Курсы валют

Доллар США
2.4332
Евро
Российский рубль

Погода

12..14 °C

Диагноз

Общество хочет перемен

Karbalevich

Не надо меня ставить перед выбором. Если я поведу себя демократично, покажу, что я беленький и пушистенький, у меня шанс потерять страну вообще.
Из выступления А. Лукашенко на совещании 19.06.2020 г.

Думаю, эта цитата, вынесенная в эпиграф, вряд ли нуждается в каком-то комментарии. То, что А. Лукашенко отождествляет страну с собственной властью, давно уже никого не удивляет.

Но по сути он прав. На демократических выборах он проиграет серьезному оппоненту. Поэтому действующий президент взял курс на удержание власти силой.

Вслед за Сергеем Тихановским 18 июня был отправлен за решетку второй наиболее популярный противник президента Виктор Бабарико. Это произошло ровно через неделю после возбуждения уголовного дела в отношении сотрудников «Белгазпромбанка». Почему он не был немедленно задержан вместе с 20 коллегами по банку и друзьями? Зачем было ждать целую неделю?

Возможно, А. Лукашенко ожидал, что, оказавшись в ситуации, когда друзья взяты в заложники, В. Бабарико не выдержит психологического давления и снимется с выборов. Кроме того, вполне вероятно власти искали формальные зацепки, ожидали, что некоторые из задержанных могут дать какие-то показания против главного оппонента А. Лукашенко, чтобы арест мог выглядеть более или менее оправданным.

Важно обратить внимание, что 12 июня в Полоцке А. Лукашенко сказал следующее о будущем Виктора Бабарико: «Я хочу, чтобы он попал на выборы... Узником совести мы его не сделаем». То есть сначала власти не собирались его арестовывать.

Но прошла неделя, и А. Лукашенко передумал. Что случилось за эту неделю? По всей видимости, президент почувствовал, что ситуация складывается не в его пользу. Возможно, социологи предоставили ему новые цифры, может быть, он почувствовал некоторые колебания в среде номенклатуры. И на основании этой новой информации решил, что нужно закончить игру в кошки-мышки и забить все гвозди по самую плешку.

Вряд ли стоит всерьез обсуждать выдвинутые против В. Бабарико обвинения. Они не рассчитаны на рациональное восприятие. Ставка делается на то, чтобы оглушить аудиторию нагромождением громких эмоциональных обвинений в стиле «пропаганды на войска противника» (была такая дисциплина в военных училищах).

В любом случае, отправив В. Бабарико за решетку, А. Лукашенко делает шаг, который должен решительно изменить направление избирательной кампании. Игра в демократию, справедливость, народное волеизъявление отброшена.

Ведь останься В. Бабарико на свободе, его популярность в обществе продолжала бы расти по правилу снежного кома. Согласно законам социологии, неопределившиеся присоединяются к большинству.

Поэтому, чтобы развеять все надежды, показать всем и каждому, что ожидания перемен напрасны, необходимо дать сигнал единственно понятным в Беларуси способом: посадить кандидата за решетку. Расчет на то, что белорусы — люди практичные. И даже если В. Бабарико останется в избирательных бюллетенях (хотя не факт, что он будет зарегистрирован), за него не станут голосовать. Ибо должны понимать, что из тюрьмы в президенты Беларуси не переходят. Арест В. Бабарико — это закрепление в белорусском сознании фатализма, который начал было рушиться в ходе избирательной кампании. Как в «Божественной комедии» Данте Алигьери, над вратами ада висела надпись: «Оставь надежду, всяк сюда входящий».

В тот же день, 18 июня, Минск отреагировал на репрессии против противников режима 7-часовой акцией солидарности. Люди, которые выстроились в цепь на главном проспекте столицы, очевидно, пользовались поддержкой огромного количества белорусов. До глубокой ночи были слышны сигналы проезжающих мимо машин. А живые видео-репортажи независимых СМИ с места события смотрели сотни тысяч людей.

19 июня акции протеста против политических репрессий перекинулись в регионы, прошли во многих городах Беларуси. Впервые в истории протестовали в маленьких городах Пружаны, Столин, Ганцевичи. Следует отметить их спонтанный и стихийный характер. Они стали проявлением активности и гражданского импульса самих людей.

И в этот день милиция начала разгонять и задерживать протестующих. Власти испугались, что если процесс народной активности не будет остановлен в самом начале, ситуация может раскачаться, выйти из-под контроля, и через некоторое время вся Беларусь окажется на улицах. А поскольку, благодаря независимым СМИ, люди могли наблюдать за протестом в прямом эфире, то началась охота на журналистов. В Минске блокировали интернет, закрыли станции метро в центре города.

Было задержано свыше 150 человек, милицией оформлено 270 протоколов. Причем задержание сопровождалось избиением людей. В Центре изоляции правонарушителей на ул. Окрестина в Минске жестокое обращение с задержанными доходит до пыток. Павел Северинец в знак протеста даже порезал себе руку.

Создается впечатление, что это показательная и демонстративная жестокость. Ее смысл в том, чтобы всех запугать, нагнать страха на людей. Кажется, А. Лукашенко махнул рукой на рейтинг и делает ставку только на голую силу.

Обратите внимание, голос той части народа, которая выступает против нынешнего режима, звучит громко, эти люди отчетливо видны. Они самоорганизовались, начали работать горизонтальные связи. Появилось реальное гражданское общество.

А вот сторонников А. Лукашенко нет на информационном экране. Не говоря уже об улице, но даже в социальных сетях, если исключить «троллей в штатском», их мизер. В основном от имени этих людей говорят власти: сам А. Лукашенко, различные руководители, государственные СМИ, правоохранительные органы.

Еще один интересный момент. Пока протестное настроение общества, «восстание масс» не превращается в «кризис верхов», не ведет к расколу элит, что по всем теориям является необходимым условием для любых глубоких изменений. Вся государственная машина, политическая система работает без сбоев, ее механизмы действуют безупречно, правоохранительные органы осуществляют репрессии даже в более широком масштабе, чем обычно. Подписи в поддержку А. Лукашенко собирались во всех госучреждениях без сопротивления. Иначе говоря, общество и власть живут в разных, параллельных, не пересекающихся мирах, между ними нет диалога, они не хотят слышать друг друга.

Сложилась драматическая ситуация. Общество хочет перемен и готово за них бороться. Власть стремится удержаться с помощью силы и включает маховик репрессий на полные обороты. Активисты с помощью социальных сетей отслеживают милиционеров, отличающихся жестокостью. А милиционеры через те же механизмы ищут и находят тех людей, которые сопротивлялись милиционерам.

Страна живет в психологическом состоянии холодной гражданской войны.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Политический самострел

Эффект отрицательной адаптации

Беларусь просыпается

Благовест перемен

Добавить комментарий