Курсы валют

Доллар США
2.5658
Евро
Российский рубль

Погода

15..17 °C

Диагноз

Новые приключения инвесторов

Karbalevich

После принятия в конце 2017 года 10 президентских декретов и указов по экономической либерализации и упрощении условий ведения бизнеса была надежда, что отношение власти к предпринимательству поменяется и это даст сильный толчок для развития экономики, привлечения инвестиций, в том числе иностранных.

Однако, как оказалось, эти ожидания оказались явно завышенными. В реальности отношение к частному сектору экономики поменялось мало. Он, как и прежде, рассматривается властью как неисчерпаемый источник, из которого можно брать деньги, когда они понадобятся государству. Силовые структуры по-прежнему конвейером продолжают репрессии против предпринимателей. О чем, например, говорит «дело Александра Кныровича», вызвавшее большой резонанс в бизнес-кругах.

Аксиомой, необходимым условием эффективного функционирования рыночной экономики является принцип неприкосновенности частной собственности. Ее гарантом и защитником должно быть государство со всеми его институтами (президентом, правительством, судом и др.). Только тогда в страну приходит крупный капитал.

У нас же происходит все с точностью до наоборот. Очень показательным примером отношения к бизнесу стала очередная национализация частной собственности, показательно осуществленная президентом. В этот раз жертвой самовластья стал Оршанский авиаремонтный завод.

В 2012 году завод купили частные структуры. 60% акций принадлежали украинской фирме «Мотор Сич» и 40% — белорусской компании «Системы инвестиций и инноваций». Доли государства в акционерном предприятии не было совсем. За это время «Мотор Сич» вложила в развитие завода $20 млн. Но сделать предприятие прибыльным не удалось, помешал российско-украинский конфликт.

Александру Лукашенко это очень не понравилось. Еще в 2014 году в ходе встречи с руководством компании «Мотор Сич» он объяснил свое отношение к частной собственности: «Неважно, это акционерное общество или нет, приобрели его или не приобрели — у нас есть жесткий опыт поведения с такими акционерами и такими «пришельцами»... Вы, конечно, можете подумать, что я не рыночно рассуждаю, ведь предприятие частное... Коль оно приватизировано, у нас практика такая, что мы его контролируем».

А явившись на завод 11 июля 2018 года, А. Лукашенко заявил: «Это государственное предприятие с сегодняшнего дня... Какая разница, кому принадлежат эти акции».

Обратите внимание, что национализация произошла даже не в результате президентского указа, декрета или какого-либо иного законодательного акта, уж не говоря о решении суда. Завод отняли у собственника устным указанием президента. Предприятие не выкупили, пусть за символическую цену, ничего не компенсировали владельцам, а просто забрали по праву сильного.

Второй момент. Собственность отняли у украинской компании, т. е. «кинули» иностранного инвестора. И это не единственный пример. В 2016 году власти национализировали завод «Мотовело», принадлежавший австрийской фирме, а собственника Александра Муравьева посадили в тюрьму на 11 лет.

И теперь вопрос на засыпку: какой после этого будет эффект от многочисленных бизнес-форумов, которые проводит белорусское правительство в разных странах, зазывая зарубежные фирмы приезжать в Беларусь и вкладывать здесь инвестиции?

Итак, теперь Оршанский авиаремонтный завод перешел в государственную собственность. Таким образом государство повесило на свою шею еще одно нерентабельное предприятие. Если уж компания «Мотор Сич», давно занимающаяся производством и продажей вертолетов по всему миру, имеющая обширные связи и клиентуру, не смогла обеспечить эффективную работу завода в Орше, то вряд ли это смогут сделать госчиновники.

Как белорусские власти справляются с задачей управления госсектором, свидетельствует последний анализ, осуществленный Национальным банком. И он тянет почти на сенсацию. «По результатам текущих оценок доля всех обязательств ... крупнейших кредитных заемщиков, которые с высокой степенью вероятности не смогут рассчитываться по ним самостоятельно, составила 14% по отношению к ВВП», — сообщил в июньском отчете Нацбанк. Если брать от ВВП прошлого года, то грубо получается около $7 млрд.

В этом году проблема усугубляется. Правительственные чиновники с начала года не устают сообщать о блестящих экономических показателях. Согласно официальной статистике, с начала этого года все растет: валовой внутренний продукт, промышленность (на 8%), внешняя торговля, зарплаты. Но одновременно за первые четыре месяца 2018 г. прибыль промпредприятий уменьшилась на 44% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Именно из-за проблемы безнадежной убыточности госсектора прервались переговоры с МВФ о кредите. Фонд настаивал на том, что с упомянутым долгом и, в общем, с государственным сектором надо что-то делать. Белорусские власти отказывались затрагивать этот вопрос. Ведь непонятно, как выйти из сложившейся ситуации. Легкого решения здесь нет. Предприятия заплатить свои долги не могут. Если их просто списать президентским указом, то как избежать банковского кризиса?

Можно повесить эту задолженность на бюджет. Но ситуация с государственным долгом и без того критическая. Согласно финансовым обязательствам правительства, в течение 2019—2025 годов Беларусь должна направить на обслуживание и погашение внешнего и внутреннего государственного долга $23,46 млрд долларов. 27 июня заместитель председателя Комитета государственного контроля Александр Курлыпо, выступая в Палате представителей с докладом об исполнении бюджета в 2017 году, заявил, что госдолг становится невыносимым бременем для республиканского бюджета. За первые полгода золотовалютные резервы страны уменьшились почти на полмиллиарда долларов ($ 483,9 млн).

В любом случае это бремя, полученное в результате бездарного хозяйствования, будет перенесено на население, которое и так много страдает. Вот интересные цифры. В 2001 году средняя пенсия в Беларуси составляла 45% от средней зарплаты. А в 2018 году это соотношение составило 36%.

Еще немного об эффективности экономической политики. В последнее время в риторике официальных лиц много места уделяется теме инноваций. Большой резонанс в экономической среде вызвал принятый президентский декрет № 8 «О развитии цифровой экономики». Государственные СМИ назвали этот законодательный акт революционным, который непременно должен обеспечить стране прорыв в будущее.

Но вот какова реальность. В Глобальном рейтинге инноваций (Global Innovation Index-2018) Беларусь из 126 обследованных стран заняла 86-е место. Она продолжает оставаться худшей инновационной экономикой Европы. Все соседи Беларуси, даже Россия и Украина, оказались в Топ-50. Ибо в инновационной экономике должны работать экономические стимулы, а не угрозы

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Доказательства неочевидного

«Дело врачей»

Прогноз или пророчество?

Куропатский метроном

Добавить комментарий