические вызовы противоречат самой природе несменяемой авторитарной власти. В отсутствие реальной конкуренции она теряет способность учитывать угрозы и риски, вес и значение событий.

Президентские выборы показали, что российское общество такое же расколотое, как и белорусское. Как и в Беларуси, В. Путин и государственная пропаганда объявили оппозицию «пятой колонной», а людей, собирающихся на Болотной площади, купленными на западные деньги.

Так что позитивных импульсов из России для Беларуси ждать не приходится.

По давней традиции, берущей начало еще со времен Б. Ельцина, во время российской избирательной кампании отношения Беларуси и России улучшились. Москва отказалась от своих решений 2007 года о переходе на рыночные отношения с нашей страной, вернулась к масштабным субсидиям белорусской экономики. Благодаря льготным ценам на нефть и газ, Беларусь в этом году получит дополнительно по разным оценкам $3-4 млрд. Плюс $10 млрд кредитов на строительство АЭС в ближайшие годы.

Причем, это сближение произошло на платформе противостояния Западу. Не случайно самый острый за последние 14 лет (со времен «дроздовской истории») дипломатический конфликт Беларуси с ЕС случился в момент, когда антизападная истерия в избирательной кампании В. Путина достигла своей кульминации. Давно уже Минск не имел такой активной поддержки Москвы в своей войне с Евросоюзом. Сначала было озвучено заявление премьеров Беларуси, России и Казахстана с осуждением европейских санкций в отношении нашей страны. Затем появилась аналогичная реакция МИД РФ. При том что никаких особых санкций в последнее время ЕС не вводил. Это свидетельствует о том, что Москва создает над Минском полновесную дипломатическую крышу.

В результате в последние четыре месяца одновекторность внешней политики Беларуси, ее зависимость от России приобрела просто гипертрофированные масштабы. А. Лукашенко, как и в первые десять лет своего правления, сложил все яйца в одно лукошко.

Сейчас все задаются вопросом: что будет после выборов? Сохранится ли эта белорусско-российская идиллия с возвращением В. Путина на пост президента?

Большинство белорусских экспертов предсказывают, что, во-первых, Москва непременно предъявит А. Лукашенко счет, и он, находясь в безвыходной ситуации, будет вынужден его оплачивать, продавая наши госпредприятия российскому капиталу. А во-вторых, этот процесс будет сопровождаться постоянными конфликтами, которые периодически станут выплескиваться в публичную сферу.

Что касается конфликтов, то это непременный и неотъемлемый атрибут отношений между союзниками. Они и сейчас периодически происходят. Можно в качестве примера упомянуть требование России сократить поставки белорусской молочной продукции на российский рынок или затягивание с выделением очередного транша кредита Антикризисным фондом ЕврАзЭС.

Однако, на наш взгляд, заставить А. Лукашенко продавать госпредприятия будет не так просто. Ибо у России не так уж много рычагов давления. Главный из них — цены на газ и нефть — Москва утратила на ближайшие годы. Подписанные соглашения предусматривают льготные цены на энергоресурсы на несколько лет вперед.

Правда, выделение кредитов Антикризисным фондом ЕврАзЭС увязано с ежегодной приватизацией на сумму $ 2,5 млрд. Но объем кредита не такой уж большой. И к тому же сейчас потребность Беларуси во внешних заимствованиях не такая критическая, как в прошлом году.

Пока действует традиционная для белорусско-российских отношений схема: Москва поддерживает Минск исходя из геополитических, психологических соображений. Это оплата статуса союзника. И пока нет предпосылок для того, чтобы она в ближайшее время радикально поменялась.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ

Обновлено 27.03.2012 10:42
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов