ПОМИДОРЫ ИЛИ ВЫБОРЫ: ЧТО БОЛЬШЕ ИНТЕРЕСУЕТ БЕЛОРУСОВ? PDF Печать E-mail
25.04.2010 08:46

MalishevskiyСмогли бы блоги развалить Советский Союз, о чем должны писать газеты, чтобы их читали, чем блоги отличаются от кухни и что такое антижурналистика — об этом беседа с известным белорусским блоггером Виктором Малишевским.

— Ты себя часто называешь «антижурналистом». И когда кто-то говорит о твоем блоге, что это блог журналиста, то ты на это отвечаешь: так, как пишу я, журналист писать не может и не должен. Зачем нужна такая антижурналистика? Чем антижурналист отличается от журналиста?

— Я такой единственный в своем роде антижурналист (смеется). А если серьезно, когда-то я был журналистом, теперь я не журналист. Я просто веду блог, в котором я 100% пишу не так, как писал бы, если бы был журналистом.

Когда я работал в «Комсомолке», нас учили писать так, как разговаривают люди. Я думал, что я так и пишу. Но, возможно, только теперь, экспериментируя со своим блогом, я действительно начинаю писать так, как разговаривают люди.

В журналистике есть какие-то ограничения, которые накладывает стиль газеты, журналистские стандарты. А в блоге я пытаюсь выйти за границы этих стандартов. Я экспериментирую с текстом. Одну неделю я могу писать в одном стиле, вторую неделю — абсолютно в другом. Третью неделю я экспериментирую в Твиттере, пишу короткие сообщения.

Я сегодня вижу: процентов 80 из того, что называется журналистикой, — это и есть антижурналистика. Такой журналистика быть не должна.

Иногда я специально ставлю такие эксперименты над журналистами — беру тему, которую уже отыграла вся пресса. И рассматриваю ее с такого ракурса, который никто не заметил. Потом все начинают массово это перепечатывать, ссылаться, продолжать тему. В таком случае я говорю, что я журналистов стукнул по носу, показал, что они недоработали тему.

Насколько я понимаю, у журналистов совсем мало рефлексии — они не смотрят за тем, что происходит, не думают, как это подавать, не видят, как это касается людей.

— Что означает приставка «анти»? То, что ты против журналистов? Или что ты, наоборот, им помогаешь, показывая, какой не должна быть журналистика?

— Нет, это не протест против журналистики. И я не собираюсь кому-то что-то показывать. Просто многие начали думать, что это журналистика. И я не знал, как их убедить, что то, что я пишу в блоге, — не журналистика. Вот я и придумал такую приставку «анти».

Если бы я был журналистом, я бы писал по-другому, у меня были бы возможности позвонить чиновнику, задать вопрос, который я не могу задать, когда я сижу в интернете и пишу. Все-таки я очень ограничен в своих возможностях.

— Почему блоги — это не журналистика?

— Один известный журналист приехал на Саяно-Шушенскую ГЭС, когда там произошла авария. Он написал в своем блоге: «Я сижу за одним столом с директором ГЭС и думаю — как это могло произойти?» Так рассуждает блоггер. А журналист должен сказать: «Я сижу рядом с директором и задаю ему вопрос — как это могло произойти?». Очень часто журналисты сидят рядом с человеком, которому можно задать вопрос, но не задают его, потому что продолжают быть а-ля блоггерами, у которых такой возможности нет.

Недавно видел сюжет о том, что произошли взрывы в минских квартирах, в которых продолжали жить люди. В сюжете по телевидению сказали: «Когда отремонтируют эти квартиры — большой вопрос». И это говорил журналист, который стоял рядом с чиновником ЖЭСа!

— Один из принципов журналистики — не сообщать непроверенную информацию. Блоггеры не связаны такими формальными обязанностями и могут себе позволить написать что-то непроверенное…

— Конечно, блоггеры могут себе позволить больше, чем журналисты. Они могут даже поиздеваться, написать матом. Я очень часто себе позволяю то, что никогда бы не позволил, если бы работал в газете.

Например, когда сказали, что АЭС окупается за 15 лет, я сравнил, за сколько окупается бизнес в разных сферах. Так, бильярдная окупается за 2 года, фастфуд — за 6 месяцев, танцевальный кружок — за 3 месяца. Быстрее всего окупалась будка для чистки обуви. Разумеется, что сравнивать все это с АЭС некорректно. Но я могу себе это позволить. С другой стороны, нельзя сказать, что у меня меньше ответственности, чем у журналиста. На каждого блоггера могут подать в суд за оскорбление.

— Какие темы сегодня наиболее интересны в блогах?

— Самое интересное — это то, мимо чего люди проходят каждый день. А не какая-то политическая или экономическая аналитика. Как-то я опубликовал фото помидоров с их ценами. Сразу все перепечатали и долго обсуждали. Почти все газеты расписывали, из чего складывается цена на помидоры, «Советская Белоруссия» рисовала помидоры в разрезе…

Или, например, сфоткал я в книжном магазине полку с книжками. Там было 11 разных книжек по идеологии. Сели, значит, 11 разных человек и написали книги по идеологии… Хотя идеология не может отличаться одна от другой — государственная идеология одна. Я просто поставил фотографию, и это стало самым обсуждаемым.

— Какие твои посты были самыми популярными?

— Наверное, самыми популярными были как раз эти помидоры. Еще популярным было, когда я пересчитал прошлогодний бюджет, который президент сократил за счет образования и социальной сферы. Я взял и пересчитал его еще раз — убрал деньги, которые идут на содержание союзного государства, СНГ, на какие-то полярные экспедиции, на поддержку предпринимательства, которое непонятно как поддерживают. Когда я написал этот пост, он был одним из самых популярных.

— Это распространенная практика, когда СМИ берут темы из блогов?

— Да, это нормально. Кстати, недавно в США и Канаде провели соцопрос, и оказалось, что 52% канадских и американских блоггеров считают себя журналистами. При этом более 40% журналистов читают ЖЖ и Твиттеры для того, чтобы найти темы. Это полностью нормальное взаимоопыление журналистов и блоггеров.

— А вообще, у нас хватает «анти» в других сферах? Есть ли у нас, например, антиполитики? Антипродавцы в магазинах? Антиэкономисты?

— Все, что ты делаешь не так, как привыкло общество, можно назвать словом с «анти». У нас было в стране три экономиста, а тут появилось в блогах еще пару — тот же Чалый, вот вам, пожалуйста, «антиэкономист». Теперь он на всех каналах, стал признанным экономистом. Липкович — антиполитик, антикандидат…

— Какая основная проблема белорусских блогов?

— Я бы характеризовал белорусских блоггеров следующим образом: они, может, и не пишут, но очень интересно обсуждают. Это такое мини-«антиэкспертное» сообщество, которое обсуждает все на довольно высоком уровне. И если бы эксперты почитали, на каком уровне там обсуждаются темы, они бы много чего поняли о себе как об экспертах.

Я завидую таким людям, которые могут и умеют обсуждать в комментариях — мне тоже интересно это попробовать. Посты писать я уже научился, теперь буду учиться комментировать.

— Писатель Адам Глобус как-то говорил, что современный читатель не будет читать длинный текст. Поэтому свои тексты пишет очень короткими. Или длинный текст разделяет на коротенькие абзацы… То же самое происходит и в журналистике? Будущее за твитами?

— Я боюсь, что мои тексты более чем 1,5 тысячи знаков не читают. Я бы и сам их не читал. Это должен быть очень хороший текст, чтобы я его прочитал в интернете.

— Большие интервью или очерки тоже не читают?

— Нет.

— Как думаешь, до этого места читатель дочитает наш разговор?

— Нет (смеется). Я бы не дочитал. Но это не значит, что не надо писать. Может, он вернется через какое-то время и дочитает. Или дочитает до тех пор, пока ему будет интересно — и меня это полностью устраивает. А когда и комментарий оставит, то это вообще шикарно.

Я отличаюсь от остальных белорусских блоггеров тем, что пишу на 2000 знаков больше. Разумеется, что это не всегда читают. И это нормально.

— Ты в своем блоге все время иронизируешь…

— Мои самые цитируемые твиты — это как раз ирония. Первый самый цитируемый твит был, когда я пересчитал сделку по Минскому часовому заводу в часах, получилось четверо часов. Еще был один твит про Чергинца: «Раммштайн уволил всех своих пиарщиков. Дальше в мировой тур с ними поедет Чергинец». Этот твит «порвал» весь интернет.

Но мне не очень хочется, чтобы меня считали очень ироничным журналистом. Это унижает журналистику, когда от тебя все время ждут иронии, какого-то высмеивания. Все время иронизировать — это не журналистика и надоедает очень быстро.

— Теперь распространено такое мнение: то, что в Советском Союзе было на кухне, где собиралась интеллигенция, чтобы выпустить пар, или то, что было в анекдотах, теперь якобы происходит в виртуальном пространстве — люди уходят в блоги…

— Я бы не стал сравнивать интернет с кухней — это абсолютно другого уровня проблема. Интернет — это не кухня и никогда кухней не будет. Люди просто увидели вкусную схему из вкусного прошлого и перебросили ее на современность: вот вам еще одно доказательство, как люди борются с режимом, как режим загоняет людей в стойло, ограничивает их в правах, а люди борются…

Если бы в Советском Союзе были блоги, Твиттер и интернет, то, возможно, Советский Союз изменился бы раньше.

— Чем блоги отличаются от кухни?

— Что такое кухня? Собрались — покурили, попили, поговорили… Сколько человек помещается на кухне? Пять человек максимум. А о советских кухнях даже говорить нечего… А что такое блог? Три миллиона белорусов сидят в блогах. В интернете на сайтах новостей сидят тысяч 200 — 300.

Беседовала Наста МАНЦЕВИЧ

Обновлено 02.05.2010 22:03
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить