Курсы валют

Доллар США
2.5862
Евро
Российский рубль

Диагноз

Возвращение блудного сына

Karbalevich

Встрече Лукашенко с Путиным предшествовали два важных события, которые можно считать прелюдией.
Прежде всего, белорусский лидер дал большое интервью российским государственным СМИ. Его главный месседж российской элите довольно прост. В Беларуси нет революции или народного протеста.

По улицам гуляет горстка отщепенцев, управляемых Западом, который стремится осуществить «цветную революцию» в Беларуси исключительно для того, чтобы подготовить плацдарм для такой же революции в России. Поэтому, поддерживая Лукашенко, вы, россияне, спасаете себя. В связи с этим, от меня не должны требовать много уступок в обмен на помощь России. Нейтрализуя белорусскую революцию, я уже оказываю вам огромную услугу.

Второе событие. В субботу и воскресенье в Беларуси прошли массовые акции протеста. Несмотря на резко возросший маховик репрессий (13 сентября было задержано 774 человека), масштаб протеста не спадает. Более того, часть протестующих, несмотря на ожесточенное противодействие силовиков, разными обходными путями добрались до элитного поселка Дрозды и оставили «подарки» возле дома главы ЦентризбиркомаЛидии Ермошиной. Иначе говоря, себя защитить Лукашенко еще может, но высших чиновников, которые обеспечивают ему власть, уже нет. Сил не хватает.

Вот с таким тяжелым политическим багажом Лукашенко приехал к Путину. Политический банкрот, не способный справиться с протестами и вообще с проблемами своей страны, приехал просить помощи. Дескать, помоги удержать власть. Короче, современный вариант картины «Возвращение блудного сына».

Ситуация унизительная не только лично для Лукашенко, который вынужден упрашивать своего заклятого соперника. Она унизительна для Беларуси в целом. Ее судьбу пытаются решить в соседнем государстве. Это несчастливый конец сказки о Лукашенко как защитнике белорусского суверенитета.

Но смотрите, какая удивительная логика. Лукашенко готов вести переговоры, торг, диалог с главой соседнего государства о будущей судьбе Беларуси, но не с собственным народом. Он не может унизиться до диалога с белорусами. Вести дискуссию с подданными — это позор, а вот просить помощи у соседнего суверена — вполне приемлемо. Это логика средневекового монарха.

Теперь о содержании переговоров и их итогах. Лидеры приехали в Сочи с разной повесткой дня. Лукашенко хотел бы получить от России помощь: политическую, дипломатическую, информационную и, в первую очередь, финансовую.

Путин заявил, что Россия планирует предоставить Беларуси кредит в $1,5 млрд. Согласно предыдущей информации от российских официальных лиц, речь идет о реструктуризации долга. Белорусская революция принудила Москву вернуться к политике дотаций своего союзника.

Конечно же, тема «углубления интеграции», что предполагает сокращение белорусского суверенитета, обсуждалась. Вероятно, Лукашенко дал очередные твердые обещания. Но не более того.

Но именно сейчас скоропостижно подписывать какие-то документы, например, те самые долгомученические «дорожные карты», совершенно не ко времени. Это могло бы стать дополнительным маслом в огонь белорусских протестов. Да и белорусская номенклатура встретила бы это неоднозначно. Те времена, когда Лукашенко мог принимать любые единоличные решения, ни на кого не обращая внимание, прошли.

Думаю, что главным вопросом повестки дня переговоров в Сочи было разрешение белорусского политического кризиса. Путин полностью поддержал Лукашенко в его борьбе с белорусским народом. Ведь победа «цветной революции» в Беларуси — страшный сон Кремля. Это был бы плохой пример для России. К тому же это неприятное напоминание Путину, что долгое пребывание на вершине власти ничем хорошим не кончается, что в политике от любви до ненависти всего один шаг. Сработала солидарность автократов.

Однако в Москве считают, что разрешать белорусский политический кризис только силовыми методами было бы неправильно. Дескать, кроме кнута, обществу нужно предложить и пряник, показать морковку. И Владимир Путин, и глава МИД Сергей Лавров публично заявляют, что в Беларуси необходима конституционная реформа, а затем досрочные президентские выборы. По сценарию Кремля, этот шаг должен выполнять функцию такого пряника, который удовлетворил бы белорусское общество. Возможно, на таких условиях Путин поддержал Лукашенко.

В интервью российским СМИ на прошлой неделе Лукашенко очень неопределенно говорил о сроках принятия новой Конституции и досрочных выборах. Дескать, может быть.

Почему-то во время встречи в Сочи о конституционной реформе в Беларуси говорил Путин, а не Лукашенко. Видимо, именно Москва оказывает давление на Минск, подталкивая к этому шагу. Лукашенко якобы соглашается, но неохотно.

Но проблема в том, можно ли разрешить конфликт в Беларуси таким способом? Ведь содержание белорусского политического кризиса совсем другое. Главный его вопрос — это нелегитимность президентских выборов, статуса Лукашенко и всего правящего режима. Именно по этой причине десятки и сотни тысяч людей выходят на акции протеста. А конституционная реформа никак не позволяет его разрешить. Тема новой Конституции — это вообще шаг в сторону, это попытка переключить внимание общества на совсем другой вопрос, подменить общенациональную повестку дня.

Но, похоже, что вокруг этой конституционной реформы и будут в ближайшее время разгораться политические страсти.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Супрацьстаянне абвастраецца

Равновесие сил

Белорусская революция

«Травмированная Беларусь»

Добавить комментарий