ЮБИЛЕЙ КАК ПОВОД PDF Печать E-mail
21.03.2010 17:11

Chehov_2Я всегда не любила юбилеи. До сих пор понять не могу, почему человек, которому исполнилось, скажем, шестьдесят девять лет, достоин почестей и теплых слов меньше, чем семидесятилетний? Однако реагировать на юбилейную дату — традиция и, похоже, ничего с этим не поделаешь.

Российское радио и телевидение твердят об этом во всевозможных доступных им контекстах. Вышло и практически распродано третье издание болезненно-подробной и детективно-захватывающей биографии А.П.Чехова, написанной английским русистом Дональдом Рейфилдом. Стильное московское издательство «Рипол классик» выпустило рассказ «Каштанка» с роскошными иллюстрациями знаменитого книжного графика Геннадия Спирина.

Для меня же юбилей Чехова не заканчивается никогда. Нет-нет да и перечитаю «Даму с собачкой», вновь очаруюсь изяществом прозы и скрытым, но волнующим эротизмом текста… В Минске же, нравится это кому-то или нет, где говорят и думают в основном по-русски, юбилей Чехова практически проигнорирован. Не считать же юбилейным мероприятием невнятную инсценировку чеховского рассказа «Свадьба» в театре имени Янки Купалы.

В Москве не спадает ажиотаж вокруг чеховской драматургии, впрочем, полноценен ли русский театр без его сакральных пяти пьес? Трудно оспорить тот факт, что писатель и драматург Чехов — часть фундамента, на котором устойчиво размещается современная мировая культура. И юбилей здесь ни при чем.

Режиссер Андрей Михалков-Кончаловский поспевал везде: боевики снимал в Голливуде, с помощью кинематографа исследовал проблемы советского социума. При этом его духовная связь с классикой всегда была ощутима. Ценители помнят экранизацию тургеневского «Дворянского гнезда», шумный, восторженный резонанс от экранизации гомеровской «Одиссеи».

Сегодня с заметным успехом в Московском театре имени Моссовета идет чеховский «Дядя Ваня» в его постановке и сценографии. Почему Чехов и к юбилею ли эта постановка? Думаю, что да, но лишь отчасти. Андрей Михалков-Кончаловский так поясняет свое обращение к Антону Павловичу: «Чехов как художник был способен увидеть и разглядеть жизнь так пристально, как никто другой в истории искусства».

Наверное, это естественное явление: чем человек проницательней и тоньше, тем больше он старается понять тех, кто рядом, обычных людей, не стремящихся к каким-либо подвигам, проще говоря, обывателей. От героических личностей, нестандартных людей Михалков-Кончаловский обращается к жизни чеховских персонажей. Чередой проходят сибаритствующая богема и скромные, непритязательные труженики российской провинции. Все они и каждый по-своему несчастны — и красавица Елена Андреевна Серебрякова, и ее муж, отставной профессор, и Соня, его дочь от первого брака и, наконец, их родственник, дядя Ваня. Режиссер, переосмыслив проблемы, в кругу которых пребывают герои пьесы, заключил для себя, что проблемы эти универсальны, вневременны. Весьма вероятно, что большинство из нас, зрителей, в той или иной степени сталкиваются с ними в своей жизни. Я поняла, что если переодеть героев «Дяди Вани» в джинсы, переобуть в мокасины, предложить отказаться от изысканного чеховского языка и высказываться попроще, то получилось бы жизнеописание наших современников. Работа знаменитого художника по костюмам Рустама Хамдамова, музыка, звучащая фоном, не менее знаменитого Эдуарда Артемьева — возвращают нас ко времени Чехова. Несколько неожиданным для меня был подбор актеров. Павел Деревянко, артист откровенно молодой, явно комедийного амплуа, все-таки не вполне дядя Ваня, которому по пьесе за сорок. Любимец публики Александр Домогаров предстал доктором Астровым, хотя по Чехову, мне кажется, Астров глубже и сложнее, чем у известного «разбивателя» женских сердец. Юлия Высоцкая же оказалась вполне на месте. Было любопытно наблюдать за тем, как подвижная, привлекательная актриса перевоплотилась на сцене в угловатую, некрасивую, с выражением всей мировой скорби на лице девушку, страдающую от неразделенной любви.

Смотреть постановки пьес Антона Павловича Чехова непросто. В них нет закрученной интриги, напряженного сюжета, действие развивается медленно: сидят люди, ведут бесконечные беседы. Далеко не каждому режиссеру удается сделать эти пьесы захватывающими. «Дядя Ваня» в постановке Михалкова-Кончаловского — живое, увлекательное действо. Незаметно пролетели почти три часа, проведенные в компании, где тонко, иронично шутили, обреченно жаловались на пошлость и однообразие жизни и ее несправедливость, наконец, безнадежно во что-то хорошее верили. Теперь скажите, не так ли происходит со всеми нами? За это мы и благодарны Антону Павловичу.

Анна Кручёных

Обновлено 28.03.2010 15:57
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов