ПРИГЛАШЕНИЕ НА КАЗНЬ PDF Печать E-mail
13.12.2011 09:16

Karbalevich-columnЗавершился самый громкий судебный процесс в истории Беларуси. Правящая верхушка делала на него большие ставки. Дело в том, что в условиях острого экономического кризиса, потери доверия общества к государственному руководству властям трудно найти темы, вопросы, по которым они могли бы получить убедительную поддержку населения.

О государстве лучше всего судить по тому, как в нем судят.

Станислав Ежи Лец

Суд над террористами, казалось, должен был стать той точкой опоры, с помощью которой можно переломить общественное мнение, вернуть к себе доверие граждан. Ведь безопасность — это первичная потребность людей. Власть хотела показать обществу свою силу и эффективность (за два дня нашли преступников). Попутно, под предлогом предотвращения новых терактов, можно смело идти на дальнейшее ограничение гражданских прав.

И смертный приговор, по представлению властей, является важнейшим средством достижения поставленных целей. Потому что с самого начала своего руководства А. Лукашенко удалось навязать обществу представление, что насилие, жестокость есть универсальное средство искоренения социальных язв и решения всех общественных проблем, от развития экономики до воспитания недобросовестных родителей. Он всегда апеллировал не к самым лучшим человеческим инстинктам, эффективно играл на фобиях, чувствах мести. И в рамках этого политико-идеологического дискурса смертная казнь есть необходимейший элемент.

Причем президент апеллирует к сторонникам смертной казни не только в Беларуси, но и в других странах. Например, к недовольным гуманизмом в отношении норвежского убийцы А. Брейвика. Смертный приговор Д. Коновалову и В. Ковалеву — это демонстрация своеобразного понимания справедливости в противовес «гнилому» либерализму и гуманизму, который господствует в Европе. Это апелляция к гражданам России, вызов и российской власти, которая цацкается с террористами, не карая их смертью.

Нужно напомнить, что теракт 11 апреля усилил негативное отношение общества к власти. Белорусский интернет был переполнен обвинениями в причастности к взрыву спецслужб. Согласно сентябрьскому социологическому опросу НИСЭПИ, только 21,2% граждан верят в официальную версию теракта.

Суд над террористами призван был переломить эти настроения, убедить население, что на скамье подсудимых сидят настоящие преступники, и их настигло справедливое возмездие. Однако эти надежды не оправдались. Публичность, открытость судебного процесса сыграла с его организаторами злую шутку. Плюс интернет, с помощью которого распространялась независимая информация о ходе заседаний суда. В результате, хотя во время вынесения приговора на процессе присутствовали жертвы теракта и их родственники, решение о смертной казни было встречено не аплодисментами, а возгласами возмущения. А интернет просто взорвался от негодования.

Чтобы подправить негативные для себя последствия провального судебного процесса, убедить население в справедливости правосудия, власти предприняли беспрецедентную пропагандистскую атаку. По телеканалам каждый день показывали душераздирающие кадры, как отвозили убитых и раненых после взрыва в метро. Интервью «человека, близкого к следствию», было опубликовано на портале interfax.by, затем перепечатано на двух полосах «Советской Белоруссии». Наконец, 2 декабря в бой пошла тяжелая артиллерия, пресс-конференцию провели заместители руководителей четырех правоохранительных ведомств.

Проблема в том, что судебный процесс породил куда больше вопросов, чем их было до суда. Противоречий и нестыковок в версии обвинения оказалось столько, что дело впору бы отправить на доследование. Чуть ли не каждый обвинительный эпизод можно было подвергнуть сомнению. Не была обеспечена состязательность стороны обвинения и защиты, многие важные ходатайства адвокатов судья отклонял. От острых вопросов правоохранительные органы просто отмахиваются.

Из большого множества нестыковок в аргументах обвинения остановимся только на двух. Темным остается вопрос, как правоохранительные органы вышли на преступников. Первоначально власти выдвинули версию, что на второй день после взрыва Д. Коновалов пошел за водкой в ближайший магазин, и там его узнали. Но на суде выяснилось, что 12 апреля из этой квартиры никто не выходил. Об этом говорил и В. Ковалев, и свидетельница Я. Почицкая, проведшая с ними двое суток. Это зафиксировано в судебной стенограмме и стало юридическим фактом. Но на пресс-конференции 2 декабря заместитель министра МВД А. Пекарский снова излагает старую версию, опровергнутую в суде. Т. е. если это черное, то надо считать его белым.

Важнейшим вопросом, который так и не был прояснен в ходе следствия и суда, это мотивы преступления. Официальная версия, вошедшая в судебный приговор — «дестабилизация обстановки в Беларуси», — смущает не только потому, что слесарь оперирует суконной юридической терминологией, но она ничего не объясняет. А зачем нужно было дестабилизировать обстановку?

Дальше стало еще интересней. Зампредседателя Следственного комитета А. Швед, говоря о мотиве Д. Коновалова, утверждает, что этот человек «пытался таким образом самореализоваться», а «мучения и страдания людей доставляли ему удовольствие». Но, выдвигая такую версию, А. Швед опровергает, дезавуирует решение суда. Ибо намерение дестабилизировать обстановку, желание самореализоваться с помощью терактов, садистское стремление получать удовольствие от страданий людей — это три разных мотива. Ребята, вы как-то договоритесь о непротиворечивых версиях для публики.

Журналист П. Быковский обратил внимание, что дело о взрыве на День Независимости 4 июля 2008 года правоохранительные органы тогда квалифицировали как «злостное хулиганство». И объясняли, что нельзя называть это преступление терактом потому, что никто не выставил никаких требований. Теперь же на этом процессе тот взрыв квалифицировали терроризмом и вменили в вину Д. Коновалову и В. Ковалеву. А как же насчет выдвижения требований?

Этот судебный процесс, как и другие политические суды в нынешнем году (по делу 19 декабря, по делу А. Беляцкого) продемонстрировали деградацию правоохранительной системы, института следствия, системы правосудия вообще. Долгое функционирование в условиях неправового государства, зависимого суда, обвинительного уклона всей судебной системы (оправдательные приговоры составляют 0,3%) ведет к депрофессионализации следствия. Зачем стараться, если суд примет любую туфту. Плюс ориентация правоохранительных органов не на защиту закона, прав и интересов граждан, а на борьбу с оппозицией окончательно добили эти структуры.

На пресс-конференции 2 декабря высокие начальники утверждали, что для следствия по этому делу привлекались лучшие силы и средства белорусских правоохранительных органов, следственная группа была создана из числа наиболее подготовленных, опытных следователей прокуратуры, МВД, КГБ. Но если лучшие силы так вели следствие, собрали такие доказательства, которые расползаются по швам в суде, приковавшем внимание не только белорусской, но и мировой общественности, то что же творится на других процессах, где работают обычные следователи и где нет журналистов и правозащитников! И почему наши доблестные правоохранители в течение 10 лет не могли изобличить двоих ребят, осуществивших за это время, по версии следствия, с десяток взрывов? Ведь в стране восемь структур с правом оперативно-розыскной деятельности.

Неудивительно, что большинство населения сегодня не доверяет государственным институтам вообще, и правоохранительным органам, системе правосудия в частности. И если эта структура, легитимность которой очень сомнительна, выносит смертный приговор, то нечего удивляться, что общество воспринимает это как разрушение принципа справедливости.

Обновлено 20.12.2011 10:53
 

Комментарии  

 
+1 #1 17.12.2011 19:45
Эти люди не виновны - они будут расстреляны!
Цитировать
 

Добавить комментарий

Внимание! Перед добавлением комментария помните, что его прочтут другие пользователи и авторы комментируемого Вами материала. Будьте уважительны друг к другу и старайтесь обходиться без сленговых и нецензурных выражений.


Защитный код
Обновить

Последние добавления

972.
Ну вот и подняли тарифы ЖКХ. А ведь кое-кто утверждал, что наше прав.....
971.
Вовочка, услышав, как мурлыкает кот, бежит к отцу-автомеханику: — Па.....
ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДАШКЕВИЧА ВОЗБУЖДЕНО НОВОЕ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО
Лидеру «Молодого фронта» грозит еще один год лишения свободы. .....
«НАДО ОТЫСКАТЬ СПОСОБ РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ ЯЗЫКОМ САНКЦИЙ»
Посол Литвы в Беларуси Линас Линкявичюс заявил, что Вильнюс и Минск...
МИД ИЗРАИЛЯ СЛЕДИТ ЗА СИТУАЦИЕЙ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА В БЕЛАРУСИ
Глава отдела Евразии израильского МИД Яаков Ливне 18 июля на пресс-к.....

Самое популярное за месяц

службы мониторинга серверов