Курсы валют

Доллар США
1.9383
Евро
Российский рубль

Погода

23..25 °C

Культура

Народная Библия от белоруса

Image 6082

1517 год. Между Великим княжеством Литовским и Московским княжеством идет война, начавшаяся еще в 1512 году. Окрепшее после выхода из-под власти Золотой Орды Московское государство стремится расширить свои территории и претендует на восточные православные земли так называемой Руси Литовской. В Праге выпускник Краковского университета, доктор медицины Падуанского университета Франциск Скорина печатает Библию на старобелорусском языке кириллическим шрифтом…

В 1517 году, когда печатные станки в Праге уже вовсю работали, выпуская белорусскую Библию страницу за страницей, Мартин Лютер обнародовал текст с 95 тезисами об индульгенциях, что послужило началом реформации в Германии. Не многие знают, что Франциск Скорина перевел Библию на родной язык и напечатал ее на пять лет раньше перевода на немецкий Мартина Лютера и на шесть лет раньше французского Лефевра д’Этапля.

Тогда, в начале XVI века, Библия в католических костелах читалась во время проповедей на латинском языке, а в православных церквах — на старославянском. Оба языка были абсолютно непонятны простому народу. Это то же самое, что сейчас вдруг заговорить на латыни. Кто вас поймет? Духовенство, медики, историки и филологи. Не стоит также считать, что старославянский был более понятен жителям Великого княжества Литовского. Старославянский язык — это фактически староболгарский, который со старобелорусским языком не имеет ничего общего.

Еще хуже обстояли дела с книгами. Большинство из них были рукописные, на создание одного экземпляра подобной книги требовались годы, а потому и стоимость была заоблачной. Обладать книгой в начале XVI века — то же самое, что в наше время владеть самолетом. Даже зажиточные горожане или купцы Библию толком не знали, не понимали и прочитать самостоятельно не могли.

И вот Франциск Скорина, сын обыкновенного купца из Полоцка, задумывает по тем временам невероятное — напечатать Библию, то есть сделать ее в десятки раз дешевле. И не просто напечатать, а перевести на понятный для народа язык. Дать своим землякам пищу для ума, принести просвещение на белорусские земли. И сделать это не для избранных, а для всех. «... Понеже не только докторове. А люди вченые в них розумеють, но всякий человек простый и посполитый, чтучи их или слухаючи, может поразумети, что есть надобно к душному спасению его», — писал Скорина в предисловии к изданию Библии.

С 1517-го по 1519 год он издал тысячу экземпляров печатной «Библии Руской». Вручную такое количество книг переписывала бы тысяча людей на протяжении пяти лет. Кстати, название «руский», или «русин», в средние века подразумевало главным образом людей православного вероисповедания, проживавших в Восточной Европе. После возвышения Московского княжества, которое объявило себя центром Руси и собирателем «земель руских», жители Великого княжества Литовского стали подчеркивать существование Руси Литовской.

Своих соседей они начали называть «московитами», «москалями», «москвой», а себя, соответственно, «литьвинами», «литвинами», «литвой». «Руськими людьми» по-прежнему именовали себя лишь жители современной восточной Беларуси и Смоленщины. И это не имело ничего общего с современным смыслом слова «русский».

Сегодня редко вспоминают тот факт, что изданием Библии Скорины церковные иерархи были весьма недовольны. Почему? На самом деле, своим благородным поступком Скорина замахнулся на самое святое для всех смертных — на власть и богатство, которые имела тогда церковь. Если человек будет способен сам читать Библию, сам ее понимать и напрямую обращаться к Богу, зачем ему тогда идти в церковь, нести огромные подаяния и просить у священнослужителей заступничества перед Богом? В Москве Библию Скорины публично сжигали как еретическую.

Все издания белорусского книгопечатника содержат в себе или предисловие, или послесловие. Скорина излагал свои философские взгляды, рассуждал и делился с народом своими идеями. Он акцентировал внимание читателей на судьбе главных героев библейских книг, пояснял смысл повествования. Скорина делал все возможное, чтобы сделать доступным для понимания витиеватый библейский текст.

В комментариях Франциска Скорины закладывались основы белорусского стихосложения. Он имел отличное европейское образование и был лично знаком со многими выдающимися людьми своего времени. Существует мнение, что известный итальянский художник Рафаэль Санти на фреске «Афинская школа», украшающей библиотеку Ватикана, изобразил рядом с собой великого ученого мужа, своего друга Франциска Скорину. Имя нашего земляка также выбито на мраморной доске наряду с самыми знаменитыми выпускниками Падуанского университета — в так называемом «Зале сорока». Здесь можно отыскать имена Галилео Галилея, Николая Коперника, Яна Кохановского и многих других.

Уникальность первой белорусской Библии состоит и в том, что издатель и комментатор Скорина поместил в своих книгах множество непревзойденных в художественном исполнении гравюр. Часть из них имеет, по мнению исследователей, еще и скрытый символический смысл. Некоторые даже говорят о том, что в знаменитом скориновском автопортрете зашифрована догадка о гелиоцентрической системе мира. И это за 26 лет до издания книги «О вращениях небесных сфер» Коперника!

Скорина не успел закончить издание Библии, потому что в Праге началась эпидемия чумы. Он вернулся на родину и в 1520 году основал в Вильне первую типографию на территории Великого княжества Литовского. Тут вышли в свет «Малая подорожная книжка» и «Апостол». Оба эти издания были предназначены для домашнего чтения.

Сегодня сложно отделить Библию, изданную Скориной, от его личности. Мы не знаем, где похоронен великий книгопечатник, нам негде поклониться его праху. Но само издание Библии является главным памятником Скорине, его жизни и его труду. Эти книги воплощают в себе талант и ум белорусов, их стремление к просвещению, вписывают нашу историю в общеевропейский контекст.

Светлана Кирпа, tio.by

Loading...

Добавить комментарий