Курсы валют

Доллар США
2.0788
Евро
Российский рубль

Погода

13..15 °C

Диагноз

КРЕДИТНАЯ ИГЛА

Карбалевич Валерий

Если вам дают на чай, то требуйте в твердой, конвертируемой валюте.
Дмитрий Аркадин

По неполным данным в январе власти были вынуждены потратить на текущие государственные нужды не менее $510,4 млн из золотовалютных резервов. Вроде бы рутинный факт экономической жизни, но какой значимый. 

Напомню, что на 1 февраля объем золотовалютных резервов Беларуси составил чуть больше $8 млрд. Если каждый месяц будет расходоваться по $0,5 млрд, то что останется к концу года?

Куда же ушла валюта? Часть, $219 млн, потрачено на обслуживание внешнего долга.

Можно предположить, что некоторые средства из резервов Нацбанк использовал для поддержания обменного курса белорусского рубля. Дело в том, что после непродолжительного перерыва, который был заполнен активным экспортом теперь уже легендарных разбавителей и растворителей в первой половине прошлого года, экономика Беларуси вернулась к своему естественному состоянию, т. е. к дефициту внешнеторгового баланса. Этому негативному тренду способствует неблагоприятная внешнеэкономическая конъюнктура. Например, упали мировые цены на калийные удобрения. В результате на бирже спрос на валюту начинает превышать предложение.

Кроме того, и население скупает валюты больше, чем продает. Причина всем известна: девальвационные ожидания. Население хорошо помнит, чем закончилось искусственное повышение зарплаты до $500 к президентским выборам 2010 г. Поскольку в конце прошлого года история повторилась, власти снова нагнали зарплату до этой культовой цифры, то горький опыт подсказывает людям, что ничем хорошим это не кончится. По утверждению А. Лукашенко, активными покупателями валюты являются пенсионеры, пытающиеся предохранить свои скромные доходы от обесценивания.

В итоге хозяйственные субъекты и население в январе выкупили на внутреннем рынке валюты на $327,4 млн. Какую-то часть этих покупок компенсировал Нацбанк.

Из этих скучных цифр, которые, на первый взгляд, интересны только профессионалам, вытекает, увы, грустный вывод: белорусская экономика не производит прибыль, работает в убыток, проедает резервы. И это несмотря на большие российские дотации размером в несколько миллиардов долларов в виде льготных цен на нефть и газ.

Радикальным выходом из этой ситуации был бы отказ от белорусской социальной модели, рыночные реформы, приватизация госпредприятий, переход к более эффективной экономической системе. Но этот путь А. Лукашенко категорически отвергает.

Какие варианты решения проблем имеются в рамках существующей модели? Их немного. Прежде всего, это уже ставшая для белорусского массового сознания апокалипсическим сценарием девальвация белорусского рубля. Собственно, плавающий обменный курс и должен был стать тем инструментом, который призван сбалансировать дефицит валюты. Можно ожидать, что к концу года белорусский рубль несколько ослабнет.

Но думаю, все же на сильную девальвацию власти не решатся. Ибо слишком велики политические издержки, общество еще не оправилось полностью от шока 2011 года. Ведь в случае большой девальвации достигнутый уровень средней зарплаты в $500 испарится, как утренняя роса. Со всеми вытекающими отсюда последствиями для имиджа власти.

Второй вариант. Коль в хозяйстве расходы превышают доходы, естественным решением была бы жизнь по средствам. Т. е. если не демонтаж социального государства, то уж во всяком случае существенный секвестр многих бюджетных статей. Собственно, отчасти это уже происходит. На 25% сокращается госаппарат. Происходит увеличение коммунальных тарифов под видом дифференцированной оплаты за электроэнергию и газ. Дорожает проезд в общественном транспорте. Вице-премьер по социальным вопросам А. Тозик регулярно выступает с инициативами по сокращению государственных расходов и перекладыванию тяжести услуг на само население.

Но активное движение в этом направлении также чревато для властей большими репутационными потерями. Ведь они своими руками разрушают то, что является несущим фундаментом белорусской модели, т. е. конструкт «социального государства».

Поэтому в качестве основного власти избрали третий вариант. Они не стали долго мудрить и пошли по самому простому пути. Он заключается в том, чтобы брать новые кредиты, увеличивать внешний долг. Т. е. пойти на новые заимствования, чтобы выплатить существующую задолженность. Иначе говоря, руководство Беларуси создает кредитную пирамиду. Как потом эти долги вернуть, об этом сейчас никто не думает. Лишь бы сегодня власть не потерять. Эта политика временщиков, призванная латать сегодняшние дыры за счет будущего страны.

Однако и этот, вроде бы, немудреный план оказался не таким легким в исполнении. Главная проблема его реализации состоит в том, что оказалось не так много источников получения кредитов. Прежде всего, был задействован внутренний рынок. С прошлого года государство активно продает валютные облигации белорусским юридическим и физическим лицам.

На внешних рынках фактически единственной страной, которая готова дать деньги в долг, является Россия. Сейчас она выделяет финансовые ресурсы через Антикризисный фонд ЕврАзЭС. Последний кредит в размере $440 млн, поступивший 31 января, стал для Беларуси своего рода кислородной подушкой.

Однако Россия, каждый раз выделяя деньги, кочевряжится, ставит условия, требует встречных шагов и уступок со стороны Минска. Очередной транш Антикризисного фонда ЕврАзЭС приходится добывать с боем. Например, этот кредит, поступивший 31 января, согласно графика должны были получить еще в октябре прошлого года.

Но проблема в том, что сегодня Беларуси уже мало постоянных и регулярных безвозмездных субсидий (в виде льготных цен на газ и нефть) и кредитов со стороны России. Чтобы удержать социально-экономическую ситуацию под контролем, российская помощь должна все время увеличиваться.

В этом году трехгодовая кредитная программа Антикризисного фонда ЕврАзЭС (больше $3 млрд) заканчивается. А что дальше? Ведь белорусская экономика, как наркоман, без кредитной иглы нормально существовать не может.

В конце прошлого года А. Лукашенко рассказал о переговорах с российским руководством о новых кредитах. Он просил $2 млрд. Москва, по его словам, вроде бы и не против, но она бы предпочла давать деньги в основном на реализацию совместных белорусско-российских проектов. В переводе на русский язык, деньги в обмен на собственность.

И вот на прошлой неделе с инспекционной поездкой в Беларуси побывал вице-премьер РФ А. Дворкович. По ее итогам глава правительства Беларуси М. Мясникович заявил, что уже в нынешнем году могут быть созданы пять белорусско-российских компаний. На кон поставлены флагманы нашей промышленности: МАЗ, «Гомсельмаш», «Гродно Азот» и др. Что делать, приходится суетиться, упрашивать, обещать. И сидеть в сочинской засаде в ожидании, когда В. Путин соизволит принять.

Loading...

Добавить комментарий