НЕ ШОКОВАЯ ТЕРАПИЯ, А ИНТЕНСИВНАЯ PDF Печать E-mail
17.12.2009 00:31

terapiaАнтикризисная платформа Объединенных демократических сил дает шанс перестать быть нищими

Об этом говорят в рабочих курилках и на кухнях, в очередях и общественном транспорте. Сколько бы нас ни убеждали, что «жизнь стала лучше», люди верят только собственным кошелькам. А они в последнее время свидетельствуют о заметном падении благосостояния. Где же выход из сложившегося положения? Экономисты из Объединенных демократических сил Беларуси нашли его в своей антикризисной платформе. В чем ее суть? На этот и многие другие вопросы по нашей просьбе и попытались найти ответ доктор экономических наук, профессор Станислав Богданкевич, кандидат экономических наук, руководитель научного исследовательского центра Мизеса АЦ «Стратегия» Ярослав Романчук, а также любезно согласившийся быть их оппонентом доктор экономических наук, профессор Борис Желиба.

КРИЗИС «НЕ НАШ»?

— Помнится, в начале года официально у нас «кризиса не было». Однако не так давно акценты сменились, и всячески подчеркивается, что «кризис не наш». Насколько это опасно для экономики и есть ли здесь лукавство?

Борис Желиба: — Безусловно. Кризис нас не минул. Просто, он пришел несколько позже, чем, скажем, в Западную Европу. Как известно, родился кризис в США. В середине сентября мы «отпраздновали» его годовщину.

Почему в Беларусь кризис пришел позже? Потому что наш фондовый рынок не встроен в мировой, у нас нет своего интегрального индекса. Возможно, это и «породило» заявления официальных лиц насчет того, что кризис нас не коснется.

К сожалению, произошло наоборот. На мой взгляд, кризис пришел к нам через Россию. Как только тамошние банки сузили свою деятельность по кредитованию, это сразу же отразилось на финансовом секторе белорусской экономики. И самое главное — уменьшился спрос на нашу продукцию на российском рынке. Именно на него «завязаны» флагманы белорусской экономики (МТЗ, БелАЗ, МАЗ и т.д.). Экспорт в Россию составляет больше половины выпускаемой продукции. Отсюда и неполная рабочая неделя многих отечественных предприятий.

Кроме того, существенно пострадали и ведущие белорусские нефтеперерабатывающие предприятия (объемы уменьшились в 3 — 4 раза), и «Беларуськалий», где производство упало (и не может восстановиться) не менее чем в два раза.

Валютная выручка Беларуси сократилась вдвое. Сегодня можно с уверенностью констатировать, что без внешней кредитной поддержки нам не выжить. Долгие годы деньги нам давала Россия, а теперь — Международный валютный фонд. В этом и есть основная причина относительной стабильности (работает транспорт, магазины не пустые, ВВП почти не падает).

Поскольку сейчас решен вопрос с очередной траншей МВФ, я прогнозирую, что на полгода стабильность будет продлена. Но не более. Оптимистические заявления наших (и российских) официальных лиц, что мы «уже достигли дна и оттолкнемся», убежден, весьма преждевременны. Беларуси нужно думать о том, как жить дальше. Определенные меры предпринимаются, но основной остается ориентация на внешние заимствования. «Пересидеть» кризис можно, но ведь долги когда-то нужно отдавать...

Станислав Богданкевич: — У меня несколько иная точка зрения на кризис. На мой взгляд, кризис у нас начался давно, а унаследовали мы его от Советского Союза — неэффективная экономическая структура. Давайте вспомним, что у нас было в тот момент, когда Беларусь стала суверенной. Две трети производства — производство средств производства. Для населения, то есть белорусского народа, производилась только одна треть. Это, мягко говоря, ненормально. Структуру, совершенно непригодную для суверенного государства, правящая элита захотела сохранить. И, я бы сказал, небезуспешно. На длительное время она была как бы законсервирована.

Когда говорю, что кризис у нас носит национальный, глубинный характер, я подтверждаю это цифрами национальной статистики и бухгалтерского учета. Скажем, в 2006 году половина предприятий из-за низкой эффективности сидели на кредитной игле. Внутренний долг (задолженность экономики перед банками) вырос на 157%, а валовой внешний продукт — только на 8 — 10%. Подобное не может быть нормальным. Это и есть кризис. То есть мы жили не по средствам, а в долг.

Возьмем 2007 год. Льготные цены на газ, больше трех миллиардов долларов российской безвозмездной помощи по ценам на другие энергоносители. И что мы имеем? Дефицит счета текущих операций вырос по сравнению с годом предыдущим в два раза! За один год! Отрицательное внешнеторговое сальдо достигло 4,4 миллиарда долларов. Другими

словами, мы уже тогда (без кризиса) проедали больше, чем создавали сами. Совокупный внешний долг вырос в 1,8 раза на 5,7 миллиарда долларов. Это еще до официального, западного кризиса. Это что? Это глубинный кризис нашей экономики.

И он сегодня продолжается. Мы по-прежнему живем за счет долгов. Внешних и внутренних. Люди получают зарплаты и несут их в банки, а государство направляет их на финансирование неэффективных проектов. Здесь я хочу сказать, что МВФ плохо разбирается в экономике. Оценивает белорусскую экономику исходя из глобального финансового кризиса и не видит внутренних, чисто белорусских проблем. Поэтому его программа действий так слаба. Убежден, главное, о чем должен, давая нам деньги, думать МВФ, не о том, чтобы пережить лихое время, а чтобы повысить эффективность белорусской экономики, провести в ней структурные преобразования, развить внутренний (малый и средний бизнес, сфера обслуживания и пр.) рынок.

Я впервые негативно высказываюсь в отношении МВФ. Цели у него, безусловно, правильные, деньги он дает хорошие, но понимание истоков нашего кризиса у них очень слабое.

Ярослав Романчук: — Там просто другие намерения.

Официальные власти самим фактом создания антикризисного штаба и назначением Прокоповича и Анфимова на разработку нового бюджета и новых направлений де-факто признали наличие кризиса.

Если у вас нет компьютера, то всякие компьютерные вирусы вам не грозят. Когда начали рушиться мировые финансовые рынки, мы сразу от этого не пострадали. Некоторые даже выдавали за благо то, что у нас нет «компьютеров», и ждали, пока до Беларуси дойдут последствия. Они дошли и еще доходят. Причем достаточно жестко. Падение валютной выручки превысило 40%.

Если экономику сравнить с сосудом, где из одного горлышка выливается жидкость, а в другое что-то вливается, то мы увидим, за счет чего компенсируется «течь». Потери стали гораздо больше приобретений. Последние происходят исключительно за счет кредитов МВФ, того, что дает Национальный банк и «находят» другие банки. Это и позволяет делать вид, будто ничего не происходит. При этом внешние долги увеличились более чем на 60%, а банкиры говорят, что дефицит ликвидности сегодня составляет 19 триллионов рублей. Они просят их у Нацбанка, а там понимают, что если дополнительно напечатать такую денежную массу, то инфляция будет не 15%, а все 40 — 50%. Чего и не дает делать МВФ.

Полностью согласен с профессором Богданкевичем. Международный валютный фонд сегодня является некой (есть такой термин) моральной угрозой, то есть создает завышенные ожидания. Не Минский офис, конечно, а Вашингтонский. Именно там говорят, что в следующем году мировая экономика будет расти на 3 — 3,5%, рецессия уже закончилась, все будет замечательно.

Точно такой же позиции придерживается и наша власть. Кризис она «придушила» кредитами и уже в следующем году планирует выйти на траекторию роста 10 — 12%. На самом же деле ничего подобного не произойдет. Люди, которые были более-менее «вменяемыми» насчет реформ, вдруг видят, что Лукашенко предлагает бюджет с названным ростом ВВП, в недоумении. И это при том, что никто белорусской продукции в большем объеме покупать не собирается. Ни Россия, ни Украина, ни ЕС. Везде в связи с кризисом устойчивый минус. Никто не собирается выдавать больше кредитов, кроме уже намеченных.

Недавно Лукашенко сказал сам, что «вы меня уговорили продавать на экспорт ниже себестоимости», чтобы таким образом сохранить рынки. Надежда была на то, что наша доля там увеличится и будет больше валютных поступлений. Увы, этого не произошло. И власть компенсировала свои потери за счет наших с вами кошельков. За то белорусское, что продается за границей, внутри Беларуси мы переплачиваем до 30%. Разве это не аморально?

ПЛАТФОРМА ОДС

— Представьте, что я — рабочий тракторного завода, который после смены вышел через проходную. Убедите меня, что нужно голосовать именно за вашу платформу.

С.Б.: — Наша платформа, как правильно говорит Александр Григорьевич Лукашенко, идет от жизни. Мы хорошо видим проблемы, которые созданы в белорусской экономике — низкая производительность, огромная энерго- и материалоемкость, невысокая эффективность, наличие убыточного балласта, искусственное сохранение рабочих мест (лишь бы не было социальных волнений). Отсюда и наши предложения. К слову, они учитываются сегодняшним правительством. Остановлюсь лишь на том, что оно умышленно «не замечает».

Первое. Нужно изменить экономическую модель и отказаться от административно-командного руководства. Не нужно доводить до предприятий валовые целевые показатели. Это ведет к увеличению отчетности, а значит, к постоянному росту числа чиновников. Как будто само руководство субъекта хозяйствования не заинтересовано производить больше, лучше и повышать людям зарплату. Мы предлагаем не улучшать эту модель, а отказаться от нее. Необходимо срочно произвести разгосударствление всех унитарных государственных предприятий.

Правительство видит те же проблемы, но оно почти ничего не делает. В течение трех лет намечено свыше 500 предприятий перевести в акционерную форму собственности, а затем произвести приватизацию. Медленно!

Мы предлагаем более кардинально избавляться от убыточного балласта. Подсчитано, что 19 триллионов рублей бюджетных денег идет на поддержание рабочих мест в убыточном производстве. Ровно столько мы можем легко сэкономить и поддержать тех временных безработных, которые ищут новые эффективные (их надо создавать) рабочие места.

Необходимо отказаться от администрирования ценообразования. Да, правительство делает в этом направлении шаги, но ведь это те идеи, которые мы уже 10 лет предлагаем.

Кроме того, следует освободить бизнес и хозяйственную деятельность от административной опеки в виде государственного контроля. Прошло уже 15 лет, как мы впервые обозначили эту проблему. К слову, сегодня это осознал и Лукашенко. Издал указ, где на первые два года после регистрации (мы предлагали 3 года) малый и средний бизнес будет освобожден от надзора.

Мы постоянно настаиваем на необходимости многократного сокращения налоговой нагрузки. Речь о 6 миллиардах рублей. Правительство также осознает этот путь, и уже в текущем году сократило налогообложение на 11 триллионов.

Мы предлагаем повысить пособие по безработице. Смешно слушать тех, кто утверждает, будто неоткуда взять деньги. О 19 триллионах, которые идут на поддержку неэффективного производства, я уже говорил, но есть и другие способы решения данной проблемы. На мой взгляд, ради повышения производительности труда и повышения эффективности экономики можно допустить дефицит бюджета. Во имя будущего.

Пособие по безработице у нас сегодня всего 43 тысячи рублей, то есть 16 долларов. Я специально выписал из «Свободных новостей плюс», какие деньги безработным платят в других странах. Украина — 82 доллара, Молдова — 81, Казахстан — 91. В России пособие по безработице составляет 158 долларов. Сравните сами. Сохраняя липовые рабочие места, где работают только несколько дней в неделю, гробят предприятия. Таких «неполных» уже 327 тысяч человек — свыше 9% от всего списочного состава.

Налоги необходимо не только сократить, но и упростить. Мы пишем об этом уже 15 лет. Не изымайте все деньги у предприятий в бюджет, оставьте средства для технического перевооружения — как горохом об стенку.

Я.Р.: — Только несколько цифр.

Мы против того, чтобы 70% добавленной стоимости забирало государство. Наоборот, на уровне предприятий и людей нужно оставить еще больше — 80%. Аргументация очень простая — государ
ство показало себя неэффективным инвестором, что убедительно подтвердил Лукашенко, посещая «Интеграл», когда сказал про 300 миллионов долгов. Дескать, «кормили» 10 лет, а на выходе получили ноль. Технологически все даже очень смешно: в декабре прошлого года начали производить изделия в 0,35 микрон, а в мире уже 0,06 — 0,09 микрон. То есть достижением считается то, что еще 20 лет назад было весьма средним показателем. Сохраняя старые технологии, мы сохраняем то, что давным-давно никому не нужно.

Далее. Есть методика расчета дня освобождения человека от государства, то есть когда он перестает платить налоги, оплачивать бюрократию и, в конце концов, начинает работать только на себя. В Беларуси нужно работать 258 дней в году на государство — 71% календарного времени. С 1 января до 16 сентября. Получается, что мы восемь с половиной месяцев «корячимся» на «дядю». Во всех странах ЕС эти показатели гораздо лучше. В Ирландии — до 15 июня, в Словакии — до 20 июня, в Чехии — до 11 июля, в Польше — до 14 июля, в Германии — до 22 июля. Это говорит, что виновником кризиса является не капитализм, а непомерное увеличение роли в нашей жизни государства.

В нашей платформе использованы очень простые вещи. «Не кошмарить» бизнес. Вместо сложнейшей системы налогообложения ввести «плоские» шкалы (есть хороший опыт Словакии, Грузии, Эстонии). Дать свободу человеку, а не свободу чиновнику (они сегодня подотчетны только своему начальству). В Беларуси должны быть мировые цены, тогда все будет стоить меньше минимум на 30%. Когда одно белорусское яблоко по цене эквивалентно килограмму яблок польских, когда белорусская марлевая повязка в 5 раз дороже импортной, а пакет для обыкновенного мусора по цене в два раза выше российского, это говорит о том, что наши предприятия в этой системе координат нормально работать не могут.

Вопрос не в том, чтобы что-то произвести, а в том, чтобы это было дешевле, качественней, технологичней. Получается, что, покупая в России дорожающие энергоносители, мы закачиваем их в наше производство и пускаем его в никчемные «дыры». Это 6 триллионов рублей, которые «заморожены» на складах. 5 миллиардов долларов, «зависших» на стройках. «Закачивая» средства в жилье, мы готовим тот мыльный пузырь, который в случае отсутствия банковской поддержки обязательно лопнет.

Наша платформа не предлагает шоковой терапии, мы за терапию интенсивную. Это принципиальная разница с тем, что было в некоторых других странах.

«ВНИЗ» НИЧЕГО НЕ ДОХОДИТ

— А если быть скептиком, Борис Николаевич?

Б.Ж.: — Скептиком не был никогда. В одной из статей я писал, что в целом с платформой, которую выдвинули ОДС, по основным позициям согласен, но выскажу несколько замечаний, на которых и могу остановиться.

Одно из них по налогообложению. Возможно, я в каком-то смысле консерватор и не всегда принимаю суперреволюционные изменения — несколько налогов заменить одним. В других странах налоговая нагрузка тоже довольно высокая, и подоходный налог там тоже не маленький. Конечно, я соглашусь, что в наших условиях нужно идти на их снижение, что потихоньку и делает правительство. Направление выбрано верное, но производители сами говорят, что налогов стало меньше, но общая налоговая нагрузка очень тяжела.

В то же время, нужно учитывать последствия тех или иных шагов. Убрать налоги несложно. И любой учебник по экономике говорит, что чем ниже налоговая нагрузка, тем больше у производителей накоплений. Это позволяет быстрее расширять производство, увеличивается выпуск товаров, растет налоговое поле. И при меньших налоговых ставках общая масса поступлений в бюджет увеличивается. Но на это нужно время. Когда убираешь тот или иной налог, уже завтра нужно найти «компенсаторы». Были деньги и — исчезли. Поэтому нужно предусмотреть, где найти то, что на первых порах может компенсировать потери. Чтобы не было обвалов в бюджете.

Что касается пособия по безработице. Конечно, оно у нас позорно низкое. Почему за него держатся? Наверное, для придания картины искусственного благополучия. Официально у нас 1 — 0,9% безработных. На самом деле их гораздо больше. Просто люди за этими «копейками» обращаться в службы занятости не хотят, ищут работу совершенно другими способами.

Конечно же, его нужно повышать. Но не сразу. А шаг за шагом. Если же сразу пособие по безработице повысить в несколько раз, то наши халявщики-иждивенцы сразу же бросятся в службы занятости за деньгами и создадут там определенный хаос.

В антикризисной платформе правильно сказано, что стиль руководства у нас остается прежним, то есть командно-административным. В некотором смысле МВФ, который вместо России начал поддерживать нашу экономику, его действительно консервирует. И невольно задумываешься — а не вредит ли он? Хотя многое из того, что предлагает Международный валютный фонд, на мой взгляд, правильно. И создание агентства по приватизации, и финансового агентства по развитию, на которое нужно перегрузить кредитные государственные программы, которые чреваты невозвратом или просроченностью долгов.

Как и хотел МВФ, сейчас у нас зарплата бюджетников не повышается. Идет, конечно, экономия бюджета, но вместе с тем количество управленческого аппарата, особенно государственного, сегодня непосильно для нашей экономики. Нужны серьезные изменения.

Когда оцениваешь все происходящее, то видишь: правительство что-то предпринимает, но «вниз» ничего не доходит.

Хочу спрогнозировать последствия. Ну сократишь ты много квалифицированных работников, а куда деть этих людей? Как учит теория экономики, в таких случаях их поглотит частный сектор, который должен свободно развиваться. Чего у нас нет. Следовательно, «лишних» людей он не проглотит. Тогда люди, как отметил профессор Богданкевич, действительно выйдут на улицы.

Власть этого боится, и понять ее здесь можно. Но нужно что-то все-таки делать. Развивать частный сектор и проводить сокращение нематериального сектора нашей экономики.

БУДЕТ НЕ ДО ТЕОРИЙ

— Антикризисная платформа разрабатывалась до того, как мы начали создавать таможенный союз. Что-нибудь изменилось?

Я.Р.: — Стало хуже. Во всех документах мы ставим вопрос о том, что нам не нужны имитации рыночных реформ, не нужна политика, которая направлена на сохранение старой структуры неэффективных отношений с разными странами. Лукашенко сам говорил о диверсификации и называл подписанные документы таможенного союза всего лишь акцией информационного пиара, поскольку даже руководители стран признали, что «нечто» будет создано только с 1 июля 2010 года.

Между Россией и Беларусью есть таможенный союз, такой же есть и у России с Казахстаном. Мы все в ЕвраЗЭС, СНГ и т.д. В созданных новообразованиях можно даже запутаться, и все они не работают. Казахстан по качеству таможенного законодательства на 181-м месте из 183 и является одной из самых закрытых стран мира. Россия занимает место в районе 150, Беларусь — 129. Когда три протекциониста, которые защищают свои рынки, собираются что-то создавать и при этом говорят лишь о некоторых сферах (Беларусь интересуют только нефть и газ, Казахстан — деньги, а Россию — влияние на общих рынках и претензии на часть наднациональных полномочий), то не может получиться ничего путного по определению. Это исключительно политический проект.

По большому счету, с 1 января следующего года ничего существенного не произойдет. Это на Западе договоры что-то значат, а для нас — очередная бумажка.

Вспомните, когда была встреча с литовским президентом Далей Грибаускайте? Верно, в середине сентября. Тогда был подписан договор об отмене в пограничной зоне виз. Их отменили? Нет.

С Украиной недавно подписан договор о границе, но, как говорится, воз и ныне там.

То же самое хотят сделать и с «Восточным партнерством». Дескать, вы нам — деньги, мы вам — обещания. Европейцы так не работают. Там привыкли уважать своих партнеров и относиться ко всему ответственно.

Б.Ж.: — В отличие от Ярослава, я смотрю на этот вопрос гораздо серьезней. Прежде всего, потому что нам «светит» повышение пошлин на ввозимые иномарки.

Я.Р.: — Первого января ничего не произойдет.

Б.Ж.: — Подтверждаю. Я общаюсь с теми, кто это должен делать. Они говорят, что на все нужно минимум полгода, а им пока еще никто ничего не говорил. Поэтому я спокойно машину еще не покупаю.

Но потом они вполне могут повыситься. Достигнут российского уровня, возможно, в несколько этапов. И мы будем защищать российский автопром, не имея своих автомобилей. Так что я не могу сказать, что это чисто «теоретический» союз. Когда он ударит по карману населения, то будет не до теорий…
Обновлено 17.12.2009 00:37
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов