Курсы валют

Доллар США
2.0501
Евро
Российский рубль

Погода

13..15 °C

Культура

Из почты. Юмористические рассказы Зигмунда Декевича

Image 7154

В прошлом номере мы напечатали письмо Зигмунда Чеславовича Декевича из д. Пентенишки Гродненской области, очень интересного человека со сложной судьбой. В молодости он лишился кистей рук, но из активной жизни, как говорят, не выпал. Пишет юмористические рассказы. Предлагаем читателям познакомиться с его творчеством.

«Должник»

Он ненавидел свой город и ненавидел его в основном в летнее время. Улицы полнились грязной жизнью. Тележки, груженные всем, чем угодно, от колбасы до валенок, потоком лились к базару, теснились в воротах огромного городского рынка, набивались в электрички и автобусы. Экзотические толпы толкались в его городе, ссорились и воровали на каждом углу. Обогащались все, кто как мог.

А у него, Алексея Мышкина, молодого инженера, зарплата 120 рублей, и работать он должен в поте лица. Дома молодая жена категорически требовала всю его зарплату. А Мышкину хотелось попить с друзьями пива, и сигарет с фильтром дорогих хотелось. Не клянчить же ежедневно у жены на пиво. Чего доброго, сочтет алкашом, вымаливающим мелочь на чекушку. Тут Алексей и придумал эту историю для жены:

— Понимаешь, Дусь, в армии я танк когда-то разбил, и военкомат вычитает из зарплаты по 20 рублей в месяц.

Дуська, женщина, понятное дело, сознательная была. Долг перед Родиной превыше всего…

Так прошло десять лет. Дети подрастают, расходы растут, зарплата по-прежнему маленькая у мужа, а Родина от долга не отказывается. Дуська возмутилась.

—Десять лет назад человек в армии ошибся случайно, и столько лет вычитают кругленькую сумму?! Идем в военкомат разбираться!

Страшно тут стало Мышкину. Столько лет водил жену за нос. И снова возненавидел он свой город, его улицы и его жителей, свою дурацкую работу. Но делать нечего, и он решил, что там, на месте, что-нибудь придумает.

Пришли они в военкомат, зашли в кабинет, Дуська с порога излагает суть дела. Военком был человек не глупый, выслушал, подумал и говорит супруге Мышкина:

— Подождите за дверью, мы с вашим мужем решим этот вопрос.

Дуська вышла. А военком аж с места вскочил:

— Как ты смеешь, сукин ты сын! У тебя двое детей, а ты у них отнимаешь! Между прочим, я, коли хочешь знать, за разбитую подводную лодку и то по десять рублей плачу. А ты за танк — по двадцатке!

Потом чуть успокоился:

— Как мужик мужика я тебя понимаю полностью, на сто процентов. А потому сделаем так. Я напишу тебе справку для жены, и будешь теперь платить по десять рублей, хватит тебе на пиво и сигареты!

Так и сделали. Выходит Мышкин хмурый из кабинета. Ненавидит пуще прежнего свой город, жену, работу и… военкома.

Дуська с нетерпением и надеждой в глазах бросается к мужу, спрашивает шепотом:

— Ну, как?

Мышкин сует ей под нос справку… И тут его осенило!

— Как, как? Вот так! Полюбуйся на свою работу! Дотрепалась! Еще червонец выписали!..

Он круто поворачивается и, печатая шаг, идет к выходу. В душе у него вдруг наступила весна. Это ж надо было так ловко придумать!

Тридцатка теперь в его полном распоряжении!

Страшная сила — целительство

Моя мать была цыганкой, а отец — обыкновенный мошенник. Нет, он не обворовывал людей. Он дарил им надежду — за деньги. Этим самым, кстати, многие занимаются и сейчас. Появилась целая когорта лекарей, народных целителей, экстрасенсов и колдунов, которые обещают сделать невозможное для нашего счастья. Я не утверждаю, что все они обманщики, но самозванцев достаточно. Таким был и мой отец. Он лечил «наложением рук»…

Сам я хоть и представляюсь магом на арене, но я — иллюзионист, попросту, фокусник. Но находятся люди, которые принимают меня за экстрасенса. Вот в одном небольшом городе, после выступления, ворвалась ко мне за кулисы дородная женщина и давай просить, чтобы я вылечил ее мужа от пьянства. Я ее уверяю, что не умею этого делать. А она плачет: «У вас это получится!» — и не уходит.

— Позови его сюда, — попросил я.

Входит в комнату такой облезлый, тощий мужичок. Я сажаю его на стул, делаю руками какие-то манипуляции над ним, что-то непонятное бормочу себе под нос. А потом и говорю:

— Отныне вы будете пить только одну рюмку перед обедом — и все!

Я уже забыл эту комическую историю с исцелением дядьки. Но вот через много лет меня судьба забросила опять в этот город. После выступления заходит ко мне за кулисы упитанный такой мужчина и говорит, что я когда-то вылечил его от пьянства. И напомнил мне тот случай.

— И что? — спрашиваю, улыбаясь. — Так по одной рюмке, перед обедом и принимаете?

— Да, — улыбается и он. — Но обедаю шесть раз в день…

Добавить комментарий