ПАЛОМНИЧЕСТВО В СТОРОНУ ЗАХОДЯЩЕГО СОЛНЦА PDF Печать E-mail
10.04.2011 13:11

Praga_cheh_150Лучшие мои воровские удачи — это, несомненно, «VAN GRAAF», открывшийся на Вацлавской площади. Четырехэтажный супербутик, где продается одежда с брэндами Лагерфельда, Хуго Босса, Пьера Кардена и иже с ними. Я с удовольствием оделся здесь от лучших кутюрье и весьма признателен немецким владельцам за их торговые начинания.

Окончание. Начало в № 3, 2011 г. рубрика «Эксклюзив».

В залах тут работали лучшие продавцы, охранники и детективы Праги, выдержавшие при поступлении приличный конкурс. Работали тут, само собой, и авторитетные воры...

Юра приехал из своего Брно на целых десять дней, но почти все время пропьянствовал, один раз только и утянув из «V G» майку.

Длинный таскал много, рискованно, морально готовясь к «неизбежному попандосу», но всю добычу от вырученного пропивал, проваливаясь в запои.

Я и сейчас раз в полмесяца захожу в этот магазин. Чаще нельзя — и так намозолил уже всем глаза. Как ни пасли они меня, но так и не поймали ни разу, хотя и догадывались, что я выношу товар.

Теперь взять тут что-то нелегко, но я всегда бросаю «V G» вызов и жду тех редких секунд, когда мои «пастухи» отвлекаются и можно подломить дорогую вещь и заволочь ее незамеченной в примерочную. Остальное — дело отлаженной техники. Эх! Было бы в Праге четыре-пять таких магазинов, я бы пасся в них и горя не знал…

* * *

Пропьянствовав несколько дней, в последний из которых я прилично хлестанул дешевого вина, ставлю себя на грань сумасшествия. Меня вовсю колбасит белая горячка. Реально вижу атакующих со всех стен и сторон отвратительных серых чудовищ с извивающимися щупальцами и усиками...

Чтобы покончить с этими невыносимыми зрительно-слуховыми галлюцинациями, которые приходят из моего мозга, в горячечном бреду я пытаюсь открыть окно, подчиняясь голосу, который бубнит мне: «Выбросись... Выбросись и станет легко!»

Тоже прилично упитая хозяйка, присматривающая за мной, набирает «скорую помощь».

А далее следует новая серия комедии из жизни беженцев в Чехии...

Двое молодых врачей в ярко-оранжевых одеждах участливо подводят меня под руки к такому же оранжевому автомобилю. Я то теряю осознание происходящего со мной, то вновь его обретаю. Лежу на носилках в машине и вижу склонившихся надо мной медспасателей, настойчиво что-то выспрашивающих... Но ведь я почти совсем не понимаю чешского!

Догадываюсь, что они добиваются от меня сведений, что же у меня сильнее всего болит? Один показывает на сердце. Я отрицательно верчу головой. Тут же, в реанимобиле, сделают кардиограмму — и все пропало...

Надо сказать, что в некоторые моменты опасности я очень даже неплохо соображаю. Если я им сейчас доложу, что у меня «сносит крышу», они наверняка потарабанят меня прямиком в «дурку». А там санитары прикрутят ремнями к кровати и влупят какой-нибудь обездвиживающий укол.

И я объясняю врачам жестами и теми немногими словами на чешском, которые я знаю, что меня хватают почечные колики. Озабоченно переглянувшись, они дают отмашку водителю — в урологию. Машина резко срывается с места и, набирая скорость, с ревущей сиреной мчится в ночь...

В больнице все по кругу: анализ мочи, крови, рентген и УЗИ. И только сидя перед интеллигентным, в очочках, доктором, мне приходится несколько отрезветь. Страшно недовольный, тот, чуть ли не брызгая на меня слюной, заявляет, что с урологией у меня все в порядке...

Доктор бестактно называет меня мерзавцем и симулянтом.

Тут я делаю последнюю попытку, уже на русском, который он тоже понимает:

— Но, пан доктор, у меня что-то с головой... Она страшно болит...

— Проблема с головой пана — это уже другая больница, — подытоживает он, отстукивая на компьютере медзаключение.

Его бесит то, что этот беженец-белорус только что нанес чешской казне ущерб в три тысячи крон (180 долларов). Именно такой штраф полагается за ложный вызов...

Но он также понимает и то, что с меня им ничего не удастся вытрясти, даже если они и навесят на меня этот штраф. (За год у меня накопилось штрафов на 45 тысяч крон, но ни один из них я, конечно, не оплатил.)

Я здесь почти никто, не имею даже статуса постоянного или временного беженца. Я — только проситель этих недосягаемых для меня за целый год прошения статусов...

— Пан имеет пенизы? — доктор подозрительно сверлит меня глазами.

— Имеет, — я вытаскиваю из кармана пиджака единственную бумажку в сто крон (6 долларов), предусмотрительно засунутую туда моей квартирной хозяйкой.

— Пану нужны лекарства, — лопочет помощница доктора и хищно выхватывает у меня сотню...

Но маленькая надежда на хоть какие-то таблетки тут же исчезает. На сто крон мне выписывают счет. Медсестра проводит меня к выходу и на вопрос, как добраться до ближайшего метро, машет рукой в неопределенном направлении.

Кое-как добредаю через полчаса до шоссе с остановкой ночного автобуса. В проясненных лесным воздухом мозгах всплывает эпизод из моей чешской жизни, и я улыбаюсь…

После года моих бесплатных поездок на общественном транспорте Праги как-то в метро я попался одному блюстительному контролеру уже в четвертый или пятый раз. Он даже не стал выписывать мне штраф, когда я смело заявил ему, что не имею ни билета, ни денег и они у меня не появятся, выпиши он мне хоть тысячу своих «покут» (штрафов).

Спрятав свои портмоне-квитанции, вращая выпученными глазами и вздымая указательный палец вверх, он стал надвигаться на меня, грозно вопрошая:

— Ty gde bydliиh? (Ты где живешь?)

И сам себе отвечал: «Ty v иhechach bydliиh» (Ты в Чехии живешь).

А я ему еще и ляпнул:

— To nic Evropa...(Это не Европа...)

Придя от этих слов в ярость, он бросился на меня, как коршун, но я, ловко увернувшись, затерся в толпе спешащих пассажиров.

* * *

Кстати, совсем другой азиль во Франции. Приехал человечек один, знакомый Длинного, продержавшийся там три года, и порассказал нам тут за бутылкой...

Оказывается, нет там всех этих лагерей, унижающих наше человеческое достоинство. Дают просто каждому азилянту месячное пособие в триста евро на человека! На него и жилье можно снять, и нормально питаться. Цены на продукты и шмотки — ниже, чем в Чехии.

А главное, никто твою душу не мотает. И потом — французский климат!

Да и воровать, по его словам, еще проще...

По газетным объявлениям, бесплатно отдают нормальные машины на ходу. Бывшие владельцы не хотят платить за утилизацию… А беженец, переоформив на себя такой тарантас и накатавшись на нем, бросает потом где попало, и его за это экологическое преступление невозможно прижучить.

Этот парень объехал на такой машине всю Францию, в том числе и Лазурный берег…

* * *

Земля еще вертится...

И я в последнее время чувствую себя просто счастливчиком! Может быть, сила и притягательность Запада только в том, что люди здесь имеют возможность радоваться, да и просто тащиться от жизни... А мы на родине выживаем, мучаемся, все преодолеваем какие-то преграды...

В Праге я уже год, из которого «на лопате» работал только две недели, сразу по прибытии из карантинного лагеря. Земляк один тогда пристроил возводить забор. Остальное время посвящаю весьма творческим занятиям: созерцанию красот мира, написанию книги и воровству.

Слава Богу, чувствую себя прекрасно: оделся, обулся, на хлеб хватает, хорошеньких шлюшек пользую время от времени. Немного давит на меня разве что неопределенность моего статуса. Если б мне дали сейчас азиль, я бы ничего больше на ближайшее время и не желал. А если и не дадут? Может быть, к лучшему...

Пойду пилигримом в другую сторону или иную страну, за новыми впечатлениями, будет о чем написать.

А сейчас сижу на набережной, вытянув босые ноги к воде серебрящейся в лучах заходящего солнца Влтавы. Смотрю на резвых уток и чернолапых лебедей, которых недалеко от меня кормит белым хлебом молодой негр. Грызу груши, попадавшие с дерева, растущего рядом, и чувствую себя моряком, потерпевшим кораблекрушение и прибитым к чужому берегу...

Я стремился сюда с мечтой изменить свою жизнь к лучшему, хотел прикоснуться к цивилизации и не думал о том, что окажусь здесь никому не нужным. Никто не замечал моей открытой улыбки и готовности дружить со всеми, кого я здесь встретил. И в то же время только сейчас я понял, что мне, для того чтобы быть самим собой, кроме того, что у меня уже есть, ничего другого и не нужно. Да, пожалуй, и никого...

Левее меня через реку тянется громада Карлова моста, которому почти семьсот лет. По нему течет пестрая нескончаемая толпа. Прямо передо мной, на противоположном берегу, упираются в небо шпили собора святого Вита. А этому храму более тысячи лет...

Мимо меня по реке разрезает волны ладья викингов. Изогнутая, словно лук, она вытесана из темно-коричневого дерева. Только что без парусов. В ней три крепких бородача самого экзотического вида: в черных майках и кожаных штанах, с банками пива в руках. Они весело скалят зубы. Вокруг все так ярко и красиво.

Так что же мне еще нужно?

Внимательнее присматриваюсь к старому мосту и древнему собору. И вдруг отчетливо понимаю, что это всего лишь мертвые камни. Уже давно в прах превратился король Карл и истлели кости всех святых в готическом храме…

В этой притягательной бездне пропали лучшие мои надежды. А я все еще продолжаю барахтаться в ней, соблазненный сладостью здешнего экстрима и эфемерной свободой от самого себя.

Улыбаясь собственному открытию, я перевожу взгляд на переливающиеся серебром воды Влтавы, текущие тут веками, словно это воды проплывающей вечной жизни. И понимаю, что сейчас, несмотря на разочарования, проносится моя лучшая жизнь, которая еще, несмотря ни на что, продолжается, но когда-нибудь все равно закончится. А останется жить только душа, которая отправится странствовать в другие времена и в новых мирах.

Алексей КУЗНЕЦОВ

Обновлено 18.04.2011 08:51
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов