Курсы валют

Доллар США
2.4583
Евро
Российский рубль

Погода

13..15 °C

Культура

МАДАМ ПРЕЗИДЕНТ-4

Image 5813

Политический детектив Ольги Абрамовой.
Всякие сходства с белорусскими реалиями и персонажами случайны. 

(Продолжение. Предыдущие главы на странице автора)

Бредовая национальная идея нам не подходит. Ее мы в концепцию победы включать не будем. Националисты — наши основные конкуренты в борьбе за души избирателей и голоса на выборах. Сильных мифологий есть только две — «левая» и националистическая. Значит, нам надо оппонентов нейтрализовать. Повезло, что почти все националисты сообща создали именно правый партийный сектор. Ну, а с националистами-социалистами можно не считаться. Там все всегда грызутся между собой. А их лидер — вообще одно лицо с Гитлером. Только блондинистый. Будет набирать рейтинги, — обыграем это внешнее сходство на выборах. Хотя лучше пусть это сделает исполнительная власть. «Сольем» идею туда.

И в-пятых. К власти мы придем под «левыми» лозунгами. Но экономическая политика будет достаточно либеральной. Согласие сограждан на постепенный «правый поворот» получим через создание эффективной системы адресной помощи нуждающимся, решение жилищного вопроса в стране посредством масштабного строительства недорогих квартир, всеобщую занятость, страховку от безработицы, улучшение качества образования и медобслуживания. Последние две сферы вообще должны стать нашими приоритетами. Именно по их качеству обычный человек судит о качестве работы всего государства. Кроме того, занятые в этих областях люди — ближе всего к остальному населению. И могут стать бесплатными пропагандистами наших идей и нашего партийного бренда. Если будут довольны нашей политикой в отношении защиты их интересов.

Одиссей внимательно изучил весь блок социологических данных по стране за несколько лет. И пришел к однозначному выводу: массовое сознание к принятию капитализма глубинно не готово. Значит, придется произвести обмен возможностями. Вы нам — ваши голоса на выборах. И свободу действий — после них. Мы вам — высокий уровень социальной защиты на первых этапах модернизации страны, перевода ее на «рыночные рельсы».

По оценкам Одиссея, процесс трансформации Бланконии, ее успешной интеграции в «первый мир» (каковы амбиции!) должен был занять от десяти до пятнадцати лет. Значит, все «контрольное время» надо будет не только побеждать на всех очередных выборах, но и удерживать власть. Как это сделать, лидер обещал поведать позднее. Пока же только попросил соратников поверить ему на слово.

Что у человека было — это невероятная энергетика и способность заряжать ею ближний круг! К сожалению, телевизор «не полюбил» Одиссея. Те качества, которые прекрасно срабатывали при личном общении, блекли на телеэкране. На «картинке» Одиссей выглядел пафосным, претенциозным и самовлюбленным нарциссом. Почему-то.

В политике не было обаяния. Была внешняя привлекательность. Была хорошая речь со множеством метафор. Неизменно — отличные костюмы, рубашки и безупречные галстуки. Сугубо итальянская обувь, на которой журналисты обожали фиксировать внимание публики, обнищавшей после распада империи.

Итак, обаяния не было. Хоть ты плачь. Талантливый политик не мог не понимать этого. И завидовал Командору, в котором было все, что привлекает и увлекает обывателя. Но до поры до времени Одиссею удавалось скрывать свое раздражение этим фактом.

Одиссей ведь был весьма и весьма неглуп. Креативен. И невероятно терпелив. Как через годы написал о нем на каком-то форуме некий пользователь интернета: «У этого человека — терпение волка».

Из поездки с премьер-министром в Китай Одиссей вернулся эмоционально заряженным, со множеством планов. И одновременно — собранным, сосредоточенным на достижении цели. Понимая, что необходим резкий, эффективный старт к обретению реальной власти, Одиссей использовал поездку для вербовки на свою сторону высшего чиновничества. Он не только очаровал собой ряд ключевых персон в правительственной делегации, но и несколько раз тет-а-тет пообщался с премьер-министром. И предложил тому ввести в стране пост президента с реальными полномочиями и помочь выиграть будущие выборы. Войти в штаб кандидата и возглавить его. В случае успеха Одиссей просил дать ему лично пост премьер-министра с правом предложения кандидатур в экономический блок правительства и разработки концепции рыночных реформ.

Как выяснилось, Одиссей попал в точку. Оказался в нужное время в нужном месте. Премьер сам пришел к выводу о необходимости централизации власти, ее концентрации в ключевом звене. Правда, он думал сделать это через законодательное усиление полномочий правительства. Надоело по поводу и без оного стоять навытяжку перед разношерстным парламентом.

Как рассказывал мне через много лет мой герой, премьер предложил Одиссею следующее: выдвинуться на президентских выборах кандидатом-партнером, но работать на победу главного претендента. Если будет второй тур, то передать премьеру свои голоса. А взамен давалось обязательство будущего президента поручить союзнику сформировать экономические министерства и институты управления финансами страны по своему усмотрению. Одиссей также был бы наделен правом контролировать выработку новой экономической повестки (НЭП) в качестве вице-премьера по экономическим вопросам. Как говорится, больше попросил — больше получил. Уровень претензий был обозначен изначально высокий.

По возвращении в Бланконию будущий реформатор встретился приватно с Делоном и Командором. Последний также уже вернулся из поездки в США и ходил непривычно задумчивый, немногословный, опустив голову. На это обратила внимание я, но не Одиссей, весь поглощенный новыми планами.

Друзья отправились в деревню к знакомому и пошли в баню, чтобы спокойно поговорить без лишних ушей.

Одиссей предложил «мушкетерам» новую стратегию и, опьяненный открывающимися перспективами, начал подшучивать над Командором. Поздравил его с рождением третьего ребенка и пообещал специально для друга учредить в будущем медаль «Отец-герой». Потому что, конечно же, Командор не должен останавливаться на достигнутом. Демографическая проблема в стране обостряется с каждым годом. Будущий министр сельского хозяйства обязан на собственном опыте подавать пример согражданам, как ее решать.

Невольно Одиссей продемонстрировал товарищу, что предел карьерного роста того в команде уже определен. И больше в будущем рассчитывать не на что. Как показали дальнейшие события, Командор затаил обиду. Он предложил коллегам пари.

Через двадцать лет встретиться в этот же день в этой же бане в том же составе и подвести итог, кто достиг большего в карьере — Одиссей или Командор. Азартный Одиссей вызов принял. Поспорили на ящик самого лучшего шотландского виски. Как всегда, арбитром и свидетелем был Делон. Он же записал суть пари и ставку для истории. Один экземпляр «протокола» Делон забрал в свой архив. Другой завернули в фольгу и закопали в углу двора. Чтобы вернуться за ним через двадцать лет.

1.5. Слуга двух господ

Помимо поездки в Китай, друзья не смогли «поделить» и меня. Точнее, не меня, а мое рабочее время и приоритеты в нем. Одиссей и Командор постоянно спорили, кого из них я должна сопровождать на важную встречу, на общественные «посиделки» или в редакции газет на интервью. Да-да, и тот, и другой отказывались давать интервью по телефону, уверяя, что их мысли обязательно исказят.

Кто из них и у кого позаимствовал этот довод, не знаю. Но мне приходилось крутиться, как тому Труфальдино из Бергамо. Чтобы ничего не перепутать и не сорвать важные мероприятия. А Делон забегал на кофеек в мою «пресс-секретарскую», чмокал в щечку и посмеивался: «Мы тебе еще не надоели?» Его забавляло неприкрытое соперничество двух друзей за первенство.

Одиссей считал, что раз уж именно он платит мне немалую зарплату из собственного кармана, то и мое время должно принадлежать ему. Что правда, то правда: моя неслабая зарплата превышала оплату труда министра. Не говоря уже о доходах депутатов. Да что там, даже у спикера парламента с вычетами в месяц выходило меньше, чем у меня! Значит, меня и мой труд во фракции ценят больше, чем государство оценило работу своего председателя парламента. Мне было чем гордиться.

Командор, в свою очередь, полагал, что приоритет должен отдаваться его интересам. Не раз и не два он попрекал Одиссея, что тот забыл, кто именно завербовал для фракции особо ценный кадр в моем лице. Что без него и без его инициативы все давно погрязли бы в бумагах. Никогда не нашли бы нужный документ вовремя, не ответили на важное письмо, пропустили бы судьбоносную встречу… Если бы им ее, конечно, назначили… Спорили в моем присутствии. Как будто я — воздух в комнате. Или — тень отца Гамлета.

Однажды я не выдержала. Взорвалась, услышав слова Одиссея, в запале брошенные Командору: «Кто «девушка» платит, тот ее и танцует!».

— Хватит! — заявила я. — Я вам не собственность. С сегодняшнего дня требую обращаться со мной уважительно. Не говорить обо мне в моем присутствии «она» и в третьем лице. Не орать при мне друг на друга. И без сексистских штучек, пожалуйста! Я этого не терплю.

За одну зарплату, хотя и большую, не спорю, вы навьючили на меня функции и пресс-секретаря, и офис-менеджера. Пашу «от забора и до обеда». Так не пойдет.

Господа начальники, обязываю вас за эту неделю прописать мои должностные обязанности. Не забудьте о моем праве на личную жизнь. Прошу учесть, что я — молодая девушка. А рабочий день у меня — ненормированный. Выходных фактически нет. Да еще и дышу из-за ваших бесчисленных визитеров табачным дымом. Это вредно. И глаза краснеют. Так можно и всю небесную красоту растерять. На дверях фракции хочу видеть табличку с надписью «Зона, свободная от курения».

И установите, пожалуйста, график работы со мной. Допустим, три дня в неделю работаю с тем, кто «девушка платит». Два дня — с другим. Работа в выходные будет оплачиваться по двойному тарифу. В «критические дни» имею право капризничать и уходить пораньше. Ну, хотя бы на пару часов.

В конце каждой недели жду благодарности в виде букета цветов. Пусть даже ландышей или астр — по времени года. Если вы мной довольны. Когда цветов не увижу, буду знать, что это — выговор. Я же женщина, в конце концов!

Дальше — немая сцена. Оба моих начальника застыли в потрясенном безмолвии. Похоже, с ними в жизни никто так не разговаривал. А я ласково подхватила обоих под руки и подтолкнула к дверям: «Сумели для парламента регламент написать, — сможете и для меня что-нибудь придумать. Я верю в вас, господа! Идите-идите, мне работать надо!».

Разговор состоялся перед выходными. Ни в субботу, ни в воскресенье ни тот, ни другой не давали о себе знать. Хотя обычно начинали названивать с самого утра. Я уж было подумала, что в понедельник мне сообщат об увольнении. Но нет. Джентльмены сдались на милость победителя.

Прихожу на работу. На столе моей комнатки стоит роскошный букет роз. А на дверях помещения для заседаний фракции висит табличка с надписью: «Не курить! Дама этого не любит».

(Продолжение следует.)

Ольга Абрамова

Первая книга Ольги Абрамовой «Обожженная холодом» уже в продаже в «Академкниге» (ст. метро «Академия наук», Минск, пр. Независимости, 72)

Читайте также:

МАДАМ ПРЕЗИДЕНТ-3

МАДАМ ПРЕЗИДЕНТ-2

Добавить комментарий