ГОРДИЕВ УЗЕЛ PDF Печать E-mail
03.04.2012 11:22

Karbalevich-columnКогда 15 марта Верховный представитель по иностранным делам и политике безопасности Европейского союза Кэтрин Эштон потребовала от стран-членов ЕС вернуть послов в Минск в течение недели, казалось, что кульминация конфликта между Беларусью и Евросоюзом позади, обе стороны в кулуарах договорились о компромиссе.

Страсть к разрушению есть творческая страсть.

Михаил Бакунин

Судя по этому заявлению главы дипломатии Европейского союза, а также по решению Европарламента отложить принятие жесткой резолюции по белорусскому вопросу, Брюссель был готов к медленной, пошаговой разрядке отношений. От Минска требовалось совсем немного: хотя бы остановиться, не делать шаги, которые могли бы обострить конфликт, не подбрасывать новые поленья в горящий костер.

Но наше руководство поступило с точностью до наоборот. Список представителей оппозиции и гражданского общества, которым запрещен выезд из Беларуси, каждый день пополняется новыми жертвами этой белорусской охоты на ведьм. И едва ли не шок в европейских политических кругах вызвало сообщение о скороспешном расстреле Д. Коновалова и В. Ковалева. Это был вызов, демарш, демонстрация, большой кукиш Европе. И показан он был в самый кульминационный момент, когда в Брюсселе шли оживленные консультации по белорусскому вопросу, спор между противниками и сторонниками новых санкций. Исполнением смертного приговора официальный Минск положил увесистую гирю на эту колеблющуюся чашу весов, что и стало спусковым крючком нового этапа эскалации конфликта.

В этой ситуации у ЕС не осталось выбора, не было иного выхода, кроме введения новых санкций в отношении Беларуси. Любой другой вариант был бы потерей лица, престижа, самоуважения европейской дипломатии. Своими демонстративными действиями официальный Минск лишил аргументов противников санкций в ЕС. Даже Словения и Латвия, которые больше других стран сопротивлялись новым ограничительным мерам, были вынуждены согласиться.

23 марта министры иностранных дел 27 стран Евросоюза приняли решение расширить санкции против Беларуси. Запрет на въезд в государства ЕС и замораживание активов распространен еще на 12 человек, причастных к политическим репрессиям. Среди них два крупных бизнесмена, которые, как считают в Евросоюзе, финансово поддерживают политическое руководство Беларуси: Анатолий Тернавский и Юрий Чиж. Теперь санкции ЕС действуют уже в отношении 243 представителей белорусской правящей элиты.

Но самое важное в этих решениях — это не столько визовые ограничения на физических лиц. Хотя фамилия приближенного к президенту бизнесмена Ю. Чижа и стала предметом острого закулисного торга. Главным итогом заседания 23 марта в Брюсселе стал запрет на сотрудничество европейского бизнеса с 29 белорусскими компаниями.

Дело не в том, это эти санкции нанесут какой-то серьезный прямой урон белорусской экономике, бюджету, правящей команде. Ведь они не коснулись ведущих, системообразующих предприятий и фирм.

Но эти решения придают конфликту Беларуси и ЕС новое качество. До сих пор в этом черном списке Евросоюза было лишь три фирмы, принадлежащие бизнесмену В. Пефтиеву (санкции были введены летом 2011 года). Теперь санкции распространены на 29 компаний, принадлежащих тому же В. Пефтиеву, а также А Тернавскому и Ю. Чижу. Пусть эти ограничения носят и точечный характер, но сам факт их введения означает, что Евросоюз перешел некую принципиальную границу, психологическую черту, политический Рубикон. Отныне дискуссии и споры о том, нужно ли переходить к экономическим санкциям, остались в прошлом. Жребий брошен. После этого новые экономические санкции ЕС будет вводить психологически легче.

Есть и вторая сторона проблемы. Хотя непосредственный ущерб белорусской экономике будет минимальным, но негативное косвенное, опосредованное влияние будет значительным. Эти санкции — сигнал иностранному, а не только европейскому капиталу о том, что Беларусь стала зоной, рискованной для бизнеса. Предприниматели из-за рубежа будут с большей опаской относиться к инвестированию в нашу страну. Ведь если сейчас те белорусские компании, с которыми иностранные бизнесмены осуществляют совместные проекты, не подпали под действие санкций, то они могут попасть в список в следующий раз. И зачем рисковать?

А если еще чемпионат мира по хоккею 2014 года в Беларуси отменят… Много иностранного капитала сейчас вложено в строительство инфраструктуры по обслуживанию этого спортивного мероприятия (гостиницы и пр.). И что они будут делать с этими стройками? Существующие отели заполнены меньше, чем наполовину, ибо туристы в нашу страну не едут.

Важно обратить внимание, что бизнесмен Анатолий Тернавский, в отношении которого введены визовые и экономические санкции, является гражданином России. Т. е. ограничения распространяются на иностранцев, имеющих значительный бизнес в Беларуси. Теперь зарубежные коммерсанты много раз подумают, стоит ли вкладывать свои деньги в страну, которая может быстро превратиться в черную дыру для капитала.

Эта проблема имеет самое непосредственное отношение к вопросу о приватизации белорусских предприятий российскими компаниями. Можно предположить, что даже точечные европейские санкции уже сбили цену наших активов.

Интересен такой момент. Много писали о том, как европейские бизнесмены и политики, имеющие какие-то интересы в Беларуси, активно лоббировали в столицах своих стран и Брюсселе требования прекращения санкций. Но почему-то никто не слышал, чтобы бизнес требовал или просил белорусское руководство пойти на уступки. Наши союзы предпринимателей почему-то не хотят обратиться с предложением, дескать, Александр Григорьевич, да освободите вы наконец этих политзаключенных и не кошмарте нас. Они предпочитают апеллировать к Брюсселю. Это лишний раз доказывает, что в белорусской социальной модели даже люди, которых называют олигархами, не являются субъектами влияния на политические решения. А А. Лукашенко с легкостью готов пожертвовать их интересами и доходами ради сохранения образа сильного политика.

Итак, Минск и Брюссель встали на путь эскалации конфликта. Ни одна сторона не хочет уступать. ЕС твердо стоит на своем требовании освобождения и реабилитации политзаключенных. Только после этого он готов к отмене санкций. Отступление было бы для него проявлением слабости. Политики лишь в первом шаге имеют свободу действий, а все последующие ходы предопределены этими первоначальными действиями.

Официальный Минск тоже закусил удила и требует сначала отмены санкций, а только потом готов рассматривать вопрос об освобождении политзаключенных. В такой позиции больше психологии, чем рациональных мотивов. Хотя последние тоже присутствуют. Они состоят в том, что поддержка ЕС сейчас для руководства Беларуси не слишком важна. Все животрепещущие проблемы пока решаются в России.

В результате мы имеем дипломатический тупик, гордиев узел, который затягивается обеими сторонами все туже.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ

Обновлено 09.04.2012 08:19
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов