ЛЕОНИД ЗАИКО: «БЕЛАРУСЬ ПЕРЕЕХАЛА ИЗ ТРЕХ-КОМНАТНОЙ КВАРТИРЫ В ОДНО-КОМНАТНУЮ» PDF Печать E-mail
29.11.2011 11:31

Zaiko_142Известный экономист проанализировал ошибки Нацбанка и правительства, которые, по его мнению, стоили каждому белорусу 3 тысячи долларов и привели к троекратному обеднению.

— Можно ли сказать, что Беларусь начала принимать меры для выхода из кризиса? По моему мнению, мы продолжаем опускаться все глубже и глубже…

— Я бы вообще не стал употреблять в отношении нашей ситуации такое сильное выражение, как «валютный кризис». По моему мнению, это обычный тупик монетарной политики. Население, конечно, воспринимает то, что происходит, как кризис. А на самом деле мы преодолеваем самый обычный непрофессионализм, который наблюдался с начала года. Практически не обеспечивалось равновесие между денежными потоками. Брать на себя решение боялись все. Александр Лукашенко сказал, чтобы в Нацбанке все решали сами. И эта полная свобода оказалась абсолютно беспомощной. Цена вопроса: 3-разовое снижение уровня жизни белорусов. Получается, руководство, власти, Нацбанк хорошо подучились за последние полгода за наши деньги. А говорить об оздоровлении всей денежной системы пока что рано.

— Руководитель миссии МВФ в Беларуси Крис Джарвис, рассуждая о перспективах реформ в нашей стране, сказал, что они обязательно должны быть одобрены президентом. Так что я бы не говорил так уверенно насчет того, что наши монетарные власти обладают свободой действия…

— В любой стране команда руководителей из правительства и национального банка, если они профессионалы, сумеют убедить кого угодно. Даже Бога. Я знаю, что Александра Лукашенко можно убедить профессионально. Это я знаю из личного опыта. Но если люди боятся потерять должность, получается то, что случилось у нас в последние месяцы.

Насчет МВФ, реформ и кредитов. Сегодня сама концептуализация реформ стала другой. Наша страна сосредоточилась на концепции социально ориентированной экономики, и это принесло нам большие потери. Какая социально ориентированная экономика, когда правительство за полгода в 3 раза уменьшило достаток населения? Это все равно, что страна из трехкомнатной квартиры переехала в однокомнатную. Ну кто ответит, что это такое — белорусская социально ориентированная экономика?

— Власти пытаются смягчить падение. Повышаются пенсии, стипендии, например…

— Беларусь жила не по средствам. Средняя зарплата у нас в конце прошлого года должна была быть 250 — 300 долларов, но когда я писал об этом, в меня, как говорят, бросали камни. Мол, ну ты не патриот, мы должны по 700—800 долларов получать! Ну вот, получили.

Сегодня нельзя проводить индексацию зарплат, нельзя другими способами вбрасывать деньги в потребительский сектор. Это опять ведет к «собесу»… Вот одна цифра: в советские времена 50% белорусов получали социальные трансферты. Эта цифра сохранилась до наших дней. А так жить нельзя! Самый простой вариант: решить, что в стране будет поддержка для 15% населения. Остальные 85% — летайте, плавайте, создавайте предприятия. Создавайте свой бизнес, а потом покупайте яхты! Нужен драйв. Это важнее, чем реформы. Но это потеряно.

— Мне кажется, что драйв мог бы прийти вместе с началом приватизации.

— У нашего национального капитала 2/3 активов потеряно. Для кого делать приватизацию, для иностранцев?

— То есть приватизация в наших условиях была бы, скорее, ошибкой?

— Во-первых, в Беларуси потеряла в цене рабочая сила. Она сейчас в 4 раза дешевле, чем в России, и в 2 раза дешевле, чем в Казахстане. Мы имеем дело со страной, которая потеряла 2/3 ВВП в долларовом эквиваленте, страной, где прошла декапитализация, страной, где 2/3 своих активов потерял национальный бизнес... Население в приватизации участвовать не может. Ну, «Белтрансгаз», естественно, нужно продать, потому что он нам не нужен. Россия с немцами сделали Nord stream, все наши трубы — это просто так. Я, правда, не понимаю, зачем 2,5 миллиарда долларов, которые мы можем за «Белтрансгаз» получить, помещать в золотовалютные резервы. Это же 10 автомобильных заводов, которые мы могли бы построить и потом забрасывать Казахстан, Узбекистан, Туркменистан автомобилями. Какими угодно, хотя бы Е-мобилями. Если Беларусь не создаст национальный капитал, нам будет суждено стать наемными работниками.

— Кстати, можно ли оценить потери, которые белорусская экономика понесла из-за нежелания принимать решительные меры и откладывание девальвации?

— Очень легко. Раньше, при курсе доллара в 3 тысячи, наш валовой внутренний продукт доходил до $60 миллиардов. А теперь курс упал почти в 3 раза, и наш ВВП может быть на уровне $20 миллиардов. К концу года что-нибудь еще докрутится, поэтому немного добавим. В итоге сумма потерь может быть около 30 миллиардов долларов. Это и есть потери от всех аспектов неуспешно проведенной девальвации белорусского рубля и инфляции, которая прогрессирует на этой основе.

Теперь по населению. В начале года, согласно с решением Всебелорусского собрания, люди в Беларуси получали среднюю зарплату в $500. Сегодня зарплата — 200 долларов. То есть на каждого работника потери составили по 300 долларов, или 3600 долларов за год. Если семья держала в банке 10 тысяч долларов в белорусских рублях, она потеряла практически 6 тысяч 600 долларов. Каждый может пересчитать. И бизнес потерял… Это все вкладывается в 30 миллиардов долларов, о которых мы говорили выше.

— Надежда Ермакова говорила также о психологических потерях, которые понесла белорусская экономика…

— Тут основные потери связаны с белорусским рублем. Каждая денежная единица в каждой стране выполняет 5 функций, среди которых очень важные — мера цен и средство сбережения. А мы доверие к белорусскому рублю опустили на самый низкий уровень. То есть он функцию меры цены на протяжении полугода вообще не выполнял… К тому же, мы допустили долларизацию экономики. А в условиях хождения более совершенных денежных единиц — долларов, евро — национальная валюта превращается в суррогат.

Доверие абсолютно подорвано. Обычно его восстанавливают или очень долго, или изменяя всю денежную политику. Я, например, уже долгое время говорю о том, что нам необходима деноминация. Еще один способ — постепенный переход к золотому стандарту. Не знаете, как? Спросите у китайцев, которые собираются переходить на золотой юань. Они всегда рады поделиться опытом.

— Рубль — не юань.

— Рубль уже фактически исчез, купить на него что-то вы не сможете. А вот если зачеркнем 4 ноля… Очень интересная вещь получится: хлеб будет стоить где-то 20 копеек. Десяток яиц — от 80 копеек до 1 рубля. Вареная колбаса — 2 — 2,5 рубля… Что это такое, как вы думаете?

— Советский Союз.

— Это СССР 1980-х годов. Все вернулось. Ну и зарплата будет 180—190 рублей… Хочется спросить у властей: что вы сделали за 30 лет? Ничего! Все как было в Советском Союзе, так и осталось… Поэтому, если перечислять потери, нельзя забывать и об этих потерянных 30 годах.

— Есть ли в Беларуси антикризисная команда, которая могла бы эффективно противостоять экономическим потрясениям?

— Потенциал есть. И я говорил Владимиру Макею, что в Беларуси необходимо создать «Команду 100», и мы можем найти молодых, но уже опытных людей для нее. Их много в бизнесе — хорошие специалисты, которые отлично себя чувствуют в практике. А что касается правительства, так тот же министр экономики у нас очень конструктивный. Поэтому команду можно было бы сделать.

— Но никто не сделал…

— Это еще одна наша проблема. Вот, посмотрите: у нас премьер-министр — это человек, который уже много поработал. Он устал, ему тяжело… Я давно знаю Михаила Владимировича, ему намного лучше было бы сейчас отдыхать на море, путешествовать… И госпоже Ермаковой, назначенной председателем Нацбанка, тоже тяжело. Потому что, если тебя учили тому, что такое бухгалтерский учет (а она стартовала с этой специальности), потом понять, что такое макроэкономика, когда ты уже сложился как профессионал и находишься на вершине карьеры, очень и очень трудно.

— Вы считаете, что Беларуси нужно резко взять курс на омоложение правительства и государственных органов?

— Не так все просто. В Беларуси наблюдается абсолютный кадровый застой. Даже когда молодой человек приходит работать в правительство — талантливый молодой человек, который хорошо окончил университет, получал высшие оценки, через полгода он превращается в рядового сотрудника какого-нибудь министерства. Серый взгляд, бессмысленные движения… Проблема в том, что в стране нет интереса к хорошей экономической теории. Те чиновники, которые сейчас в правительстве, изучали марксизм. Причем изучали его плохо. А что пришло на смену? Либерализм? Нет. Кейнсианство? Оно стихийное и есть. Социально-демократические экономические мнения? Тоже нет… Получился микс, этакий постмодерн. Экономисты, которые сидят в университетах, сначала боялись разговаривать, а теперь боятся думать.

— Тем не менее, наши чиновники очень часто говорят о том, что их решения выверены и просчитаны. Но ведь были ошибки, и немало…

— Принципиальной ошибкой, которая процветала последние 3 года, было желание держать обменный курс рубля на одном уровне. И это при дефиците торгового баланса в 10 миллиардов долларов за год! А в Беларуси обменный курс — это показатель работы всей экономики. Поэтому его нужно было девальвировать на 1,5 — 2% в месяц. А мы делали наоборот: брали кредиты на его поддержание. Более 3 миллиардов от МВФ… Теперь еще что-то хотят взять. Хватит! Никаких больше кредитов!

— Как белорусы могут воспользоваться девальвацией?

— Очень просто. Например, в Минске летом лежала редька по 24 тысячи. Было написано, что из Германии. Бабушки! Вы же конкурентки, вы всех этих немцев положите! А вот на неделе зашел в магазин. А там сливы. Из Италии. 12 тысяч 900 рублей за килограмм. Слушайте, я не помню, когда я ел итальянские сливы! Я купил их, принес домой и съел две штуки.

— А вот Надежда Ермакова призналась, что в продуктовые магазины почти не ходит, потому что работает и день, и ночь.

— Это плохо, когда люди, которые находятся в правительстве, не ходят по магазинам. Я, как экономист, советую всем, кто нас сейчас читает: сохраняйте чеки из тех стран, где вы бываете. Эта простая бытовая статистика позволяет нам более-менее реально представить, что происходит в нашей экономике. Но сейчас, я думаю, люди из высшего руководства будут более внимательно относиться к ценам.

— Сейчас экономисты рекомендуют переводить активы в белорусские рубли и вкладывать в банки. Можно ли доверять таким рекомендациям?

— Это правильно, и я рекомендовал своим знакомым банкирам такое поведение раньше, когда мы провели девальвацию с деноминацией. Можно заработать, если быстро конвертировать валюту в белорусские рубли и вложить в банк под большие проценты.

Я специально интересовался в одном банке буквально год назад, какой в Беларуси самый большой депозит. Мне ответили — 500 тысяч евро. Ну можно не 500 тысяч, можно 200 тысяч евро взять. Перекинуть в рубли, вложить и получать до 4% в месяц. Получили — и поменяли на евро, получили — и поменяли на доллары. Я думаю, что 4 — 5 месяцев так можно делать. А начинать, скорее всего, лучше в середине ноября.

Для сравнения: в Германии евро можно положить на депозит под 1,5 — 2%. А тут — почти 4% за месяц! Нужно договориться с кем-нибудь из богатых за границей, потому что, представьте, у немцев средний размер сбережений — 200 тысяч евро. Значит, ищем немецкую девушку. Договариваемся с ней и быстро вбрасываем сюда деньги. Если 200 тысяч евро найти, можно рублей почти на 5 тысяч евро в месяц получать. И 4 — 5 месяцев таким образом пожить, но дольше не рекомендую. И, естественно, такие операции хорошо делать, когда есть больше 100 тысяч долларов…

— Главное в этой бизнес-схеме — не пропустить момент, когда нужно срочно вывести свои рублевые активы из банка, перевести в валюту и вернуть их иностранному собственнику. Иначе можно потом за всю жизнь не рассчитаться… Короче, на кризисе можно заработать, и неплохо?

— В условиях кризиса всегда появляются новые, перспективные и динамичные экономические субъекты. Изменяется структура экономики. Поэтому я двумя руками за кризис. Они проходили всюду, как без них? Но что касается Беларуси, то, я думаю, мы в кризисе еще и не были.

— Вот и наши власти называют кризис временными проблемами.

— И ошибки никто не признал. А это было бы неплохо в плане возвращения доверия: чтобы вышел Мясникович, например, можно вместе с Ермаковой, и сказал бы: «Дорогие белорусы, мы напортачили. Мы абсолютно все провалили, мы вас, бабушки и дедушки, и все остальные, опустили в 3 раза. Простите нас, мы больше не будем».

Павел СВЕРДЛОВ, «Еврорадио»

Обновлено 13.12.2011 09:18
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов