Курсы валют

Доллар США
2.0566
Евро
Российский рубль

Погода

13..15 °C

Диагноз

Рассерженные белорусы

Karbalevich

Три года белорусов пугали «кровавым Майданом». Казалось бы, вполне успешно. Хотя в стране уже много месяцев продолжается острый экономический кризис, но он не сопровождается социальными протестами и конфликтами (за исключением выступлений индивидуальных предпринимателей год назад). Что является достаточно редким явлением.

Но то, что оказалось не под силу оппозиции, успешно выполнила сама власть. Президентский декрет № 3 о тунеядцах действительно всколыхнул общество. Неадекватность власти достала людей.

17 февраля в центре Минска в несанкционированном «Марше рассерженных белорусов» приняло участие около 2—3 тыс. человек. Это была самая массовая акция протеста в Беларуси с 19 декабря 2010 г. В воскресенье 19 февраля аналогичные акции прошли в областных городах. В Гомеле в шествии участвовало около 2 тыс. человек. Это при том, что акции не были сильно разрекламированными. Протестовавшие требовали от властей отменить декрет о тунеядстве.

Мировая история полна примеров, как неумная власть в момент очередного вывиха собственными руками создает предреволюционную ситуацию. В данном случае оцените масштаб проблемы.

Министерство по налогам и сборам направило около 470 тысяч извещений гражданам, прозванных «письмами счастья», с требованием уплатить сбор в размере примерно $180. Задеты интересы полумиллиона человек. С учетом членов их семей цифру можно уверенно умножать на три. В итоге десятки и сотни тысяч белорусов вынуждены идти в исполкомы, налоговые органы, часами стоять в очередях, доказывая, что они не верблюды.

Все это происходит в момент углубляющегося кризиса. Согласно официальной статистике, в 2016 г. количество уволенных превысило количество принятых на работу на 108 тыс. человек. Т. е. каждый месяц в стране теряет работу около 9 тыс. человек. Это не считая тех, кто работает 2—3 раза в неделю, постоянно берет вынужденные отпуска. Сейчас объявлено о масштабной «оптимизации» в госаппарате и бюджетных организациях. Даже в милиции грядут сокращения. Поэтому кампанией борьбы с тунеядством недовольны и работающие люди, прекрасно понимающие, что в любой момент могут оказаться в статусе тунеядцев.

Главный виновник этих драматических процессов — власть, поскольку государство в Беларуси является основным работодателем. Казалось бы, оно и должно было прийти на помощь своим гражданам в эту трудную минуту. Тем более что наше государство торжественно объявляет себя социальным.

Но происходит все с точностью до наоборот. Мало того, что в Беларуси выплачивается мизерное пособие по безработице (около $15), так еще власть стала наказывать штрафами оставшихся без работы и попавших в беду людей. Именно в этом суть сбора с «тунеядцев». Это надругательство над здравым смыслом затронуло в первую очередь социальные низы, являющиеся главной социальной опорой А. Лукашенко. И все это под лозунгом «Государство для народа».

Вполне закономерно, что эти действия властей вызвали в обществе ощущение дикой несправедливости. Произошла не просто дискредитация власти. Она быстро теряет статус морального авторитета, запущен процесс делегитимизации, десакрализации режима. Одновременно происходит политизация общества, чего власти пытались избежать даже во время избирательных кампаний.

Такое могло случиться только в стране, где отсутствует обратная связь между властью и обществом, правительство не слышит народ, не ощущает его настроений. Хоть подобное положение в Беларуси существует давно, но до сих пор ситуацию спасало острое политическое чутье А. Лукашенко. Он просто чувствовал свое электоральное поле, его коллективное бессознательное без всякой социологии.

Но теперь, похоже, все поменялось. Два десятка лет авторитарного режима и неограниченной власти сделали свое пагубное дело. Как истинный небожитель («немножко выше Бога»), он оторвался от земли, потерял способность соизмерять свои действия с реальностью, превратился в живой памятник самому себе. А памятники — бесчувственные, к ним несут только цветы.

О том, насколько А. Лукашенко не чувствует народ, не понимает, что происходит, говорит его пресс-конференция 3 февраля. Отвечая на вопрос о проблеме тунеядцев, он заявил: «Мы провели тщательное исследование, какая часть населения возмутилась этим документом. Как я и ожидал, это небольшая часть, несколько тысяч человек».

На самом деле за отмену скандального декрета подписалось за месяц более 80 тыс. человек. В социальных сетях за подобные петиции высказываются на порядок больше людей. Хоть на марш 17 февраля вышло около 3 тыс. человек, видеорепортаж с акции за сутки просмотрел 1 млн пользователей интернета.

Ну а дальше сработал феномен персоналистского режима. Если вождь делает ошибку, то ее невозможно исправить. Система сдержек и противовесов отсутствует. Нет механизма отбраковки ошибочных решений. И никто из окружения не смеет сказать: «Александр Григорьевич, вы не правы».

В итоге мы имеем прелюбопытнейшую ситуацию. Народ — против этого декрета. Чиновничество — против. Ибо последние месяцы весь госаппарат был мобилизован на реализацию этого документа. Сразу несколько ведомств искали тунеядцев. Структуры Министерства по налогом и сборам фактически парализованы, все заняты выполнением декрета. Местные исполкомы лихорадочно создают комиссии, которые полномочны освобождать от уплаты сбора тех, кто попал в «трудную жизненную ситуацию». Почта работает на пределе своих возможностей, разнося «письма счастья». Более того, невиданное дело — даже руководство Администрации президента разъехалось по стране разъяснять народу, какой мудрый декрет принял президент. Т. е. госаппарат бросил все свои дела и ушел на фронт борьбы с тунеядцами. За декрет выступает один человек. Но он — обладатель неограниченной власти, и никто ничего сделать не может.

Это же как надо ухитриться, чтобы одним махом создать столько проблем себе и всей стране: вызвать массовое недовольство народа, поставить на уши госаппарат, да еще оживить оппозицию, дав ей в руки столь нужный горючий материал.

Самым разумным выходом из этой тупиковой ситуации была бы отмена этого злополучного декрета. Но здесь уже проблема не только политическая, а больше даже психологическая. Дело даже не в том, что президент впал в гордыню. Отмена им резонансного декрета стала бы признанием своей собственной ошибки. Здесь уже не свалишь все на чиновников, которые, как обычно, что-то «нахомутали». Ибо все помнят, кто был инициатором и главным публичным защитником этой идеи. А вождь, как известно, у нас не ошибается. Кроме того, отмена декрета под давлением акций протеста, организованных оппозицией, стала бы признанием политического поражения и победы оппонентов.

100 лет назад в России началась революция. Одной из ее причин стала самодискредитация власти из-за распутинщины. Но, как всем известно, история никогда никого ничему не учит.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Странности суверенитета

Ток-шоу с самим собой

Богатые тоже плачут

Катализатор перемен

Добавить комментарий