ПАЛОМНИЧЕСТВО В СТОРОНУ ЗАХОДЯЩЕГО СОЛНЦА PDF Печать E-mail
21.03.2011 18:39

Zara_150(Продолжение. Начало в № 3 — 9, 2011 г. рубрика «Эксклюзив»)

В круглосуточном «TESKO» затариваемся. Юра прихватывает даже экзотического акульего мяса, которого я в жизни еще не пробовал...

Довольные, возвращаемся на «базу». Светка берется готовить, и вскоре начинается пир. Спиртные напитки льются рекой. На тарелках громоздятся горы великолепной закуски. Я уже давно не ел приличной пищи и налегаю на все эти яства.

Подвыпив, я выкладываю Юре идею, которая уже давно засела у меня в голове. Однако она может стать реальной только тогда, когда у нас будут нормальные документы, с которыми можно ездить по Европе.

Я мечтаю купить приличный металлоискатель и махнуть с ним на Лазурный берег, куда-нибудь поближе к Ницце. Жили бы там воровством да искали бы на морских пляжах утерянные беспечными богачами драгоценности. Это мне кажется невероятно заманчивым. Юра с интересом слушает мои разглагольствования и кивает головой. Идея ему нравится. Ведь у него, как и у меня — ни семьи, ни детей, ни каких-либо обязательств перед презираемым нами обществом тотального потребления.

Мы свободны, как птицы. А путнику нужна путеводная звезда, и ею может стать вот такая необыкновенная мечта. И эта мечта кажется тебе идеальной, особенно если ты щупаешь ее в своих пьяных мыслях.

…Утром я продираю глаза и узреваю голую спину Юриной подруги Светки, склонившейся над зеркалом. Наша подельница наводит марафет, ведь сегодня в схватку вступит она — есть несколько заказов на женские вещи.

Мы молча пьем кофе и спускаемся во двор, к машине.

И вот впереди замаячила наша первая цель — бутик женской одежды «Зара».

Под ручку со Светкой мы входим внутрь. Охранник на входе явно принимает меня за представительного спонсора, который завернул сюда, чтобы купить что-то для своей подруги. Мы прохаживаемся по отделам магазина, рассматриваем, теребим вещи. Накинув на себя какую-нибудь одежку, Светка тащит меня к зеркалу.

Я посматриваю вверх — учусь вычислять камеры, которых тут подвешено немало. Есть и муляжи, а есть и замаскированные под темным стеклом. И не поймешь, куда смотрит такая...

Однако этот бутик уже давно и достаточно изучен Юрой — вором с более чем 20-летним стажем. Представьте, человек за всю свою жизнь не проработал ни одного дня...

Мы медленно приближаемся к единственному месту, которое здесь не пробивается камерами, но продавцов и покупателей хватает и здесь.

Довольно долго, как говорит Светка, «морозимся», пока она наконец, улучив момент, не стягивает с вешалки две элегантные женские курточки и не укладывает их мне в сумку.

Снова под ручку, вроде как обмениваясь мнениями, продвигаемся к выходу. За «ворота» я спокоен, но в этом магазине у входа постоянно торчит охранник, который может попросить открыть сумку. Откажешься — тут же вызовет полицию.

Однако моя представительная внешность и тут меня не подводит. Мы благополучно минуем охрану и выходим на улицу, где нас ждет в машине Юра.

Так несколько дней в Брно, в городских магазинах, я проходил азы воровского дела. Однако у Юры со Светкой тут свои дела, мне же нужно как-то устраиваться в Праге. Я уже скучаю по этому городу.

На следующий день, распрощавшись с приятелями, я уезжаю из Брно…

* * *

Как поэт, который путешествует по миру в поисках образов, приходящих к нему в необычайном состоянии вдохновенного просветления, так и я, в своих блужданиях по Праге в поисках того самого места, где мне было бы хорошо, наткнулся как-то на бар под названием «WOODSTOCK».

Это был небольшой, но страшно уютный полуподвальчик со стенами, отделанными темным деревом, такими же грубоватыми деревянными столами и скамейками, с полом, покрытым ковром, подзатертым ногами посетителей.

Справа от входа стояла пузатая дубовая бочка с проржавевшими от старости обручами и таким же видавшим виды прибором для подачи пива. Слева висел флаг группы «ROLLING STONES» в виде полотнища британского Юнион Джека с высунутым по его центру красным языком.

Высокая барная стойка была сплошь оклеена старыми газетами 50-х годов, с которых улыбались рок-идолы, давно ушедшие в мир иной. На стенах висели две старые электрогитары. Виниловые пластинки были просто приклеены к афишам и фотографиям роковых групп.

Тут витала аура анархической свободы, а алкоголь и сигареты только помогали ее создавать. За спиной бармена стояла более чем внушительная стена разномастных бутылок — самое крепкое пойло со всего мира, на любой, самый взыскательный вкус.

Здесь обретались большей частью завсегдатаи, стриженые под битлов или с длинными волосами, собранными сзади в пучок. Некоторые из пришедших натянули на себя «дудочки» или какие-то старые клубные пиджаки.

В «Вудстоке» постоянно ошивались молоденькие девицы с аппетитными формочками. Их тоже можно было бы назвать любительницами рока, а еще больше — охотницами за щедрыми ухажерами.

Но эти красотки были тут как раз к месту. И не потому, что на них приятно было посмотреть, а потому, что явно или неявно, именно в них физически воплощались лучшие идеи рока: любовь, свобода и секс.

Я сидел тут и обычно не торопился уходить. Хотелось просто пить пиво, слушать музыку, а не горбатиться где-то на стройке за скромные кроны.

В моей голове рождались образы и слова…

* * *

Сегодня — заметный день в становлении моего воровского профессионализма! Принимаю по-настоящему боевое крещение. Иду на дело один, с маленькой карманной алабалой, которая обычно используется ворами для выноса небольших вещей.

Хочу вытащить себе дорогие джинсы «LEVIS» и направляю свои воровские стопы в спортивный магазин, где я их уже давно присмотрел.

На воротах — охранник в черном. В большом зале, в компании трех продавщиц околачивается еще один.

Кроме меня в магазине — единственный посетитель. Он тоже, как видно, ищет себе джинсы. Через какое-то время берет их и направляется в ближайшую из примерочных кабин.

Вблизи меня никого нет, к тому же со стороны продавщиц я под прикрытием стеллажей. И это — самый удобный момент, чтобы рискнуть.

Беру двое джинсов, одни из которых я хочу унести, и захожу во вторую свободную кабинку. Шторка в кабине не задергивается полностью, оставляя широкую щель. В эту щель я хорошо вижу зал, но и из зала также хорошо можно будет засечь, что я тут собираюсь проделать. Однако чего-либо подозрительного я не наблюдаю и решаюсь рисковать до конца.

Тщательно проверяю джинсы, которые хочу уволочь: нет ли на них липучек-звонков? Для этого я выворачиваю штаны наизнанку. Липучек нет, но стоят два продолговатых звонка, так называемых «крокодила», которые не снимаются магнитом. Их нужно только кромсать кусачками. Я поглубже запихиваю звонки в алабалу, сворачиваю брюки и креплю их у себя сзади на пояснице. Затягиваю ремень и надеваю свой просторный плащ, который и должен скрыть затаренный товар.

Со вторыми джинсами спокойно выхожу из примерочной и вижу, как парень из соседней кабины уже стоит у кассы, таким образом отвлекая на себя продавщицу.

Прямо передо мной, вдруг, как черт из табакерки, вырастает охранник. Широко расставив ноги и заложив руки за спину, он смотрит на меня, как волк, почуявший добычу. Громко стуча каблуками, глядя в пространство куда-то повыше его головы, иду прямо на него. Он нехотя отступает, и я прохожу ворота.

Звонок, укутанный в алабалу, даже не пискнул. По эскалатору плыву вниз, к выходу, и вскоре оказываюсь на улице.

Во мне еще долго не проходит возбуждение, которое приятно перерастает в победную эйфорию.

Я сделал это! Звоню Андрею и рассказываю, как все прошло…

* * *

В Праге всякого жулья — хоть пруд пруди. Одни цыгане чего стоят.

Вот метрах в пятидесяти от стоянки автомашин пасется цыганенок. Он внимательно следит за подъезжающими солидными тачками. Подкатывает джип. Из него выходит хозяин, чтобы бросить монеты в стояночный автомат. Он не удосуживается даже закрыть свою машину.

По привычке, правда, он оглядывается по сторонам — никого и ничего вроде подозрительного нет. Цыганенка он, естественно, и близко не видит.

И в тот самый момент, когда господин бросает в щель монеты, цыганенок мигом проникает в салон и утаскивает из него все, что может в эти короткие секунды ухватить.

Беспечный водила открывает дверь своего авто и приходит в остолбенение. Если там, скажем, находились какие-то важные документы, ему ничего не остается, как дать объявление в газету с просьбой вернуть их за вознаграждение.

Отец или старшие братья цыганенка тут как тут, требуют денег, утверждая, что эти бумаги нашли где-то именно тут, неподалеку.

* * *

Или вот наш земляк — белорус Паша-вор, который вовсю трудится на площади Святого Вацлава — излюбленном месте туристов со всего мира. Здесь — обилие дорогих баров и ресторанов. У солидного туриста тут в кармане не менее 500 евро. И это стабильный заработок Паши за вечер.

Красивый, элегантно одетый молодой человек посиживает в одном из уютных заведений и присматривает перспективного клиента. Вор прекрасно владеет английским и умеет вести себя в обществе беспечных, развлекающихся туристов.

Выбрав объект, Паша проникается к нему нежной симпатией: угощает его спиртным, ведет задушевную беседу, дружески похлопывает по спине, проводит все необходимые в таких случаях отвлекающие маневры и ловко чистит карманы, освобождая их хозяина от наличности.

Паша на своем промысле не погорел ни разу. Это настоящий воровской талант.

* * *

Пока я крутился в Праге по воровским делам, Юра начал куролесить в Брно. Юрина запойная гулянка длилась больше месяца. По необходимости, но уже без былого блеска, он ухитрялся хотя бы раз в сутки, но все же ходить на дело.

Обычно это происходило утром, когда он просыпался и организму требовалась срочная опохмелка.

Один из череды таких дней и стал для Юры несчастливым.

Уже опохмелившийся, а к обеду прилично пьяный, он, раздухарившись, поперся по третьему разу за день в один и тот же магазин, но был пойман охранниками и избит ими еще до приезда полиции.

Юра здорово получил по ребрам и две недели, охая, отлеживался после случившегося, резко умерив количество выпиваемого спиртного. А я названивал ему регулярно, предлагая снова поработать вместе.

Продолжая непрерывно играть на автоматах, он наодолжал кучу денег и теперь тщетно пытался рассчитаться по своим счетам ворованным товаром. А если в его руки и попадали какие-то кроны, он тут же, вприпрыжку, нес их своим друзьям — игральным бандитам.

Это была самая настоящая болезнь — зависимость, с которой он, будучи человеком бесхарактерным, ничего не мог поделать.

(Продолжение следует.)

Обновлено 28.03.2011 22:05
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов
Магазин виниловых дисков пластинки beatles. Большой каталог пластинок