Курсы валют

Доллар США
2.1091
Евро
Российский рубль

Погода

1..3 °C

Криминал

Из почты. Если допущена ошибка, то ее придется признать

sud

В адрес газеты «Снплюс» пришло письмо от осужденного Виршича Валерия Ивановича, 1950 года рождения, пенсионера, инвалида II группы. Он был осужден на 24 года лишения свободы по обвинению в убийстве своей дочери, студентки академии МВД. Приговор был вынесен судебной коллегией Минского городского суда 15 июня 2007 года (председательствующий С. Хрипач, тот самый, который недавно оправдал бывшего главного инженера МЗКТ Андрея Головача).

Больше 10 лет Виршич пытается доказать в судебных инстанциях, что он не совершал и не мог совершить этого чудовищного преступления. В частности, он указывает, что в феврале 2014 года после обращения адвоката с жалобой к председателю Верховного суда В. Сукало получил отписку об отказе в пересмотре дела. После этого он решился повторно обратиться в последнюю судебную инстанцию, где указал на многие нестыковки в материалах дела и обстоятельства, указывающие на его непричастность к убийству дочери. Однако в Верховном суде снова не обнаружили оснований для вынесения протеста в порядке надзора.

По мнению Виршича, у него теперь нет иных альтернатив своей защиты, кроме обращения в газету с тем, чтобы довести до общественности факты своей невиновности. Тем более, что после известного совещания А.Лукашенко с представителями правоохранительных органов проводится проверка многих уголовных дел.

Виршич В. в своем письме просит председателя Верховного суда Валентина Сукало обратить внимание на ряд обстоятельств. Мы не будем их перечислять. При желании с ними можно ознакомиться как в самой редакции, так и у автора письма.

В объемном письме на шести страницах В.Виршич приводит ряд других заслуживающих внимания обстоятельств, указывающих, на наш взгляд, на несостоятельность предъявленного обвинения и вынесенного приговора.

Комментарий доктора юридических наук, профессора Михаила Пастухова

Прочтения письма достаточно для того, чтобы усомниться в законности и обоснованности приговора по этому делу. Как можно приписать убийство дочери отцу, если у него не было для этого мотивов? Наоборот, он как пенсионер и инвалид нуждался в помощи единственной дочери, был обязан ей своим спасением от онкологии. К тому же он не мог физически за короткое время расчленить труп бытовыми ножами и вынести его частями на большое расстояние.

Почему следствие не отработало до конца версию о том, что утром в квартиру Виршича ворвались неизвестные, напали на него с ножом и заперли в ванной, а дочь похитили?

Почему вышестоящие судебные инстанции упорно игнорируют жалобы осужденного и не желают проверять законность и обоснованность приговора? Пожилой человек 10 лет пишет о своем незаконном осуждении и его никто не хочет услышать. Если допущена ошибка, то ее придется признать и освободить человека от незаслуженного наказания.

Такого рода прецедентов — незаконных осуждений за убийство — давно не было в судебной практике. Припоминается суд над «витебским душителем» Геннадием Михасевичем, который в период 1970—1985 годов изнасиловал и задушил 36 женщин. За его преступления были осуждены 14 невиновных человек, один из которых был расстрелян, другие отсидели приличные сроки. Тогда многие работники милиции, следствия, прокуратуры и суда лишились своих должностей.

Мне представляется, что дело в отношении В.Виршича тоже нужно незамедлительно пересмотреть, иначе в силу возраста и состояния здоровья осужденного придется реабилитировать посмертно.

Добавить комментарий