Курсы валют

Доллар США
2.3977
Евро
Российский рубль

Погода

16..18 °C

Диагноз

Мы за ценой не постоим

Karbalevich

Проведение парада 9 мая стало вершиной, пиком белорусской альтернативы в реагировании на пандемию, высшей точкой вызова миру. Может, только ради этого зрелища и нужно было занять такую перпендикулярную позицию в отношении коронавируса.

Мало того, что весь мир смотрит белорусский футбол. Теперь весь мир был поражен белорусским парадом. Это дни славы А. Лукашенко, которые, скорее всего, больше никогда не повторятся. И для этого стоит жить и рисковать. А к тому, что слава сомнительная, ему не привыкать.

В цивилизованном мире считается неприличным, встав перед дилеммой — экономика или здоровье и жизнь людей, — выбирать экономику. Хотя в действительности политики вынуждены постоянно делать такой выбор, но даже его публичное озвучивание считается слишком циничным. Поэтому лишь несколько глав государств (США, Бразилия) осмеливаются намекнуть на такую дилемму. А президенту Беларуси не стыдно.

Еще менее достойно жертвовать здоровьем и жизнью людей ради политических и идеологических целей. А белорусский лидер это открыто демонстрирует. По его словам, парад — это «глубоко идеологическая вещь».

Но в нашей истории с парадом ситуация еще печальнее. В решении о его проведении не просматривается какой-то четкий политический расчет. Здесь мы выходим на третий уровень политического цинизма — приносить жертвы ради ... может быть, не прихоти и каприза, а, скажем так, удовлетворения личных политических амбиций. В этом смысле парад похож на международный рождественский турнир по хоккею после Нового года, только в большем масштабе.

Вообще парад во время пандемии — это кульминация белорусского авторитаризма, его презентация в чистом виде без каких-либо примесей. Стерильный чистый политический продукт. Парад — это демонстрация в такой яркой, образной, выпуклой форме того факта, что не только благополучие, но здоровье и жизнь людей во многом зависят от мировоззрения, психологии одного человека.

А население в рамках созданной в Беларуси политической системы является лишь инструментом для реализации политических амбиций лидера. Если народ не является субъектом политики, то кем он еще может быть, если не средством. Других отношений между «царем» и подданными в подобных системах не бывает.

Теперь о содержании амбиций. Проведение парада нужно рассматривать в контексте давнего и долгого соревнования А. Лукашенко с В. Путиным. Главный смысл этой демонстрации состоит в том, чтобы одним махом утереть нос российскому лидеру. Это такое искушение, ради которого можно пуститься во все тяжкие.

Своими действиями А. Лукашенко как бы выставляет В. Путина слабаком, который испугался, спрятался от коронавируса в бункере и отказался от парада в честь такой знаменательной даты. На этом фоне именно белорусский лидер преподносится истинным наследником Победы.

Второй момент. Проведением парада 9 мая в период пандемии А. Лукашенко якобы возвращает Беларуси образ главного хранителя советских традиций. Этот статус был закреплен за Беларусью в 1990-2000 годах, когда именно здесь проходило самое масштабное празднование Дня Победы. Потом В. Путин перехватил эту роль. То, что происходило в России в последние годы на 9 мая, уже получило название «победобесие». И теперь А. Лукашенко воспользовался сложившейся благоприятной возможностью, чтобы все вернуть назад. Хотя бы на короткое время (потому что парад в России вроде бы перенесен на 24 июня). Пусть и не долгие, но дни славы.

Многие реплики А. Лукашенко доказывают, что российский фактор здесь главный. И приглашение лидеров постсоветских государств прибыть в Минск 9 мая. И замечание, что якобы «отдельные российские депутаты и сенаторы также изъявили желание посетить парад в Минске». И почти призыв: «Надо попросить российское телевидение показать наш парад россиянам».

Таким образом, символическая победа над давним противником, месть за все прежние обиды — вот главный смысл проведения парада. Ради этого, как поется в известной песне, «мы за ценой не постоим».

Однако в итоге этот политический триумф оказался немного размытым. А. Лукашенко в своем решении провести парад ссылается на народ, дескать, «что скажут люди». Однако вряд ли таким своим действом он слишком выиграет даже в глазах собственного электората. Белорусы — прагматичные, неидеологизированные люди. И для них предложение рисковать своим здоровьем, чтобы отпраздновать событие, которое произошло 75 лет назад, выглядит сомнительным.

И, кстати, само проведение парада стало своеобразным социологическим тестом, показывающим отношение к нему народа. В 2015-м году парад собрал, по официальным данным, около 600 тысяч человек. На нынешнем параде, по оценкам МВД, присутствовало только 15 тыс. человек. То есть в основном пришли те, кого мобилизовали, обязали, чтобы заполнить трибуны парада, создать массовость. А добровольных зрителей, которых обычно бывает во много раз больше официально приглашенных, теперь было мало. Двухмиллионный Минск ответил бойкотом.

В речи А. Лукашенко на параде ощущался какой-то комплекс одиночества, изоляции. Примечательно, что он почему-то начал свою торжественную речь с оправдания: «Но в этом обезумевшем, потерявшем ориентиры мире найдутся люди, осуждающие нас за место и время проведения этого священного действа. Хочу им сказать по-человечески: не торопитесь делать выводы, а тем более осуждать нас — наследников Победы, белорусов. Мы просто не могли иначе, у нас не было другого выбора».

Но ведь, по большому счету, триумфаторы не оправдываются.

Политическое одиночество А. Лукашенко проявилось и в том, что на празднике не появилось никаких заметных иностранных гостей. В Минск не приехал не только никто из лидеров постсоветских государств. «Отдельные российские депутаты и сенаторы» либо передумали посещать белорусскую столицу, либо им не разрешил Кремль. Российские государственные СМИ постарались не заметить белорусский парад.

Всего на параде присутствовали только 18 послов из 45 посольств, представленных в Беларуси. Послы Европейского Союза, за исключением глав диппредставительств Венгрии и Словакии, не сочли возможным посетить это мероприятие.

Не говоря уже о том, что в белорусском обществе реакция на парад была, скажем мягко, неоднозначная.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Чумной барак

Дело рук самих утопающих

Следите за руками

Лукавая позиция

Добавить комментарий