Курсы валют

Доллар США
2.4332
Евро
Российский рубль

Погода

14..16 °C

Диагноз

Эффект отрицательной адаптации

Karbalevich

Если бы геометрические аксиомы задевали интересы людей, они бы опровергались.
Томас Гоббс

Много раз анонсированная Александром Лукашенко смена правительства произошла 4 июня. Впервые за годы своего правления он отправил его в отставку до, а не после выборов, что является еще одним свидетельством чрезвычайности ситуации, в которой пребывает правящий режим.

Это решение президента было обусловлено несколькими причинами. Прежде всего, он почувствовал колоссальную неудовлетворенность общества властью. В такой ситуации для А. Лукашенко было вполне естественно сделать правительство громоотводом, который должен принять удар народного гнева и отвести его от настоящего виновника.

Одновременно президент пытается показать людям, что он их слышит, реагирует на общественные импульсы, что-то делает. Вот, например, правительство поменял.

Но, видимо, главная причина этого решения состоит в том, чтобы избавиться от прежнего премьера Сергея Румаса. У президента почему-то с самого начала не сложились с ним отношения. Самое главное, он не был уверен в лояльности главы правительства. Напомню, что согласно Конституции, в случае невозможности президента исполнять свои обязанности, эта должность временно переходит премьер-министру. Поэтому А. Лукашенко должен очень доверять этому человеку.

Еще небольшой нюанс. Сергей Румас в свое время входил в совет директоров Белгазпромбанка — того самого, которым руководил Виктор Бабарико. А последний, к тому же, еще и похвалил правительство  Румаса. Для президента такие мелочи очень важны.

Важно обратить внимание, что президент, объясняя причины назначения Романа Головченко главой правительства, констатировал: «Самое главное — это надежный человек, которому можно доверить».

Действительно, Р. Головченко работал послом Беларуси в Объединенных Арабских Эмиратах с 2013 по 2018 год, был вовлечен в довольно деликатные фрагменты в отношениях между белорусским руководством и ОАЭ. Кроме того, новый премьер два года возглавлял Государственный военно-промышленный комитет. Во всем мире ВПК, продажа оружия — это сфера самых больших государственных секретов. Иначе говоря, Р. Головчено — тот человек, которому А. Лукашенко больше доверяет. А на данном этапе политическая лояльность важнее профессиональных качеств чиновников.

Еще один смысл этих изменений в правительстве — взять под контроль ситуацию в номенклатурной среде, включить режим мобилизации. Для этой задачи нужна фигура во главе правительства с бэкграундом силовика, человека жесткого, исполнительного. Поэтому такой выбор.

Хорошей иллюстрацией хода избирательной кампании стало выступление А. Лукашенко перед новым правительством и руководством государства 4 июня. Он был очень нервным, возбужденным, переходил на крик. БТ показало, как он призывает, просит своих министров не верить глазам своим, не доверять информации, что по всей стране люди становятся в большие очереди, чтобы подписаться за альтернативных кандидатов. Он пытался убедить свое ближайшее окружение, что он еще силен народным доверием. Сам факт, что это приходится доказывать в такой эмоциональной форме, очень знаменателен.

Еще один показательный момент. Во время избирательных кампаний А. Лукашенко обычно не вступал в споры со своими оппонентами. Ибо считал их слабыми, несерьезными, не заслуживающими упоминания. С политтехнологической точки зрения это было правильно. Сейчас же в самом начале избирательной кампании он начал активно полемизировать с тремя своими оппонентами: Сергеем Тихановским, Валерием Цепкало, Виктором Бабарико. Хотя, казалось бы, не царское это дело, оглашать компромат на соперников. Для этого есть государственные СМИ, штатные пропагандисты. Но ситуация так прижала, что приходится самому выступать в роли пиарщика.

Нынешняя кампания выявила еще один интересный феномен. Долгие годы основным конфликтом белорусского общества было противостояние между властью и оппозицией. Теперь же в ходе избирательной кампании стихийно, спонтанно сложилась и отпечаталась на информационном экране такая схема: народ против Лукашенко; кто угодно, только не он. Причем, другой части народа, которая выступает в поддержку существующего режима, не видно и не слышно. От ее имени говорят исключительно представители власти. 5 июня в Минске был организован первый масштабный пикет в поддержку А. Лукашенко. Мобилизованные по госучреждениям и привезенные на автобусах люди, большинство которых отказывалось отвечать на вопросы журналистов, плохо ассоциировались с преданным электоратом президента.

Важно обратить внимание на одно заявление А. Лукашенко в ходе этого выступления 4 июня: «Запомните вы и все, кто меня услышит: страну они не получат». Говоря другими словами, президент признается, что выборы в Беларуси — это пустая формальность, которую не надо принимать всерьез, и как бы ни проголосовал народ, он власть не отдаст.

А. Лукашенко на ходу пытается переформатировать тему избирательной кампании. Он обвинил С. Тихановского и В. Бабарико в том, что за их выдвижением стоит Россия. Иначе говоря, нынешнюю схему «народ против Лукашенко» он стремится заменить иным позиционированием: «Кремль против Лукашенко». И все противники белорусского лидера автоматически превращаются в агентов Москвы, коллаборационистов и предателей.

Однако есть сомнение, что это переключение информационного экрана на другой канал сработает. Прежде всего, кампания набрала свою инерцию и перепрограммировать ее будет трудно. Поскольку общественное доверие к А. Лукашенко и государственным СМИ резко упало, то их способность определять повестку дня публичных дебатов уже не такая, какой была  раньше.

К тому же электорат самого президента и аполитичные граждане весьма позитивно относятся к России. И зацепить их антироссийскими лозунгами будет нелегко. И если объявить всех людей, стоящих в очередях по всей стране, чтобы подписаться за альтернативных кандидатов, сплошь агентами Москвы, то можно даже получить обратный эффект.

Одновременно власти усилили репрессии против оппонентов. По всей стране продолжаются задержания. В воскресенье 7 июня пикеты на Комаровке в Минске проходили в сопровождении стоящих недалеко автозаков.

Продолжается разгром команды Сергея Тихановского. Большой резонанс получила история с 900 тысячами долларов,  найденными при обыске в доме блогера. Здесь все очень странно. Во-первых, если С. Тихановский обвиняется в применении насилия в отношении милиционера во время инцидента в Гродно, то зачем понадобился обыск в доме? Что там можно найти в подтверждение этого обвинения?

Во-вторых, деньги нашла только третья бригада следователей. И непонятно, чьи они.

В-третьих, само по себе наличие денег у гражданина не является преступлением.

Но самое главное, эффективность компрометирующих материалов во многом зависит от доверия к источнику информации, популярности человека, которого пытаются дискредитировать. Бывают ситуации, когда политик превращается в народного кумира, и любая негативная информация отскакивает от него, как горох от стенки. В таком случае вбрасывание компромата дает противоположный эффект. В социологии это называется «эффектом отрицательной адаптации». К тому же мы живем в информационную эпоху. Тем более, что власти работают грубо, неуклюже, рассчитывая на влияние силы и страха, и явно проигрывают это соревнование.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Беларусь просыпается

Благовест перемен

Неожиданный старт

Мы за ценой не постоим

Добавить комментарий