Курсы валют

Доллар США
2.0793
Евро
Российский рубль

Погода

12..14 °C

Культура

МАДАМ ПРЕЗИДЕНТ

Image 5813

Сегодня мы начинаем публиковать роман Ольги Абрамовой «Мадам президент». Это политический детектив с элементами фантастики, словом, литературное произведение, поэтому всякие сходства с белорусскими реалиями и персонажами, конечно, случайны. О чем роман? О том, что Ольга Михайловна хорошо знает, — о закулисье политики, интригах и жизненных коллизиях.

Пролог

— Он действительно исчез! Его реально нет нигде. Вы понимаете, приходится вести поиски осторожно, чтобы не вызвать панику. Но пока мы ничего не нашли.

Abramova_200_1

От редакции. Мы уверены, что наши читатели хорошо знают Ольгу Михайловну Абрамову хотя бы по одному факту ее яркой карьеры депутата белорусского парламента, когда она единолично проголосовала против отмены льгот. Знают и как журналиста-аналитика, автора острых и актуальных статей на страницах «Снплюс». И вот пришло время представить Ольгу Михайловну еще с одной, совершенно неожиданной, стороны. 

Ни одной зацепки. Ни свидетелей, ни записки… И мы решили обратиться к вам. Это было наше общее мнение, что мы должны попросить вас о встрече и поговорить, — сказал самый старший.

— Господа, мне очень жаль, но я ничем не смогу вам помочь. Не скрою, когда вы связались со мной и предложили приехать прямо ко мне сюда, на Мальту, я разволновалась. Поняла, что что-то случилось. В себя прийти не могу. Но я сама ничего не знаю. Меня никто ни о чем не предупреждал, ничего не сообщал… Может, все еще и обойдется. Вы же знаете, что такое уже случалось, — ответила бывшая метресса Правителя.

— Случалось, но не на такой долгий срок. Два-три дня, максимум неделя… А сейчас его нет уже две недели. Вы же знаете нашу практику в подобных случаях: теперь никто не беспокоится, не бегает, не ищет… Работаем, как работали. Известно ведь, что за всеми наблюдают… И по результатам разработки потом принимаются новые решения. Кого — освободить от должности, кого — повысить, а кого и.., — повисает в воздухе пауза. — Но в этот раз все по-другому. Во-первых, из личного сейфа исчез весь компромат на «ближний круг». Во-вторых, его нет целых две недели. Две недели! Это уже ни в какие рамки не лезет.

У нас заканчивается запас сюжетов для телевидения. Это ведь было ваше предложение, я не ошибаюсь? Ну, чтобы наснимать впрок побольше постановочных событий для хроники? Вот, я и говорю: что будем людям показывать? Осталось только про благотворительность. На этом долго не продержишься, — продолжал собеседник, ища взглядом одобрения у других присутствующих.

— От меня вы чего хотите? Чтобы я что-то придумала? Предлагаю навскидку самое простое: запускайте в дело двойников — пусть правят от его имени. Не появится неделю, передавайте дела кому положено на переходный период. И готовьтесь к выборам, — Александра из-под полуопущенных век внимательно наблюдала за всеми визитерами.

Председатель парламента, старый лис, действительно был взволнован. Не только мимика и жесты, но и выражение глаз выдавали его состояние. Все составляющие скоординировать чрезвычайно трудно.

Читать язык тела, как открытую книгу, Алекс пришлось научиться еще в юности. Без этого политтехнологу никак. Тогда же Александра отказалась откликаться на имя «Саша» или «Шура» и попросила друзей и знакомых называть ее или полным именем, или Алекс. Позже она стала подписывать таким образом свои газетные статьи, публиковаться под этим ником в интернете.

Постепенно имя «Алекс» стало брендом в профессиональных кругах. А потом распространилось гораздо шире, когда политические прогнозы новой Кассандры стали сбываться один за другим. Тогда-то ссылки на мнение «Алекс» начали звучать в застольных беседах обывателей, в очередях в поликлиниках, в спорах в пригородных электричках.

Александра продолжала оценивать ситуацию, когда к ней обратился другой собеседник, бывший вице-премьер. Ныне он подвизался советником руководителя одной крупной международной компании.

— Александра Николаевна, уж вам ли не знать, что двойников мы в этой ситуации использовать не можем. Нет полного сходства. Их можно показывать только мельком. Крупные планы и речь сразу выявят фальшивку. Вы ведь имеете в виду добровольный уход Правителя в отставку? Нам никто не поверит. Все понимают, не тот это человек, чтобы сам отказался от власти. А если это очередной розыгрыш Правителя? Мы все помним, что случилось с теми, кто в первый раз поверил в его бесследное исчезновение. Обвинение в попытке заговора и госпереворота. Смертную казнь у нас пока что никто не отменял…

Председатель парламента, бывший вице-премьер, два крупных бизнесмена и первый среди силовиков с надеждой смотрели на Александру. И она решилась, зная, что один из участников встречи ей подыгрывает. Тот, кто в курсе.

— А давайте сделаем так. Постарайтесь продержаться еще неделю. Или Отец родной вернется, или… Надо будет объявить о крупной аварии на пустынном шоссе, показать ее народу и успокоить людей. Что все, мол, под контролем. Что Правитель пострадал, но не слишком и находится на лечении. Потом будете публиковать ежедневные бюллетени о его состоянии. Если надо, то и два раза в сутки дадите информацию. После придется сообщить, что Отец народа впал в кому. Или у него возникла полная амнезия из-за аварии. И в связи со стойкой неспособностью Правителя руководить по состоянию здоровья всем ответственным лицам с глубокими сожалениями надо принять единственно правильное решение. Задействуйте Конституционный суд. Появится врио. Временно исполняющий обязанности. А там, через три месяца, посадите в опустевшее кресло преемника. Он, кстати, вами наверняка определен?

Это — комплимент вам, господа. Не вздумайте обижаться. Уверена, что вы все пришли к той же мысли, что и я. Непонятно только, зачем я вам нужна? По какому поводу заброшены важные государственные дела и сделки, чтобы посетить полузабытую отшельницу в ее скромном приюте? Я ведь теперь — отставной козы барабанщик. Со мной давно никто не советуется и ни о чем меня не информирует. Я уже говорила. Так что позвольте попрощаться и пожелать всех благ. У меня — сиеста.

Переглянулись. Помолчали.

— Конечно, мы здесь — не просто так. Мы привезли вам корпоративное предложение, — сказал после паузы бывший вице-премьер. — Предложение такого рода, что вы не сможете отказаться. Потому что просто не имеете права. Так что наберитесь, пожалуйста, терпения. Разговор будет долгим.

У вас мужской характер и мужская логика. Это — комплимент, госпожа Меркулова. Поэтому надеюсь на ваше понимание. Пришел ваш звездный час.

Часть первая

АЛЕКСАНДРА

1.1. «А Польша?»

Итак, коронация — послезавтра. Или инаугурация. Что в наших условиях, почитай, одно и то же. Абсолютная власть безо всяких ограничений сама упала в мои руки. Притом, что я никогда к ней не стремилась.

Грехов за прожитую жизнь накопилось достаточно. Нет смысла гадать, за что мне это наказание. Будем считать его очередным жизненным испытанием. Тем более и срок мне дали небольшой — всего лишь два года. Это милосердно. Спасибо, что в приговоре — не пожизненное.

Не уснуть. Вспоминаю. Не всегда я приравнивала работу во власти к тюремному заключению. Когда-то политика волновала, будоражила, будила воображение. Эта сфера деятельности — как наркотик. «Соскочить» очень трудно. Как говорится, вход — рубль, выход — два. Вырывалась, в буквальном смысле оставляя клочья кожи на острых зубцах ограды «замка Дракона».

Образ Дракона как символ верховной власти преследует меня с детства. Бывают в жизни человека проходные вроде бы события, которые оказываются судьбоносными. На меня удивительным образом повлиял мультфильм «Дракон». Его я увидела по телевизору впервые лет в шесть-семь и тогда же всем своим существом срезонировала, прониклась. Я поняла, что хочу жить так же, как мальчик из сказки, главный герой. Ничего не бояться. Ничего не брать для себя. Помогать людям. Бороться против зла и несправедливости.

Так причудливо иногда формируются идеалы. Никто и ничто в моей последующей жизни не оказал на меня такого влияния, как этот мультфильм. Причем я отнюдь не желала быть жертвенным агнцем, отдавшим жизнь во имя светлого будущего других людей. Как Мальчиш-Кибальчиш. Как Данко. Как семнадцатилетний парнишка с фабричной заставы, изрубленный саблей в боях с белогвардейцами. Чьи последние слова были о грядущем «восходе нашего солнца». Нет, мне хотелось торжествовать победу. Быть освободителем порабощенных, защитником обиженных, но — живым! Вот и искала в литературе подобные образы. Иногда находила. Но редко.

В Советском Союзе для воспитания юных строителей коммунизма почему-то использовался стереотип возвышения через страдание. Погиб герой в борьбе за правое дело, значит, хороший. Перед смертью он обязательно должен объяснить читателям, за что пострадал и почему прав был он, а не все остальные. Или спеть о том же. Как в индийских фильмах.

Такая жизненная философия была не по мне. И поэтому перед каждой контрольной по математике в пятом-шестом классах школы я вновь и вновь перечитывала мотивирующую вещь — рассказ Джека Лондона «Мексиканец». Помните, где юноша-уборщик выходит на ринг против боксера-чемпиона ради денежной премии за матч? И побеждает вопреки всему. Только чтобы получить деньги на закупку винтовок для революции в его родной Мексике.

От чтения этого рассказа я каждый раз эмоционально подзаряжалась и писала контрольные только на «отлично».

Где бы теперь найти такой «энерджайзер», чтобы выдержать предстоящие два года?

Тут же с завистью подумала о своих былых соперниках по президентской гонке. Дрыхнут, небось, без задних ног в объятиях женушек. Надо придумать, как привлечь их на свою сторону. Конечно, не женушек, а мужей. Хотя… Можно поработать и через жену. Если муж того стоит. «Пахоты» на ближайшие два года хватит всем. Только успевай поворачиваться. Догадливый читатель уже наверняка сообразил, чем озадачили меня «мальтийские соколы», прилетевшие в мой временный приют с далекой северной родины.

Да, эти люди предложили именно мне стать «перекладной лошадкой». Чтобы развязать им руки для реальной схватки за власть. Ожидалась битва гигантов, «тяжеловесов». Пусть и не всегда известных широкой публике.

Мои собеседники рассуждали так: без людских потерь при борьбе за власть не обойтись. В недрах страны нашли некое полезное ископаемое в значительном объеме. Хватит на многие десятилетия разработки. Желающих припасть к источнику благ будет предостаточно. Через верховную власть это сделать проще всего. Если не заключить конвенцию, за ресурсы будет драка. А значит, дестабилизация неизбежна. Для выработки «пакта о ненападении» и для раздела сфер влияния нужно время. И — «нейтрал» на верхушке властной пирамиды.

Почему факт об открытии нового богатого месторождения не предал огласке прежний Правитель? Наверное, ждал подходящего политического момента. Когда все звезды сойдутся, и внутренние, и внешние. Недаром же именно Отец народа (таково было закрепленное за Правителем почетное звание) добрый десяток лет не жалел бюджетных средств на геологоразведку.

Публично говорить об открытии нельзя было и сейчас. Информация, доступная «узкому кругу ограниченных лиц», охранялась законом о гостайне. Как говорится, не влезай — убьет.

Мне информацию доверили, потому что за прошедшие годы убедились, что при случае говорить могу много, но — ни о чем. Информации будет ноль. Никакой супераналитик не вытащит из моих речей ни бита. Долго тренировалась.

Не думаю, что это был фейк. Я ведь давным-давно была проверена-перепроверена.

Собеседники объяснили и причину, по которой именно меня выбрали «жертвенным тельцом». Я не связана ни с одной политической или экономической группой. Мои отношения с Правителем — в прошлом, но стиль его мышления знаком именно мне лучше, чем кому-либо. Так что меня он помилует, если вдруг неожиданно возвратится, когда игра по передаче власти будет в полном разгаре.

(Продолжение следует.)

Ольга Абрамова

Первая книга Ольги Абрамовой «Обожженная холодом» уже в продаже в «Академкниге» (ст. метро «Академия наук», Минск, пр. Независимости, 72)


Loading...

Добавить комментарий