Курсы валют

Доллар США
2.0788
Евро
Российский рубль

Погода

13..15 °C

Диагноз

ПЕРЕВЕРНУТЫЙ ТРЕНД

Карбалевич Валерий

Любая правящая система на определенной стадии деградации достигает той степени, когда начинает работать против себя и принимать контрпродуктивные для себя решения.
Станислав Белковский

Декабрьский социологический опрос НИСЭПИ зафиксировал, что тот переворот в массовом сознании, который произошел в результате экономического кризиса 2011 года, сохраняется, несмотря на посткризисную стабилизацию. 

До этого кризиса на протяжении всего времени правления А. Лукашенко мы имели ситуацию, когда количество граждан, одобряющих и поддерживающих политику властей, доверяющих президенту и другим государственным институтам, было больше, чем число тех людей, которые относились негативно к правящему режиму и его лидеру. 2011 год перевернул этот тренд вверх тормашками. Сторонники действующей власти оказались в меньшинстве.

Для правящей команды такая ситуация особенно неприятна, поскольку разрушает официальный идеологический конструкт, проповедующий, что впервые в истории под мудрым руководством А. Лукашенко у нас создано «государство для народа», все граждане поддерживают и одобряют политику власти (см. результаты выборов), а «народный президент» купается в любви и обожании своего доброго электората, оппозиции в стране нет и не может быть, есть кучка «отморозков», «пятая колонна», существующая благодаря финансовой поддержке Запада.

Власти предприняли недюжинные усилия, чтобы вернуть докризисный статус-кво. И, на первый взгляд, добились успехов: внешне ситуация выглядит нормально. Вроде бы экономика стабилизировалась, девальвация минимальная, инфляция вернулась в обычные для Беларуси пределы, к концу года средняя зарплата, как и обещал А. Лукашенко, практически достигла $500.

После парламентских выборов президент демонстрирует невиданную прежде активность, каждый день появляется на экранах ТВ, принимает решительные меры, чтобы народу жилось с каждым днем все лучше и лучше. К примеру, начал кампанию против нерадивого директората, руководителей ведущих предприятий снимает пачками. Народу, который обычно не любит начальников, это должно нравиться.

Однако декабрьский социологический опрос НИСЭПИ показал, что переломить настроения общества не удалось, большинство населения настроено в отношении власти негативно. Дело не только в том, что рейтинг А. Лукашенко застыл на уровне 30—32%. Но ведь и все другие показатели не в пользу власти. Особенно знаменателен такой факт: 41% опрошенных сказали, что 2012 год оказался более трудным, чем предыдущий, и лишь для 14% он оказался «легче». И главным виновником нынешнего кризиса белорусы считают президента (41%). Вот тебе, бабушка, и Юрьев день.

В чем же причина консервации такого негативного отношения населения к власти?

В отличие от 1990-х годов, когда общественная поддержка А. Лукашенко в значительной мере носила харизматический характер, в 2000-е годы доверие населения к президенту стало рациональным. В это время на Беларусь свалились шальные нефтедоллары, в стране начался потребительский бум. Кроме бедных, социальных низов, аутсайдеров, бывших в 1990-е годы основным электоратом президента, его стал поддерживать нарождающийся средний класс.

Но вскоре оказалось, что потребительские стандарты нового среднего класса существенно выше, чем у социальных низов, к тому же эти запросы быстро росли. И этот слой готов поддерживать А. Лукашенко, отказавшись от свободы, только до тех пор, пока президент способен обеспечивать постоянный рост благосостояния. Белорусский лидер стал заложником растущих потребительских запросов этого социального слоя.

И кризис 2011 года стал шоком для этих людей. Мало того, что он показал неэффективность белорусской социальной модели, ее неспособность не только повышать, но даже поддерживать достигнутый уровень благосостояния. Шокирующим стало поведение властей: управленческий ступор, прямой обман, желание спихнуть вину на народ. Реплика А. Лукашенко «Зачем вам доллары?» стала классикой, наглядной иллюстрацией отчуждения, пропасти между обществом и политическим руководством.

И в 2012 году недоверие к власти сохранилось, что вылилось в девальвационные ожидания. Повышение зарплаты до $500 кардинально ситуацию не изменило. Ибо, во-первых, народ помнит, чем закончилась предвыборная зарплатная гонка во время президентских выборов. Во-вторых, за это время покупательная способность доллара в Беларуси существенно упала, $500 сегодня — это не то же самое, что в 2010 году.

К тому же люди все время сравнивают заплату с уровнем доходов в соседних странах, прежде всего, в России. В 1990-е годы А. Лукашенко свой образ реставратора и консерватора прежней системы формировал на критике российских реформ. На фоне многомесячных задержек с выплатой зарплат и пенсий в России, появления там олигархов и резкого социального расслоения, бандитизма и частых заказных убийств, дефолта, чеченской войны и терактов, белорусская стабильность выглядела выгодным контрастом. Президент все время показывал пальцем на восток и говорил: нам такие реформы не нужны.

А сегодня средняя зарплата в России почти вдвое выше, наш народ массово уезжает туда на заработки. И теперь заклинания о преимуществе белорусской социальной модели выглядят форменным издевательством.

Но это не все. Как образно выразился журналист Анджей Почобут, «система погружается в маразм». Здесь и окончательное превращение выборов в фарс. И наглая ложь государственных структур (в связи со шведским «медвежьим десантом», самоубийством подполковника КГБ). И все более абсурдный и бессмысленный характер репрессий: осужденный большинством общества поспешный расстрел Д. Коновалова и В. Ковалева, дело А. Суряпина и С. Башаримова, дело слесаря-«шпиона» А. Гайдукова, «допрос» В. Сорочика в Ленинском РУВД столицы, сожжение заброшенной деревни Павловичи под Витебском. И введение «крепостного права» в деревообрабатывающей промышленности. И угроза забрать квартиры у тех, кто сдает их в аренду…

Все это происходит в условиях, когда власть потеряла монополию на информацию. Это тоже принципиальное отличие от 1990-х годов. Благодаря бурному развитию интернета, все эти факты становятся известными широкому кругу людей. Сегодня даже в малых городах, поселках и деревнях люди могут смотреть десятки телеканалов, возможности идеологического зомбирования населения у правящей команды резко сократились. Происходит делегитимация, десакрализация власти.

Не помогает и резко возросшая активность А. Лукашенко. Временами она дает обратный эффект. Возьмем, например, его последние поездки на предприятия. Когда он на первом, втором, третьем году своего президентства приезжал на лежащий завод, устраивал там разнос, публично снимал директора, то в плане пиара это работало. Но когда на 19-ом году он делает то же самое, то реакция уже совершенно другая. Обыватель задается вопросом: почему за 18 лет он не выполнил свое обещание «запустить заводы»? Кто же виноват, что в стране такой бардак? Люди начинают приходить к выводу, что применяемые им методы управления неэффективны.

Он перестал быть ньюсмейкером. Как заметил журналист Виталий Цыганков, интернет-сообщество уже не реагирует на его самые экстравагантные заявления, оно обсуждает совсем другие темы. Белорусы учатся жить, не обращая внимания на своего президента. Многим удается. 

Loading...

Добавить комментарий

Комментарии

Комментариев: 2
влад
СОЧНО ЛАКОНИЧНО В ТОЧКУ БРАВО!!!
Мрусов
Спасибо!!! Правильно!!!