Курсы валют

Доллар США
2.5658
Евро
Российский рубль

Погода

15..17 °C

Диагноз

Парадокс истории

Karbalevich

Четверть века назад, 19 августа 1991 года, произошло событие, знаменовавшее крутой перелом в судьбах народов, живших в СССР. Путч ГКЧП знаменателен по многим причинам. Это была историческая развилка. 

Через 25 лет становится очевидным, что тот мятеж против демократических реформ, инициированных Михаилом Горбачевым, оказался историческим парадоксом во многих смыслах. Прежде всего, как выразительный пример события, которое в итоге дало обратный эффект относительно планов его организаторов. Ведь путчисты хотели остановить разрушение коммунистического режима и советской империи, а в итоге крах ГКЧП придал этому процессу максимальное ускорение.

Второй парадокс. Поражение путча знаменовало крах тоталитарного государства, империи и прорыв к демократии. Но сейчас существует популярная точка зрения, что ГКЧП через 25 лет фактически победил. Ибо в большинстве постсоветских государств демократические реформы не получились, утвердилась та или иная форма авторитаризма. В частности, нынешние режимы А. Лукашенко в Беларуси и В. Путина в России во многом основываются на ценностях, исповедуемых тогдашним ГКЧП. Произошел реванш, который базировался на массовом разочаровании общества состоявшимися переменами.

Разумеется, любая реставрация не бывает полной. Вернуться в коммунистический СССР никому в голову не приходит. И сегодняшние Беларусь и Россия, при всем внешнем сходстве, все же не есть полная копия советского строя.

Но и демократического прорыва не произошло. Прыжок из тоталитаризма в демократию оказался невозможным. Может быть, нашим народам предстоит пройти исторически неизбежный длительный промежуточный этап в виде авторитарных режимов.

После краха коммунистической системы достаточно быстро выяснилось, что большинству населения свобода не очень-то и нужна. Оказалось, что это достаточно тяжелая и непосильная ноша. Ибо свобода предполагает ответственность. И когда находится популист, который предлагает забрать эту ношу, переложить эту ответственность на себя, большинство населения с радостью соглашается. Правда, меньшинство возражало, А. Лукашенко понадобилось два года, чтобы сломить это сопротивление. В. Путин затратил на это несколько больше времени.

Однако проблема в том, что, отдав свободу, право выбора не только президента или парламента, но и направления будущего развития страны, забрать их назад уже очень трудно. Ибо демократические механизмы полностью разрушены. Выборы давно превратились в имитацию. Причем белорусские власти, например, не слишком это и скрывают. Вот сейчас, в разгар избирательной кампании, председатель Центризбиркома Л. Ермошина вдруг заявляет по телеканалу ОНТ, что оппозиция уже готовится к поражению на парламентских выборах. Странно, откуда она за месяц до дня голосования уже знает, кто победит, а кто проиграет? Не глава ЦИК, а прямо-таки предсказательница Ванга.

Увы, теперь народу вернуть право выбора легальным путем невозможно. Любые уступки нужно вырывать силой.

Но здесь проблема еще более глубокая, чем видится на первый взгляд. Оказалось, что свобода самым непосредственным образом связана с прогрессом, повышением благосостояния. Выявилась четкая закономерность, что там, где нет свободы, блокируются и механизмы развития. В экономике все относительное экономическое благополучие покоилось на благоприятной мировой конъюнктуре на сырье. И как только цены на нефть упали, все и посыпалось.

Деградация происходит во всех сферах. Вот и на Олимпиаде в Бразилии белорусские спортсмены впервые за всю историю независимой Беларуси получили так мало медалей. Очередной антирекорд.

В результате мы имеем на постсоветском пространстве гибридные социально-экономические модели и политические режимы, которые не имеют исторической перспективы. Вместо развития происходит постепенное гниение.

Властям не остается ничего другого, как изощряться в оправдании собственных провалов. Вот А. Лукашенко во время посещения Малориты 15 августа, общаясь с жителями, сделал знаменательное заявление. В сообщении официального агентства БелТА оно выглядит так: «В Беларуси только ленивый может не заработать»... Александр Лукашенко отметил, что каждому, прежде всего, необходимо рассчитывать на себя... Президент подчеркнул, что государство всегда окажет поддержку тем, кому она действительно необходима. «Помогать мы будем. Если вы сделаете шаг, мы сделаем навстречу шаг (я имею в виду всю страну). А если вы будете, опустив руки, сидеть и смотреть, что кто-то вам что-то принесет.., то, знаете, помогают тому, кто сам этого хочет», — заявил белорусский лидер.

Эта реплика знаменательна в нескольких смыслах. В условиях кризиса, когда сокращаются рабочие места и зарплаты, такое заявление может только раздражать людей.

Второй момент. Это заявление Лукашенко идет в диссонанс с идеологией патерналистского государства, с той социальной моделью, которая создана в Беларуси. Ведь доходы абсолютного большинства населения (это пенсионеры, бюджетники, работники госпредприятий, работники сельскохозяйственных кооперативов, которые фактически являются государственными структурами) зависят от государства. И эту свою роль в экономике государственные институты никак не хотят сокращать.

С другой стороны, это заявление свидетельствует о кризисе белорусской социальной модели. Призыв к людям рассчитывать на себя, а не на государство — это признание того, что у властей нет ресурсов продолжать прежний социально-экономический курс, сохранять идеологический конструкт «социального государства».

20 с лишним лет А. Лукашенко уверял людей в другом. Главный постулат официальной идеологии заключался в том, что в Беларуси, в отличие от соседних стран, сохраняется социальное государство, которое не бросило свой народ в дикий рынок, заботится о людях. И вот теперь звучит противоположный тезис: каждый заботится о себе сам. Ибо закончились деньги.

И самое главное, призывы А. Лукашенко заботиться самим о себе не подкреплены соответствующими действиями государства. Если нет денег, то надо дать обществу экономическую свободу. А власти поступают с точностью до наоборот. Например, государство создает всяческие препятствия для самозанятости. Когда видишь, как в Минске милиционеры хватают или разгоняют бабушек, которые на улицах пытаются продать укроп или цветы из своего огорода, то призывы не сидеть, опустив руки, выглядят неуместными. А как власти прессуют индивидуальных предпринимателей, продающих товары на рынке и ничего не просящих у государства? На совещании в той же Малорите сам А. Лукашенко в очередной раз упомянул о давней, набившей оскомину проблеме: силовые структуры по сути препятствуют экономическому развитию, бесконечно травят хозяйственных руководителей. Что лишний раз свидетельствует: авторитарный режим в белорусском варианте по своей природе несовместим с прогрессом.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Политический бизнес

Трудности перевода

Воспоминание о будущем

Невольник чести

Добавить комментарий