Курсы валют

Доллар США
2.3977
Евро
Российский рубль

Погода

16..18 °C

Диагноз

Дело рук самих утопающих

Karbalevich

Политика — профессия от дьявола
Евгений Евтушенко

Уже который месяц пандемия коронавируса является главной мировой проблемой. Таковой же она остается и в Беларуси. Количество инфицированных в стране перевалило за 11 тысяч. Причем, удвоение произошло за неделю.

И очень показательными являются темпы роста числа зараженных. Если неделю назад их количество увеличивалось на 400-500 человек в сутки, то последние три дня эта цифра составила свыше 800 человек.

Но если сравнивать ситуацию с пандемией в Беларуси с мировыми тенденциями, то возникает одно несоответствие. Уровень смертности у нас значительно меньше (75 человек 27 апреля). Например, в Швеции, где тоже не введен карантин, при аналогичных темпах инфицированности (400—800 человек в сутки), количество смертей от вируса в 10 раз больше. В Польше на 26 апреля 11395 случаев заболевания COVID-19, умерли от этой болезни 526 человек. Хотелось бы верить, что  дело здесь в чудесах белорусской медицины, а не в чудесах нашей статистики.

Несмотря на все попытки белорусских властей уверить население, что меры, принимаемые государством, соответствуют степени опасности, общество им не верит. Согласно исследованию компании SATIO, проведенному в конце марта, 70% опрошенных выступали за запрет всех массовых мероприятий. Новый социологический опрос Белорусской аналитической мастерской под руководством профессора Андрея Вардомацкого показал: 86% белорусов считают, что реакция властей на пандемию была недостаточной.

И небольшое количество детей в школах также, в определенной степени, является своеобразным голосованием белорусов по поводу решения президента возобновить занятия. Например, согласно данным Министерства образования, в субботу 25 апреля только 30% учащихся пришло в школы.

И вовсе не случайно в последнее время А. Лукашенко при любом публичном выступлении вынужден оправдываться, доказывать правильность своей политики в отношении пандемии. Но делать это ему становится все труднее.

Хотя президент пытается сместить акцент своей аргументации на экономику, дескать, введем карантин, «но жрать что будем», однако, чем дальше разворачиваются события, тем больше становится очевидным, что экономический фактор в качестве причин такой политики находится на десятом месте.

А. Лукашенко поднял свое отношение к пандемии до уровня принципа, идеологии, символа веры. Чем больше развивается эпидемия, тем настойчивее Лукашенко выступает против изоляции и ограничительных мер.

Очень показательным является указание президента возвратиться к занятиям в школах в момент ускоряющегося роста числа инфицированных. Причем, власти пытаются заставить детей ходить на занятия. Появилась информация, что Министерство образования приняло решение не аттестовывать в четвертой четверти учеников, которые не ходят в школу.

Или взять решение властей провести 25 апреля общереспубликанский субботник на фоне пандемии, в котором поучаствовали, согласно официальным данным, 2,3 миллиона человек. Кстати, Международная организация труда осудила его проведение.

Также власти готовятся к параду, продолжается футбольный чемпионат Беларуси. Все это никак не объяснить заботой об экономике.

Возможно, здесь мы имеем дело с инстинктом власти, доведенным до логического конца. В СМИ уже высказывалось мнение, что с точки зрения Лукашенко, настоящая власть — это власть над жизнью и смертью его подданных. Вот почему, кстати, белорусский лидер так непреклонен в отношении сохранения смертной казни в стране. Количество смертей от коронавируса в Беларуси уже измеряется десятками. И от его решений зависит, увеличить или уменьшить этот трагический счет. Вот он, апофеоз власти, ее кульминация. Причем, вероятно, такие заключения не полностью осознаны на рациональном уровне, и, возможно, мы имеем дело с подсознательными импульсами, возникающими на уровне интуиции. Вся трагедия в том, что здоровье и жизнь многих белорусов сильно зависят от этих импульсов у одного человека.

На прошлой неделе властями были обнародованы меры по государственной поддержке экономики, терпящей от пандемии. Такие решения в других странах были приняты давно. Правительство Беларуси разработало комплекс мер по поддержке экономики уже в середине марта. Все ждали одобрения А. Лукашенко. А он держал паузу больше месяца, чего-то ждал.

Наконец, 24 апреля был принят президентский указ №143 «О поддержке экономики». Масштаб поддержки оказался небольшим по нескольким причинам.

Прежде всего, А. Лукашенко стремится всех заверить, что в Беларуси нет проблем, поскольку власти не ввели карантин, не остановили экономику. ВВП в первом квартале снизился только на 0,3%. А реальные доходы населения даже увеличились на 7,1%. Поэтому, если нет проблем, то зачем суетиться.

Вторая причина столь долгой задержки с принятием мер по поддержке экономики заключается в том, что у государства нет на это денег. Бюджет на 2020 год был принят с дефицитом. Как сказал А. Лукашенко, «если кто-то хочет, чтобы ему дали, пусть скажет: где это взять?». У правительства есть небольшая финансовая «заначка», но ее берегут для повышения зарплат, прежде всего, бюджетникам перед президентскими выборами. Выборы важнее коронавируса.

Если в других странах правительство пошло на снижение налогов, арендной платы для субъектов хозяйствования, то в Беларуси речь идет только об отсрочке их выплат, рассрочке уплаты кредитов.

В соответствии с указом теперь наниматель может предупреждать своего работника об изменении существенных условий труда не за месяц, как записано в Трудовом кодексе, а всего за один день. Это еще один штрих к образу «социального государства», о котором все время твердят власти.

Ранее премьер-министр Сергей Румас сообщал, что на поддержку экономики планируется потратить около 110 миллионов рублей. Совсем немного. А. Лукашенко отметил, что эти деньги передаются руководителям областей, и они уже будут их распределять.

Из более ранних заявлений А. Лукашенко очевидно, какими будут приоритеты в государственной поддержке, и здесь частным предпринимателям нечего ловить. Так, 3 апреля в Смолевичах белорусский лидер попросил малый и средний бизнес не обижаться, но в первую очередь государство поддержит производителей: «Как вы думаете, вы сегодня поддержите ресторан или БелАЗ. Конечно, мы будем поддерживать производителя в первую очередь... Настало время кубышечку развязать, вложить в бизнес те запасы, которые есть... Это твой бизнес, ты его спасай, а мы подставим плечо, если у нас будет такая возможность».

Такой подход полностью вытекает из экономической политики, проводимой А. Лукашенко в течение почти 26 лет. Отношение президента к предпринимателям чисто инструментальное. Функция бизнеса в Беларуси — помочь выживанию белорусской социальной модели, в которой доминирует госсектор. Все эти годы из бюджета помогали государственным предприятиям. Почему сейчас должно быть иначе? А в отношении бизнеса действует принцип: спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Следите за руками

Лукавая позиция

Социальный дарвинизм

Все хорошо, прекрасная маркиза

Добавить комментарий