Курсы валют

Доллар США
1.9319
Евро
Российский рубль

Погода

11..13 °C

Культура

МАДАМ ПРЕЗИДЕНТ-6

Image 5813

Политический детектив Ольги Абрамовой.
Всякие сходства с белорусскими реалиями и персонажами случайны.

(Продолжение. Предыдущие главы на странице автора)

Между тем лидер фракции НДЛ негласно часто бывал у премьера или же консультировался с ним по защищенной от прослушивания телефонной линии. Делал он это втайне от других приближенных. Но не от меня. Так я постепенно приобщалась к кулуарной политике.

Вечерами после работы Одиссей забирал меня на машине где-нибудь через квартал-два от правительственного комплекса. Мы выезжали за город, ужинали в придорожном кафе (позднее я узнала, что мой шеф был его совладельцем), общались. А потом Одиссей отвозил меня домой. Он говорил, что я на него хорошо действую. Не перебиваю разными глупыми вопросами, слушаю внимательно. Лидер не только выговаривался, рефлексировал, но и рождал в этих монологах стратегию действий на будущее. А я узнавала много нового для себя, проходила начальную штудию в политике. И гордилась оказанным мне исключительным доверием.

Правда, ради укрепления этого доверия мне пришлось отказаться от общения с подругами. А также обязаться никогда, даже под псевдонимом, не рассказывать «граду и миру» о закулисьи отечественной государственной деятельности.

Еще в начале моей карьеры пресс-секретаря фракции ее лидер устроил мне допрос с пристрастием на предмет моей личной и социальной жизни, наличия порочащих знакомств (имелись в виду политики из других, конкурирующих организаций) или пристрастий.

Каяться, так каяться. Призналась, что употребляю кокаин. Выпиваю редко, но метко. В основном — сухой мартини. Немерянно. От выпитого теряю голову. После этого обычно просыпаюсь в чужих постелях. Иногда — втроем. Иногда — с девушками. Как выпью, болтаю почем зря. В основном на темы эротических фантазий.

Надо было видеть исполненные бешенства глаза Одиссея! Он сильно встряхнул меня за плечи (наглец!) и приказал: «Скажи, что это неправда!». Я не испугалась: «А если — правда, что Вы сделаете?».

— Убью, клянусь! Вот этими руками! Вывезу на свалку и закопаю! Или нет, скормлю собакам! Знаешь, есть такие милые собачки, — питбули называются. Очень любят нежное мяско. Ну, говори!

Что оставалось делать? Я покаялась, что прикололась. Очень уж хотелось посмотреть на его, Одиссея, реакцию. А вообще-то я не болтливая. Свободна от любого вида наркотической зависимости. Об этом еще в моем подростковом возрасте позаботилась мама-врач. Она подробно, в красках, расписала мне, к чему приводят человека наркотики, алкоголь и даже курение. Заложила в меня алгоритм сопротивления соблазнам на будущее.

Как прилежная ученица, отвечающая урок, поведала своему шефу об одном эпизоде еще из школьных времен. Подружка влюбилась в парня-наркомана. И как-то зазвала меня на вечеринку чужой для меня компании. Сначала народ накурился «плана». Но это не все. Потом появились еще какие-то, уже другие ребята. И начали гоняться за мной со шприцем. То ли хотели приобщить к наркотикам неофита, то ли просто пугали… Еле удалось сбежать.

Из порочащих меня сведений смогла вспомнить еще только одну историю. Ну, с публикацией поведанных мне Виталиком компрометантных случаев из парламентской жизни.

Одиссей явно успокоился. Поведение мое в последнем случае строго осудил и предупредил, чтобы по максимуму сократила общение с подругами. «Пойми, тебе начинают доверять государственные тайны. Или будут доверять. Твоя болтовня с подружками может дорого обойтись и тебе, и твоим конфиденткам. Уже сейчас я имею дело с очень серьезными людьми. Никому не понравится, если по моему каналу будет идти утечка информации. Согласишься на ограничения в личной жизни, — никаких подружек и подозрительных поклонников, — только выиграешь. Взамен перед тобой откроются такие возможности, о которых ты не могла и помыслить. За одну короткую человеческую жизнь ты проживешь как бы несколько жизней. Жизней ярких, наполненных событиями и смыслом. И помощью людям. Разве не об этом ты мечтаешь?».

Уж не знаю, как этот человек сумел вычислить мое жизненное кредо, но я согласилась на все его условия. Даже на то, чтобы раз в какое-то время без предупреждения специалисты «прозванивали» мою квартиру. На предмет обнаружения «прослушки».

Несмотря на взятые на себя Одиссеем и Командором обязательства учитывать мои личные интересы при планировании заданий, мое свободное время сокращалось, как шагреневая кожа.

Кроме утренних пробежек и бассейна, остались только редкие поездки по выходным на занятия в конно-спортивный клуб.

На ипподром за город я ездила с пятнадцати лет. Сначала мне давали лошадок — «тихоходов». Старенький мышастый мерин ровно трусил по кругу, не создавая проблем ни себе, ни мне. А потом как-то раз тренер решил, что я уже достаточно овладела азами верховой езды. И дал мне недавно объезженную красавицу-двухлетку. Ее звали Еннам. И эта красотка внезапно понесла меня. Я потеряла стремена и поводья, упала на шею лошади и вцепилась в ее гриву. А кобылка меж тем перепрыгнула через низенькую ограду и поскакала галопом в чисто поле. Я только отчаянно молилась и при этом вслух причитала: «Еннамчик, миленькая, только не сбрось меня! Только не сбрось! Я тебе потом сахарку дам!».

Носила меня лошадь долго. Пока нас не догнали тренер с подручными. Устроили на нас облаву. Как я не свалилась с лошади, — до сих пор не понимаю. Крупно повезло.

Тренер изругал меня последними словами. Так перепугался. Забыл, что сам виноват в случившемся. Нечего было давать новичку едва объезженную лошадь. Она же чувствует неопытного всадника!

Когда я слезла с седла, мне казалось, что мои ноги никогда не разогнутся. Так навсегда и останутся кривыми. Настолько сильно я сжимала всеми ножными мышцами бока животного. Даже не могла расседлать лошадь. Пришлось ребятам мне помогать.

После довольно большого перерыва, вызванного стрессом, удалось преодолеть себя и вернуться на ипподром. Когда я поведала об этом своем увлечении Одиссею, он заинтересовался. Познакомился с нашим тренером и потом время от времени приезжал к нам в клуб пообщаться с ним и с владельцем ипподрома накоротке.

Оказалось, Одиссей давно задумал провести у нас в Бланконии корриду. Он не раз бывал на корриде в Испании и в Португалии, и это зрелище ему нравилось. Обещал как-нибудь свозить на корриду и меня. Не для развлечения, как вы, наверно, подумали. А для расширения моего кругозора и обретения понимания, что жизнь далеко не всегда бывает цивильной, заключенной в рамки и предсказуемой. Нет, она бывает и жестокой, и кровавой. И прекрасной, как соревнование быка и матадора на арене.

Шанс на победу есть и у быка. И об этом надо помнить всегда. Люди не должны становиться «бетризованными» эмоциональными кастратами, как произошло с человечеством в одном из романов фантаста Станислава Лема (как оказалось, у нас с Одиссеем был общий любимый писатель).

Люди должны оставаться людьми, − частью общества, но и немного — остальной природы. Чтобы не потерять вкус к жизни и к движению вперед. В самом Одиссее страсти к авантюрам и даже агрессивности было в избытке. И он стремился подвести под свои недостатки солидную теоретическую базу. Я внимала словам своего учителя, затаив дыхание. Подобная философия была для меня внове.

Вскоре прошли успешные переговоры с испанцами и португальцами на предмет организационной части дела и оплаты их услуг. И по доставке животных, и по участию в корриде лучших национальных тореадоров согласие было получено. Формально за подготовку корриды взялся конно-спортивный клуб. Он и стал «вывеской» мероприятия. Фактически всем занимался продюсерский центр Одиссея. Его хозяин через журналистский пул разместил рекламу акции в Бланконии и в соседних странах. К тому моменту у него и там работали свои люди в различных популярных изданиях, на радио и телевидении.

Одиссей нашел спонсоров. Не удивительно; интерес к заявленному действу был огромный. Специалисты расписали сценарий. Вскоре доставили боевых быков и коров. Коров «приглашают» на арену в том случае, если быки — недостаточно в «тонусе». Начались тренировки в загородном клубе. Тренировочную базу ежедневно осаждали десятки репортеров.

Хотя организаторами был заявлен португальский, бескровный вариант корриды, зоозащитники были тут как тут. Напрасно им объясняли, что наша коррида будет просто вариантом спортивного, зрелищного танца с быками. Что быку на холку наденут накладку, куда будут втыкать бандерильи.

Когда к протестам зоозащитников подключилась церковь, нервы у местных властей не выдержали. И на выступление тореро с быками наложили запрет. Хотя все билеты были распроданы. Ажиотаж вокруг действа был такой, что спекулянты ставили на заветные квитки троекратную цену против официальной, — и «прокатывало». Наши люди тоже хотели не только хлеба, но и экзотических, небывалых в родных пенатах зрелищ.

Через много лет я узнала, что Одиссей был кровно заинтересован в отмене корриды. Срыв мероприятия он заранее застраховал на сумасшедшую сумму. Страховка сильно перекрывала все мыслимые издержки. Поэтому именно инициатор мероприятия нанял профессиональных клакеров — «противников», которые и раскрутили массовые протесты против «кровавой корриды». Причем сам он от начала и до конца оставался в тени. Понимал, что такой бизнес может поставить крест на его долгоиграющих политических планах.

Вскоре после неудачи (или удачи?) с организацией корриды Одиссей повез меня на это зрелище в Испанию. Я перечитала то, что писал об этой исторической традиции Хемингуэй и успокоилась. Как-нибудь выдержу. В особо эмоциональные, страшные моменты буду закрывать глаза.

Но ничего этого не потребовалось. Мне невероятно повезло. Мы с Одиссеем попали на представление, где героический, мужественный бык был «помилован». Однако само зрелище красоты было необычайной.

Да, забыла упомянуть. Тогда я впервые столкнулась еще с одной чертой Одиссея, ставшей для меня открытием. Он заранее приобрел для меня театральный костюм «Кармен», черный парик, к которому сам приколол красный цветок и обязал меня все это надеть. А также взять в руки веер. Он-то пошел на представление в обычном цивильном виде. Только нацепил на нос большие черные очки.

Свою затею с моим переодеванием Одиссей объяснил беспокойством о своей карьере. И о моей репутации. Сказал, что если мы случайно попадем в кадры мировых теленовостей, то его рядом со мной дома не узнают. Своим ярким образом я отвлеку внимание публики на себя. Меня не признают благодаря маскараду. Никому не придет в голову, что начальник и подчиненная сбежали на уик-энд в Испанию.

Тяга к театральности, к переодеваниям и таинственности в последующем не раз удивляла меня в Одиссее. Было в ней что-то необъяснимое. Что-то болезненное. Но об этом речь еще пойдет позже.

Лето и осень пролетели незаметно. В трудах, а не в развлечениях. Под руководством Одиссея в парламенте готовилась вся законодательная база для проведения первых в истории Бланконии президентских выборов.

(Продолжение следует.)

Ольга Абрамова

Первая книга Ольги Абрамовой «Обожженная холодом» уже в продаже в «Академкниге» (ст. метро «Академия наук», Минск, пр. Независимости, 72)

Читайте также:

МАДАМ ПРЕЗИДЕНТ-5

МАДАМ ПРЕЗИДЕНТ-4

Справедливость и/или закон?

Стена

Loading...

Добавить комментарий