Курсы валют

Доллар США
1.9577
Евро
Российский рубль

Погода

0..2 °C

Диагноз

Крах венесуэльского проекта

Karbalevich

Нынешний визит в Минск президента Венесуэлы Николаса Мадуро — весьма знаковый, в нем чрезвычайно много символики. Он подвел определенную черту под важным направлением белорусской внешней политики, знаменовал крах венесуэльского проекта. Это должно было бы стать отрезвляющим уроком для руководства Беларуси и при здравом размышлении побудить к важным выводам. 

А как красиво все начиналось! Александр Лукашенко и Уго Чавес не могли нарадоваться, что обрели друг друга в качестве союзников, «братьев по разуму». Президенты Венесуэлы семь раз посещали Беларусь (пять раз Уго Чавес и два раза Николас Мадуро). Белорусский лидер совершил визит в Каракас четыре раза (последний раз — в 2013 г., на похороны Уго Чавеса).

Официальные лица торжественно вещали об огромных перспективах двустороннего сотрудничества. В государственных СМИ это сопровождалось пропагандистскими песнями и плясками с барабанным боем. Официозные политологи по БТ рассказывали, что Венесуэла является для Беларуси огромными воротами, через которые мы завоюем латиноамериканский рынок.

Планировалось открыть в Венесуэле 15 совместных предприятий (СП), но успели создать только несколько: по сборке тракторов, автомобилей МАЗ, погрузчиков «Амкодор», добыче нефти, заработала белорусская строительная компания. В 2010—2011 годах взаимный товарооборот достиг $1,3 млрд.

Казалось, ничто не может омрачить этого благолепия, взаимной идиллии. Но беда подкралась незаметно. И визит Мадуро зафиксировал грустный итог. Товарооборот упал в 700 раз(!) и достиг в прошлом году символической цифры в $2 млн. Машиностроительные СП остановили свою работу. Белорусские специалисты, которых насчитывалось в Венесуэле несколько тысяч человек, почти все вернулись назад. Например, как сообщает «Народная воля», на СП по добыче нефти «Петролера БелоВенесолана» работало более 50 белорусов, а теперь остался один.

Причина такого обвала в сотрудничестве банальна. У Венесуэлы закончились деньги, ей нечем платить за наши услуги. И дело здесь не только в экономическом кризисе, поразившем союзника. Проблема гораздо глубже.

Крах венесуэльского проекта — это фиаско целой концепции внешней политики, философии системы госуправления. Обратите внимание, что многочисленные зарубежные визиты А. Лукашенко, неплохие личные отношения с лидерами других стран практически не дают заметного экономического эффекта, не ведут к росту белорусского экспорта в эти государства. Потому что большинство президентов или премьеров не управляют экономикой своих стран, а местные компании руководствуются экономической выгодой.

А вот в отношениях с Венесуэлой получилось все по-другому. Белорусско-венесуэльская дружба основывалась совсем не на антиамериканской риторике, хотя этот ингредиент постоянно присутствовал. Дело в том, что социальные модели Беларуси и Венесуэлы, системы управления двух стран оказались похожими, однотипными. Они основывались на ручном управлении экономикой с огромным госсектором и ограниченном влиянии рыночных механизмов.

Кроме того, Уго Чавес щедро помогал дешевой нефтью Кубе, другим странам Латинской Америки. Поэтому у Минска был соблазн «подсесть на новую иглу», в дополнение к российской халяве заполучить еще и венесуэльскую. И ведь почти получилось. Если вынести за скобки поставки венесуэльской нефти в 2010—2011 годах, то все экономическое сотрудничество свелось к экспорту белорусских товаров и услуг в Венесуэлу. Казалось, белорусское руководство схватило за хвост птицу удачи, сорвало джек-пот.

Но была одна проблема. Как и принято в системах с ручным управлением, белорусско-венесуэльское сотрудничество основывалось не столько на взаимовыгодном экономическом интересе, коммерческой выгоде, сколько на личных отношениях между президентами двух государств, их политических решениях. И Александр Лукашенко был прав, когда говорил во время последней встречи с Уго Чавесом в 2012 году: «Не было бы тебя — не было бы этих проектов и успехов. И, наверное, Беларуси здесь, в Венесуэле тоже не было бы».

А в таком варианте сотрудничества экономическая целесообразность уходила на второй план. Есть основания предполагать, что коммерческую выгоду многих совместных проектов никто просто не просчитывал. Все чиновники, руководители ведомств и предприятий с обеих сторон просто выполняли указания глав государств. Венцом этого странного внеэкономического сотрудничества стал уже упомянутый фантастический проект поставок венесуэльской нефти в Беларусь, который специалисты рассматривали как коммерческий курьез.

Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Крах венесуэльского проекта нельзя сводить только к смерти Уго Чавеса или падению мировых цен на нефть. Эти факторы стали лишь катализатором той беды, которая свалилась на Венесуэлу. Речь идет о грандиозном провале концепта «Боливарианского социализма ХХI века». В итоге страна с богатейшими запасами нефти погрузилась не просто в кризис, а в настоящий хаос. В 2016 году инфляция там превысила 500%. Венесуэла не в состоянии решить проблему голода. Люди просто грабят продовольственные магазины, там введены лимиты на электричество и воду, карточки на продукты. В стране ощущается дефицит всего, в том числе туалетной бумаги.

Экономический кризис в Венесуэле уже перерос в политический. Там острый внутренний конфликт на грани гражданской войны. Оппозиция имеет большинство в тамошнем парламенте и пытается организовать импичмент президента Николаса Мадуро. Тот, в свою очередь, планирует разогнать парламент.

И вот с таким президентом, который, говоря американским политическим сленгом, давно стал «хромой уткой», в Минске в ходе этого визита пытались договориться реанимировать фактически умершие совместные экономические проекты. Безнадежное дело.

Главный урок для руководства Беларуси состоит в том, что успешное экономическое сотрудничество с другими странами не может быть долговременным, если оно строится не на коммерческой выгоде экономических субъектов, а на политических договоренностях лидеров. Это очень зыбкая основа. И нынешнее по существу бегство Беларуси из Венесуэлы является ярким подтверждением такого вывода.

Венесуэльский урок важен для Беларуси еще в одном смысле. Ведь тамошняя модель «Боливарианского социализма ХХI века» очень похожа на белорусскую экономическую систему. Ручное управление, командные методы, наличие огромного госсектора, игнорирование рыночных отношений, политическая и идеологическая война с США — все это нам очень знакомо. И поэтому громкое, впечатляющее крушение венесуэльской модели должно было бы стать грозным предупреждением и предостережением нам. Это зеркало, в котором при неблагоприятном стечении обстоятельств можно увидеть близкую собственную судьбу. Венесуэла показала, что такое неправильная сторона истории.

Но вся проблема в том, способно ли белорусское руководство извлекать хоть какие-то уроки из собственного опыта. Судя по риторике двух президентов в ходе прошедших в Минске переговоров, в этом есть серьезные сомнения.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Напрасная жертва

Призрак Крыма

Ход Статкевичем

Учения раздора

Loading...

Добавить комментарий