ПАЛОМНИЧЕСТВО В СТОРОНУ ЗАХОДЯЩЕГО СОЛНЦА PDF Печать E-mail
13.03.2011 22:18

Praga_150(Продолжение. Начало в №3 — 8. Рубрика «Эксклюзив»).

…Обманутые, озлобленные, те, кому уже нечего было терять, ловили и били «клиентов», некоторых даже убивали, но ничего не помогало. «Клиентская» система процветала, а чехи в эти дела не вмешивались. Пусть приезжие грызутся между собой, лишь бы шла работа.

Как только я приехал в Прагу, Депутат стал обхаживать меня, ловко скрывая свои намерения. А я-то подумал, что нашел здесь человека, который старается мне бескорыстно помочь. А еще я просто наблюдал за ним, собираясь выжать из этого какой-нибудь сюжетец. Ведь личностью он был, ничего не скажешь, колоритной, хоть и мерзкой.

Как-то мы с Депутатом петляли по старым улицам Праги. Вдруг начался сильный дождь. Позыркав глазами по сторонам, приятель втащил меня в высокую стеклянную дверь с чинной вывеской «ARMY CLAB».

В небольшом зале было на треть посетителей. На остальных столиках стояли таблички «зарезервировано». Этот клуб принимал только своих постоянных посетителей. Исключения делались разве что лишь для любителей экзотики в стиле «милитари».

Депутат только поморщился, когда ему сказали, что все столики зарезервированы.

— Мы бывшие военные, — сказал он, усевшись за понравившийся ему двухместный столик. — Два пива.

Появилось пиво, и мы продолжили нашу беседу, посматривая в окно на непрекращающийся ливень.

Приняв в себя два бокала, я начал ощущать умиротворенное оцепенение от выпитого. Стены были увешаны фото, с которых на посетителей смотрели солдаты последних войн, по большей части — чехи. В одном месте, под суровой готической надписью «WAFFEN SS» на фото красовались офицеры в черной форме с черепами на тульях фуражек и с вскинутыми в римском приветствии руками.

В клубе явственно царил дух войны, свободный от каких-либо политических пристрастий. Я стал осторожно присматриваться к посетителям. Чувствовалось, что всех присутствующих здесь объединяет принадлежность к касте воинов. Мы попали в обиталище солдат удачи. Под фото немецких наци восседал крепкий, основательный мужчина, лет под пятьдесят, неторопливо поглощающий фирменное блюдо клуба — жареную утку. Время от времени он безмятежно улыбался и отпускал комплименты своей спутнице…

* * *

Неожиданно звонит Юра. Он, оказывается, приехал по своим делам в Прагу и сидит в «господе» (пивная) на Флорансе. Я, не мешкая, мчу туда.

Кафе разделено на две части. В одной — пивная, во второй — игральные автоматы. Юра сразу же тащит меня к одному из них. При мне приятель заряжает в него сразу 100 крон.

Бездушный ящик оживает: ярко светится, крутится зазывными семерками и вишнями.

А Юра уже прилип к нему — не оторвешь!

Он быстро тискает на кнопки, чертыхается, когда вертящийся барабан выдает разнобой, и тут же довольно похохатывает, выигрывая какую-нибудь мелочь.

Эге, дружище, да ты, я смотрю, уже болен этой заразной болезнью и живешь всем своим нутром этой детской игрой с кнопочками…

И тут Юре фартит: за несколько минут он выигрывает полторы тысячи крон, и я тяну его за столик, где нас дожидается его приятель.

Но Юра и не думает останавливаться. Мечтательно глянув в потолок, он сует пятерню в карман и извлекает оттуда всю, как я полагаю, имеющуюся у него наличность. Нервно тасует купюры в пальцах и смотрит вопросительно на меня — ищет поддержки в своей глупости:

— Завтра мне платить за квартиру...

Я молчу. Он быстро пересчитывает деньги. Вместе с только что выигранными у него пять тысяч крон.

И я понимаю, что его уже не остановить. Он тут же скармливает механическому чудовищу 500 крон и вновь усаживается на стульчик, напрочь забывая обо мне.

Я иду пить пиво и знакомиться с Андреем по кличке Длинный. Через десять минут к нам присоединяется расстроенный Юра. Он уже спустил пять тысяч и начинает канючить взаймы у Андрея, но тот только отрицательно вертит головой:

— Деньги были, но вчера, а сегодня у меня — бодун...

Я тяну пиво и слежу за своим новым знакомым.

У парня внешность киногероя: прямо дикий викинг, спрыгнувший в наше время с древней ладьи. Высокий, широкоплечий, стройный, сухощавый, с лицом, словно вырубленным из норвежских скал. Казалось, дай ему в руки боевой топор — и пойдет сейчас крушить городские ворота.

Большими серыми глазами он смотрит на меня и говорит спокойно, глубоким баритоном — предлагает поработать вместе в Праге. Потом встает и идет в туалет. Шагает легко и быстро. Ну прям, лихой Абдула из «Белого солнца пустыни».

Работа будет потом. Сейчас мы провожаем Юру на автобус и разбегаемся в разные стороны.

* * *

И вот приходит время, когда я чувствую, что мне не хватает в жизни того самого перца. Мне нужен риск, экстрим. Я должен попробовать себя в одной из самых рисковых профессий, и я к этому уже готов, во всяком случае, морально.

Немедленно звоню Юре в Брно, ведь еще в лагере он клятвенно обещал мне, что возьмет «на дело».

Он и сейчас не отказывается от своих слов, приглашает к себе на несколько дней.

Сажусь в автобус, и через два часа я уже во втором по величине городе Чехии.

Встретив меня на вокзале, Юра кидает вещи в багажник своего небольшого «рено» и тащит меня в ближайший бар.

— У тебя есть деньги? — хищно зыркнув на меня, осведомляется мой учитель. Подводит к игровому автомату, который весело подмигивает нам разноцветными огоньками.

Все мои сбережения — около 100 долларов в чешских кронах оказываются в его руках, и он тут же, не раздумывая, скармливает механическому бандиту самую крупную купюру.

Автомат вступает в игру. Через каких-то пять минут к этому чудовищу перекочевывают все мои деньги.

С испорченным настроением мы вываливаемся из бара и едем к Юре.

В густом потоке машин Юра — самый дерзкий. Вцепившись в баранку, он мчится вперед, демонстрируя молниеносную реакцию.

— Представляешь, живу в бывшем борделе, — похохатывает он.

Припарковав машину, мы входим в небольшую арку. Неприметная дверь сбоку, узкая винтовая лесенка и коридор с шестью комнатами.

В самой дальней обосновался Юра со своей боевой подругой Светкой. Тут тесновато, но довольно уютно. Есть двуспальная кровать, телевизор, платяной шкаф, душ и туалет.

Попив чайку, мы с Юрой отправляемся искать картонную коробку. Зачем она нужна, я пока не представляю, но никаких вопросов не задаю. Юра молчалив и сосредоточен, видно, что еще не отошел от проигрыша.

Коробку взяли у его знакомой в баре, и на квартире Юра принимается мастерить «волшебный кофр». В мой небольшой кейс, с которым обычно ходят начальнички средней руки, вырвав оттуда перегородки, Юра вставляет каркас, сделанный из алюминиевой фольги. Это и есть главный секрет «алабалы». Благодаря фольге товары не смогут «звенеть». Юра смахивает пот со лба. «Алабала» готова, она способна без звука выносить нашу добычу.

Сразу спешим на дело. Но все начинается как-то не очень гладко, через пень-колоду. Проехали несколько кварталов — и бах! Юра хватился мобильного телефона, который он оставил дома. Однако возвращаться — дурная примета, да и мы почти уже у цели — крупного торгового центра.

Юра нацелился на мужскую кожаную куртку. На нее есть заказ, если нам удастся ее вытащить, то сразу получим деньги.

Поодиночке заходим в один из магазинов одежды и стараемся вести себя, как обычные покупатели: заинтересованно прохаживаемся между рядами вывешенного и выложенного товара. И вот я, следуя заранее полученным от Юры инструкциям, беру одну из курток и заворачиваю в примерочную. Благо там никого нет. Оставляю шторку немного приоткрытой, чтобы Юра сразу же мог меня найти.

Через несколько минут опытный спец своего дела уже сует мне нужную куртку, которую я запихиваю в свою волшебную сумку. Медленно и тихо застегиваю молнию.

Теперь мне нужно превратиться в спокойного, безразличного покупателя, которому так ничего и не приглянулось в торговом зале.

Отношу взятую мной для примерки одежду на вешалку и вальяжно плыву к выходу.

Впереди стоят «ворота». Они не реагируют на мою представительность, а поставлены на выходе для того, чтобы засечь звонки, которые висят на товаре. На куртке, которая у меня в сумке, их целых три.

Но Юра смастерил «алабалу». Она подчистую глушит сигнал. Бесшумно прохожу ворота, возле которых торчит скучающий ротозей-охранник. Двигаю на эскалатор, который везет меня в подземный гараж, где стоит наша машина. Прячу куртку — и снова наверх, в другой магазин.

Снимаю с вешалки якобы для примерки две рубашки и вожусь с ними в примерочной, а потом выхожу оттуда с недовольным видом, как будто не подходит размер. Беру еще одну — темно-коричневую, которая мне и самому нравится, и снова иду в кабинку.

Юра тем временем уже взял нужные нам свитер и джинсы и ищет удобного момента для передачи мне. Я приоткрываю шторку, ко мне подскакивает Юра. Джинсы и свитер перекочевывают в мой волшебный кофр.

Теперь должен последовать уход со сцены. Он ставит точку, и здесь, как и в театре, он очень важен. Ведь воры — это актеры, но не на сцене, а в жизни.

Уже позже, когда стал работать по-настоящему, встречались мне изредка и охранники-профи. Раза три я заходил как-то в один фирменный спортивный магазин. И каждый раз, игнорируя всех других посетителей, именно возле меня оказывался один и тот же охранник: толстяк с багровым лицом в черном казенном облачении.

Он подруливал, грузный, сердитый, и становился рядом со мной. Фиксировался в этой точке. Он давал мне понять: он здесь и не верит, что я пришел сюда за покупкой, а полагает, что я не кто иной, как вор. И он просто хочет, чтобы я шел в другой магазин... И я немного для вида покрутившись — уходил...

Да, воровство — это грех! Но что в этом мире не грех? И кто не без греха? Не так ли вопрошал Иисус две тысячи лет назад? Ведь это он взял все наши грехи и понес наши болезни!

Без греха человек не будет человеком. Он просто не будет самим собой. И у каждого из нас — свои грехи. Ну, а ворам Бог назначил нести не самый страшный из грехов. И это льет бальзам на душу вора...

* * *

 

Закончился мой первый воровской день. Он оказался удачливым. Вечером наша машинка смело мчится среди безумного мельтешения огней большого города. Мы едем сбывать краденое, а это, как известно, лучше всего делать в темноте.

За три года жизни здесь Юра оброс связями и каналами сбыта наворованных вещей. Он куда-то звонит, звонят ему, и мы колесим по ночному городу, по его злачным местам, где вовсю кипит своя, необычная для обычных людей жизнь.

Мы продаем за полцены, в желающих приобрести фирменные вещи недостатка нет. Ближе к полуночи — все продано, и в кармане приятно шуршат мои первые заработанные в Чехии деньги.

Первое дело надо, конечно же, хорошенько обмыть.

Алексей КУЗНЕЦОВ

(Продолжение следует.)

Обновлено 21.03.2011 18:40
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов