ПАЛОМНИЧЕСТВО В СТОРОНУ ЗАХОДЯЩЕГО СОЛНЦА PDF Печать E-mail
06.03.2011 20:37

Praga_150(Продолжение. Начало в № 3 — 7, 2011 г. рубрика «Эксклюзив»)

Поначалу меня увлекали бесцельные блуждания по старой Праге. Я открывал для себя этот необыкновенный город и как неисправимый романтик мечтал: вот заживу здесь, как князь, в свободной стране!

Ан нет. Уже и последние, лучшие туфли свои истоптал по гранитным мостовым и тротуарам. Чем больше я по ним брожу, во мне, как-то даже неожиданно для самого себя, крепнет желание кому-нибудь здесь надавать по морде… Хотя бы Депутату, который выманил меня сюда, в чужой край, и оставил тут маяться без денег. Эту морду я точно как-нибудь заманю на мост да столкну во Влтаву.

Мои карманы почти пусты, и я питаюсь, как библейский аскет-отшельник: хлебом и яблоками. Иногда, правда, позволяю себе разнообразить этот скудный рацион дешевой колбасой.

…Я колешу по Праге, куда захочу. К моим услугам весь общественный транспорт города. Я еще ни разу не покупал «езденку», или билет на проезд.

Вот в трамвае меня тормозит контролер, суя под нос свой служебный жетон. Он проверяет подряд всех законопослушных чехов, которые с готовностью демонстрируют ему проездные документы. Подходит и ко мне. Я отрицательно верчу головой — у меня нет билета и я совершенно спокоен. Чеху это не нравится, он выдает мне целую тираду на чешском, из которой я понимаю только одно слово: «пенизы» (деньги).

— Пениз не мам, — нагло глядя ему прямо в глаза, заявляю я. — Мам прукас (удостоверение). — Я сую теперь уже ему под нос свою ксиву просителя международной охраны, выданную мне министерством ВНИТРО.

Он таращит на нее глаза...

— Еду до министерства, — добавляю для важности.

Чех досадливо машет рукой и идет шерстить более законопослушных пассажиров.

Едем дальше…

* * *

Вчера был на одном очень свободном радио, просто рвался пообщаться с «голосами». Да вот только эти «голоса» запрятались за полицейскими постами и ни с кем не хотят разговаривать.

«Голоса» хоть и здорово набили свои языки на болтовне, но как-то подсели последнее время. Никто их сейчас уже не слушает, во всяком случае так, как это было раньше: затаив дыхание, с верой и надеждой. Разливаются дешевой трепотней, в которую даже доверчивому простаку трудно поверить.

А «голосам» этого, представьте себе, совсем и не нужно!

Главная заморочка для нынешних «голосов» — это попасть в штатную обойму службы, получить приличный стабильный оклад, съемную квартиру и возможность отломить кусочек от какого-нибудь проекта.

Реальные же судьбы истинных борцов с коммунизмом во всех его ипостасях, людей, прошедших и милицейские застенки, и азилевские лагеря, никогда не интересовали говорунов, укрывшихся в здании с гордой вывеской «RADIO…».

Несколько знакомых мне лично, уважаемых людей, да и я сам пытались пробиться к «голосам», чтобы дать горячий материал для эфира. Но тщетно. Нас никто даже не выслушал, хотя бы для формы.

Разве не так, «голоса»?

* * *

Однако есть в Праге и конторы, которые как-то пытаются поддержать бедствующего тут беженца. Я направляюсь в одну из них под названием «ХАРИТАС». На мне старая майка и комнатные шлепанцы. По-чешски я еще не очень насобачился и, стоя перед волонтером благотворительной организации, красноречиво показываю на свои почти босые ноги, а потом поеживаюсь, изображая страх перед приближающимися осенними холодами.

Я чувствую себя немного униженным, оттого что мне приходится просить. Но во мне свой актерский и журналистский интерес. Я примеряю к себе новую роль независимо от критериев условных общественных оценок создавшейся ситуации.

Да он, похоже, тут видывал и не таких... Понимающе кивает мне головой, пытаясь подбодрить морально. Потом ведет меня в подвальный склад, где в горе тряпья я подбираю себе сильно поношенные, но еще крепкие кроссовки и ветровку ярко-красного цвета. Мне дают пакет, куда я запихиваю это бесплатное добро.

* * *

Сижу в скверике, посматриваю на часы и размышляю о своей жизни...

Напротив упитанный и выбритый мужчина лет этак сорока, в довольно приличном прикиде вытаскивает жирными пальцами из полиэтиленового пакета какие-то мясные ошметки и жадно поедает их.

Через какое-то время, насытившись, он растягивается здесь же, на скамейке, и негромко храпит. Что ни говори — это тоже элемент европейской свободы...

Я встаю и отправляюсь в центр.

Сегодня я встречаюсь с необыкновенной девчонкой, с которой познакомился два месяца назад в автобусе Минск — Прага. Она возвращалась от своего друга из Гродно, а я делал свою первую разведку в Чехию. Мы беседовали с ней всю дорогу и нам было очень интересно.

Юная, обворожительная красотка, студентка Барселонского филиала экономического университета, мечтающая стать бизнес-вумен, разбогатеть и купить собственный остров, где-нибудь в далекой Океании.

Русская сибирячка — то мягкая и веселая, то агрессивная и резкая.

Принцесса с надменным лицом и безупречной осанкой.

Мы встретились у конного святого Вацлава и гуляли по старой Праге три часа. Сначала присели на скамейку на Вацлавской площади, но наш разговор разгорался так медленно, словно это были сырые дрова.

Кляня ее, чопорную ломаку, жестко держащую дистанцию, я уже подумывал о том, как бы вежливо уйти, сославшись на занятость. И в то же время мне все больше не хотелось этого.

Поймав нужную паузу в разговоре, я ляпнул: «Хотите стать героиней романа?» В подтексте мне самому слышалось: «Хотите быть достойной Вечности?»

Она немного смутилась:

— Не знаю...

— А что вы знаете? — Мне так и хотелось поставить ее в тупик каким-нибудь умным вопросом, но ничего оригинального в голову не приходило.

А она была очень умна для двадцатилетней девушки, даже слишком, но здесь, перед этим ироничным интеллектуалом, как я думал о себе в третьем лице, выглядела все же смущенной и немного растерянной. А может быть, даже немножко смешной — студенткой в джинсах и бирюзовой блузке, пришедшей сдавать зачет профессору изящной словесности…

Я был счастлив рядом с ней, юной, полной надежд девушкой, доверчиво протянувшей мне, шарлатанствующему хироманту, свои ладошки для гадания.

И я, захлебываясь, вещал ей о том, что она родилась под счастливой звездой, желания ее сбудутся, что бы она ни делала и чем бы ни занималась…

Запомнившаяся мне прогулка в самой красивой столице мира! Я даже пообещал ей дать почитать мой последний роман, но, как оказалось, мы расстались с ней навсегда.

* * *

Начинать жизнь за границей с чистого листа — все равно, что идти снова в первый класс.

Но ребенку все помогают, заботятся о нем. А здесь все больше норовят пнуть и обмануть, да еще и насмехаются над твоими промахами. Несмотря на это, новая жизнь увлекает, ведь ты открываешь для себя постоянно новое: язык, традиции, культуру. А старая жизнь продолжает держать тебя в своих путах, из которых невозможно вырваться. И старые знакомцы-мерзавцы продолжают обманывать тебя….

Я этого Депутата знал до приезда сюда не один год, несколько раз он «нагревал» меня на родине, правда, по мелочам. Вообще, он всю свою жизнь только тем и занимался, что дурил людей.

Когда же над его головой дома стали сгущаться тучи и ему реально щемили хвост за его гнусные делишки, он свалил сюда — к покладистым чехам. Они-то наверняка и представить себе не могли, кому дали желтый паспорт международной охраны.

Депутат прикатил сюда с приличным капитальцем и был готов рвать на куски всех послабее, кто встречался у него на пути. Потому что это был не человек, это была трусливая и хитрая гиена.

Когда-то в молодости он отсидел и с тех времен как огня боялся тюрьмы. Чтобы заработать на хлеб с маслицем, он ухитрился открыть легальный бизнес, который был прост, подл и в то же время эффективен. Депутат давал десяток объявлений в рекламных русских газетах, рассчитанных на приезжих земляков. Депутат брался устраивать на работу мужчин: на стройках, на складах, в пекарнях. В Праге, во всей Чехии и за ее пределами.

Женщинам предлагал бордели, уборку фруктов, работу горничными в отелях.

Коммерсантам брался помочь взять кредит в банке, что, впрочем, и для чехов было весьма проблематичным.

Брался вести бракоразводные процессы и выбивать долги, оформлять виды на жительство и выдавать замуж за иностранцев.

От доверчивых простаков и простушек, желающих облегчить свои карманы, не было отбоя — только успевай отвечать на звонки и назначать встречи. За все обещанные услуги деньги требовал вперед, брал авансом, частями, а то и сразу, когда ему попадался в лапы слишком уж доверчивый лох. Когда облапошенные понимали, что их элементарно «кинули», и требовали встречи, подлец тут же менял телефон, благо в Чехии с этим нет возни.

Никто не знал, где он живет, приезжему человеку было практически невозможно прищемить хвост этому прощелыге.

А он изощрялся в новых и самых похабных видах обмана. Омерзительный развратник, весьма охочий до женских прелестей, брался устраивать браки девушек с богатыми иностранцами. С понтом предлагал им выйти замуж за лорда-англичанина или за богача-турка. На эту уловку особенно клевали стриптизерши и проститутки. Они по привычке расплачивались с похотливым козлом натурой. Подонок пользовал их, а потом тянул время, приправляя его все новыми обещаниями, пока дурехи не начинали понимать, что их банально провели.

Больше всего Депутату звонили те, кто искал работу. Переговоры велись примерно в таком ключе:

— Алло, я ищу работу...

— 500 крон — и будет тебе работа. Деньги вперед.

— А где надо работать?

— На Луне... Будешь платить?

— А подробней можно узнать?

— Нельзя. 500 крон — и получишь работу. Нет денег — больше не звони.

Те, которые приезжали в назначенное место и отдавали 500 крон, работы, конечно, не получали. Депутат всучивал им листок с телефоном какого-нибудь работодателя и быстренько смывался. И никаких гарантий.

Так Депутат дурил наших людей в Чехии уже три года и жил припеваючи. Даже счет в банке заимел.

Однако и на старуху бывает проруха.

Как-то он кинул нескольких непростых парней. Те выловили его и долго метелили во дворе дома, где он снимал квартиру. Вышибли почти все зубы. Новые он так потом и не вставил — пожалел денег.

Я помню, когда еще жил в обытовне на Страшницкой, слышал о том, как Депутат, заявившись туда, собрал с нескольких человек две тысячи крон и бесследно исчез. И я тогда сам был свидетелем разговора между двумя жильцами, потерявшими деньги. Они пили в моей комнате пиво и прикидывали, как прижучить мерзавца. Один из них, потерявший меньшую сумму, был не кровожаден:

— Подкараулить бы его да попинать хорошенько...

Второй, отдавший куда больше, взвинчивался до ярости:

— Э, нет... Я буду не просто пинать эту суку... Я все потроха распотрошу! Выжму из него всю деньгу!

— А как это сделать? — резонно спрашивал первый. — Мы даже не знаем, где живет эта падла...

* * *

Да что там Депутат... Так, мелочь пузатая. Больше всех приезжий народ обманывали так называемые «клиенты» — посредники на стройках, которые заключали договора с чехами, набирали рабочих и жировали за их счет.

«Клиенты» месяцами тянули с оплатой, а бывало, и вовсе ничего не платили работягам. Были и такие «клиенты», которые имели по 500 рабочих.

Алексей КУЗНЕЦОВ

(Продолжение следует.)

Обновлено 13.03.2011 22:19
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов