Курсы валют

Доллар США
2.546
Евро
Российский рубль

Погода

9..11 °C

Диагноз

После Сочи

Karbalevich

Никогда больше страна не должна быть в заложниках у одного человека, цель которого — умереть во власти, невзирая на нанесенный нации ущерб.
Эммерсон Мнангагва

Политические процессы в Беларуси на минувшей неделе в значительной степени проходили под знаком сочинских договоренностей Александра Лукашенко и Владимира Путина.

До нынешней избирательной кампании белорусский лидер опирался на поддержку народа. Теперь чрезвычайно важной подпоркой для власти Лукашенко становится Россия. Москва значительно усилила свое влияние на Беларусь. Но постепенно оказывается, что эта опора Лукашенко не такая уж надежная.

17 сентября министр иностранных дел России Сергей Лавров дал примечательное интервью телеканалу RTVI, в котором заявил: «Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко сам сказал, что, возможно, он «засиделся» ... Как сказал белорусский лидер, после конституционной реформы он будет готов объявить досрочно парламентские и президентские выборы. Это предложение показывает рамки, в которых полностью возможен национальный диалог. Важно только, чтобы в процесс конституционной реформы были вовлечены представители всех слоев белорусского общества, чтобы эта реформа была полностью легитимной и понятной для всех жителей. Кроме того, нужны какие-то конкретные предложения о том, когда, где и в какой форме этот процесс может начаться».

Таким образом, Лавров обнародовал позицию Кремля, которую Путин продавливал в Сочи. А именно: Лукашенко должен уйти досрочно, не отбыв до конца свою новую пятилетнюю президентскую каденцию.

Однако Лукашенко, похоже, с таким сценарием не согласен. Хотя не исключаю, что в Сочи он не возражал. Но вернувшись домой, Лукашенко фактически дезавуировал сочинские договоренности.

Через день после переговоров с президентом России Лукашенко срочно собрал все высшее руководство государства, назвав это мероприятие «встречей с политическим активом». Видимо, очень неблагоприятное впечатление на правящую элиту произвело то, назовем его так, коленопреклоненное положение, в котором Лукашенко сидел в Сочи перед Путиным. И поэтому нужно было очень быстро нейтрализовать это впечатление.

Так вот, выступая перед этим «активом», Лукашенко сказал: «Следующие президентские выборы пройдут в соответствии с Конституцией». Если в соответствии с Конституцией, то это значит не досрочные, а очередные, которые должны пройти через 5 лет, то есть в 2025 году. Выходит, что никаких досрочных президентских выборов не планируется.

Далее Лавров говорит о национальном диалоге. Лукашенко же только разжигает противостояние. На той же встрече с «активом» он не придумал ничего нового, как убеждать высокопоставленных чиновников, что массовые протесты – это результат всемирного заговора против Беларуси. Почему эти технологии «цветной революции» не работали 26 лет, а теперь вдруг заработали? Нет ответа. В любом случае, публичная

риторика Лукашенко - это сплошной язык вражды ко всем оппонентам, язык гражданской войны.

Лавров говорит о вовлечении представителей всех слоев белорусского общества в обсуждение конституционной реформы, чтобы она была полностью легитимной и понятной для всех жителей. Лукашенко же говорит, что обсудит Конституцию на фиктивном Всебелорусском собрании.

Лавров призывает объявить, «где и в какой форме может начаться этот процесс». Лукашенко собирает сначала «актив», потом женский форум, но ничего не говорит о графике конституционной реформы. Он тянет время, выжидает, когда прояснится ситуация, и потом будет действовать по обстановке. Объявить сейчас о сроках принятия Конституции, тем более о досрочных президентских выборах, означает превратить себя в «хромую утку». Так в США называют президента, заканчивающего свой срок правления. Если все высшие чиновники, руководители силовых структур поймут, что Лукашенко уходит, то степень демонстрации ими своей лояльности ему существенно снизится со всеми вытекающими отсюда последствиями.

С другой стороны, думаю, Лукашенко уверен, что Путин никуда не денется, будет вынужден его защищать, что бы он ни делал. Ведь страх победы «цветной революции» в Беларуси для Кремля сильнее.

А вот западный вектор внешней политики официальный Минск последовательно обрубает. Вся многолетняя работа белорусской дипломатии по нормализации отношений с ЕС и США вылетает в трубу.

Лукашенко, выступая 17 сентября на женском форуме, заявил, что в отношениях с Западом «мы стоим на грани страшной катастрофы», три раза упомянул об угрозе войны, назвал руководителей Польши, Литвы и Украины «безумными политиками».

И объявил о закрытии границы с Литвой и Польшей и усилении охраны границы с Украиной. В практическом плане это вылилось в то, что фуры, которые везут груз из стран Балтии, стали тщательно проверять, задерживая на пунктах пропуска на несколько часов. Россия начала жаловаться, что грузы из Литвы приходят с задержкой до пяти дней.

Также стали придираться к физическим лицам, независимо от гражданства, требовать заполнения декларации, тщательно проверять содержание сумок. То есть власти стали мстить в том числе и собственным гражданам, переезжающим границу.

А в целом все это будет иметь долгосрочные последствия для внешней политики и экономики страны. Беларусь - транзитное государство. И это дает ей много внешнеполитических и экономических дивидендов. И любые не только действия, но даже заявления об ограничении транзитного статуса вредят стране. Транспортные компании начнут искать пути в обход Беларуси, которая вскоре может превратиться в «черную дыру» на карте Европы.

18 сентября прозвучало просто восхитительное заявление главы белорусского МИД Владимира Макея. Он пригрозил, что если ЕС примет санкции в отношении руководства Беларуси, то Минск может разорвать дипломатические отношения с государствами-членами Евросоюза. А далее прозвучала такая фраза, которая, думаю, войдет в учебники политологии в главу о природе авторитарных режимов: «Если будут приняты какие-то санкционные меры в отношении Беларуси, то, думаю, и белорусским государством будут приняты соответствующие шаги, связанные с внутриполитическим функционированием государств. Это может касаться и политической системы, и функционирования иностранных СМИ, аккредитованных в Беларуси, и ряда других шагов».

Попробую перевести с белорусского дипломатического языка на русский. Если ЕС примет санкции против белорусских чиновников, то правящий режим усилит политические репрессии в отношении граждан Беларуси. Так следует понимать эту реплику?

Между тем акции протеста в Беларуси продолжаются, противостояние между обществом и властью не прекращается. А задержания участников акций увеличивается. До сих пор сотрудники МВД воздерживались от того, чтобы устраивать хапун по отношению к женщинам. Но в субботу 19 сентября в ходе женского марша в Минске было задержано 415 женщин.

А в целом по оценкам правозащитников в ходе избирательной кампании власти задержали 1700 белорусских граждан, а с 9 августа, т. е. со дня голосования – еще почти 12 тысяч человек. Таков размах политических репрессий в Беларуси. Как пишет газета «Наша ніва», «Восточная Европа не знала более масштабных полицейских операций с 1940-х годов».

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Возвращение блудного сына

Супрацьстаянне абвастраецца

Равновесие сил

Белорусская революция

Добавить комментарий