Курсы валют

Доллар США
2.0566
Евро
Российский рубль

Погода

13..15 °C

Культура

«В окопах Сморгони»

Image 7141

В местах боев Первой мировой в Сморгонском районе Гродненской области начались съемки художественного фильма режиссера Алексея Туровича с рабочим названием «В окопах Сморгони». Это первое обращение белорусских кинематографистов к теме военных событий 1914—1918 годов.

Артиллерийские залпы, газовые облака, санитарные обозы, штыковые атаки и братание врагов — все как было в течение 1915—1918 годов, когда белорусские земли разделила линия фронта. Возле Сморгони позиционное противостояние российского и германского войск растянулось более чем на 800 дней. Немцы строили доты, русские — траншеи, друг друга травили и обстреливали.

Image 7140

Продать дом, чтобы снять кино

Съемочный лагерь расквартирован в Коране — пригородной деревне под Сморгонью, рядом с которой вырос микрорайон тракторостроителей. Вокруг оживление. Вот мужчина ведет на площадку коня с высокой крытой кибиткой — это передвижной госпиталь времен Первой мировой. В автобусах подвезли медсестер, они греются, ждут своего выхода. Каскадер Сергей Каторженко обучает актеров приемам рукопашного боя, пиротехники устанавливают взрывчатку, а у костра греется костюмированная массовка, не задействованная в эпизоде. Всего на площадке около сотни человек.

Управляет всем процессом режиссер Алексей Турович. Он же и сценарист, так как в основе сюжета его книга «Забытая война». Ассистент режиссера — Станислав Цыбинский, музыку пишет композитор, бывший директор Могилевской областной филармонии Владимир Браиловский.

Image 7139

Кино снимается за счет личных средств Туровича и Цыбинского: первый продал недвижимость, второй — два автомобиля. Оба задействованы в роли офицеров российской армии.

Попытки Туровича заполучить государственную поддержку для создания фильма о Первой мировой были напрасными. Несколько раз он встречался с руководителями Министерства культуры Беларуси, предлагал снять картину к 100-летию начала войны, а потом — к юбилею ее окончания. Идея чиновников не заинтересовала, сценарий не допустили к участию в конкурсе.

— Директор «Беларусьфильма» Владимир Карачевский, когда я договаривался о реквизите, бросил: знаешь, что бюджет такого кино тянет на 5 миллионов долларов? Как будешь снимать на свои копейки? — рассказывает Турович. — Молча, говорю. Возьму и буду делать. И снимаю. Государство ни копейки не дало. На мне все расходы: аренда оборудования, милицейское сопровождение, обеспечение пиротехникой, обеды актерам. Рабочий материал мы снимем, должно хватить. Но ведь еще монтаж, работа звукорежиссера — тоже расходы.

За процессом съемок в Сморгони наблюдают представители местных властей — начальник милиции и идеолог. Алексей Турович — один из активных защитников Куропат, отбывал административное наказание за пикеты против деятельности ресторана «Поедем поедим».

В прошлом году Алексей Турович за собственные средства экранизировал «Желтый песочек» по одноименному рассказу Василя Быкова — о сталинских расстрелах в Куропатах. Прокат фильма в Беларуси был ограничен, большинство кинотеатров отказывались от показов. В то же время в YouTube лента набрала почти 4,5 миллиона просмотров, зрители оставили более 4,5 тысячи комментариев.

О чем фильм «В окопах Сморгони»?

Сюжетная линия ленты базируется на истории артиллериста Геннадия Марковского. В 1915-м он пошел добровольцем в российскую армию и сразу попал в «ад» — на линию фронта в Сморгони. Отсюда он пишет письма своей любимой девушке Нине, в которых рассказывает об ужасах и бессмысленности войны. В отличие от многих сослуживцев, ему посчастливилось выжить. На его воспоминания во время работы в архивах и наткнулся Алексей Турович. А еще кино — о тех белорусах, которые вынужденно воевали за чужие интересы.

Одна из героинь — графиня Александра Толстая, дочь Льва Толстого. Она руководила полевым госпиталем в Залесье, который был развернут в бывшей усадьбе композитора Михала Клеофаса Огинского.

К теме Первой мировой войны у Туровича свой интерес. Он рос в детском доме в соседних Ошмянах, часто его привозили на встречи и спортивные соревнования в такое же заведение в Сморгони. Когда уже начал делать карьеру в кино, по старой памяти посещал детские дома, помогал им и много ездил по окрестностям Сморгони, видел следы забытой войны. Тогда и появилась идея показать сморгонскую страницу Первой мировой.

Съемки идут на местах бывших боев

Большую часть амуниции, артиллерийского и табельного оружия арендовали на «Беларусьфильме». Как говорит Станислав Цыбинский, там потребовали за это около 5 тысяч долларов — вдвое больше, чем для российских сериальщиков. На съемки в массовке приехали друзья из клубов военно-исторической реконструкции— у них своя амуниция.

Некоторые сцены сложно взять крупным планом: реквизит исчерпал свой ресурс, его надо списывать. Но приходится пользоваться тем, что есть.

Фильм снимается в естественных исторических декорациях: на окраине Сморгони в отличном состоянии сохранилась немецкая фортификация, силами энтузиастов были упорядочены и российские позиции. Сейчас снимаются сцены артиллерийского обстрела, рукопашный бой, а также вывоз убитых, раненых и отравленных.

Восстановить память, чтобы не было желания «повторить»

Актеры кинопроекта «В окопах Сморгони» — участники любительских театров, учащиеся минской студии киноактера, реконструкторы-любители из поискового объединения «Сморгонь фронтовая», волонтеры из разных регионов, которые откликнулись на предложение сняться в кино «за интерес».

Снимается и офицер запаса Игорь Павлов, местный предприниматель, который за собственные средства восстанавливает места боев, отыскивает воинские захоронения. Усилиями его фонда «Сморгонь фронтовая» восстановлена стратегическая высотка «Золотая горка», которую в советское время превратили в свалку. Как раз напротив нее государственный долгострой — незавершенный мемориал, который обещали сдать еще в 2014-м, к 100-летию начала войны.

Своими силами расчистили место от бытового мусора, строительного щебня, привели в порядок. Главная задача — создание музея под открытым небом. Чтобы люди приходили, понимали, какую боль и страдания несет война: и первая, и вторая, и, не дай Бог, третья.

Линия российско-германского фронта проходила вдоль дороги, которая и сейчас связывает Сморгонь и древнее Крево. Почти три года здесь летали артиллерийские снаряды, ползли клубы ядовитого газа, солдаты шли в штыковую атаку.

Справка.Во время Первой мировой войны территория Беларуси стала ареной жестокой борьбы двух враждебных империй. За три года из белорусских губерний было мобилизовано около 700 тысяч мужчин, погиб каждый десятый. Потери мирного населения оцениваются более чем в 60 тысяч человек.

Всего из западных регионов Российской империи в рамках принудительного «беженства» царские власти эвакуировали 2 миллиона жителей. После революции и гражданской войны обратно вернулись меньше половины. Последствия демографических потерь ощущаются до сих пор.

В 1915 году были эвакуированы деревни Селец, Новоспаск, Сутьково, Куново, Белковщина, Залесье, Зарудичи, Готковичи, Сапа, Хатуцичи. В Сморгони после 810 дней позиционной войны уцелело лишь несколько домов.

Игорь Корней, «Свобода»

Добавить комментарий