Курсы валют

Доллар США
2.4571
Евро
Российский рубль

Погода

15..17 °C

Диагноз

Президентская двухходовка

Karbalevich

Хорошему премьер-министру необходим крепкий сон и историческое чутье.
Гарольд Вильсон

До сих пор А. Лукашенко был склонен к простым решениям. К сложным комбинациям он не прибегал, это не его стиль. Теперь же он разыграл эффектную двухходовку. Задумав поменять правительство, президент искал повод. И нашел его.

Гастрольная постановка спектакля одного актера под названием «Царь  хороший, бояре плохие» в этот раз состоялась в Орше. Громкий, скандальный, резонансный разнос, устроенный Александром Лукашенко в Орше, был хорошо подготовленной «импровизацией». После чего последовала смена, как он сам сказал, «верхушки» правительства.

Повод, безусловно, довольно искусственный. Сама идея «поднять из руин и пепла» Оршанский район, бросив туда все силы и ресурсы, довольно странная. В Беларуси 118 районов. Почему выбрали именно этот, так внятно и не было разъяснено.

Проект модернизации промышленности, выдвинутый А. Лукашенко в 2013 году, закончился крахом. И вот теперь президент выдвинул идею модернизации средних по размеру городов. Она такая же утопичная, как и прежний проект. Думаю, именно так отнеслось к новому указанию президента и правительство. Ведь мало ли было прежде выдвинуто им утопических идей. Например, задача довести среднюю зарплату в 2018 году до 1500 рублей или за два месяца ликвидировать безработицу. Тем более, что итоги подводить было рано, прошел только год с момента, когда А. Лукашенко дал задание возродить Оршу.

Но в нашей недавней истории были еще более экзотические поводы для смены правительства. Так, в 2003 году А. Лукашенко отправил в отставку премьер-министра Геннадия Новицкого, а также вице-премьера и министра сельского хозяйства за то, что правительство не выплатило задолженности крестьянам и сельхозпредприятиям за принятую от них продукцию.

Какие же действительные причины смены руководства правительства? Маловероятно, что в основе такого решения лежат экономические факторы. Ибо в таком случае было бы логично отправлять его в отставку тогда, когда белорусская экономика переживала кризис, падали все показатели, т.е. в 2015—2016 годах. Как раз сейчас экономика, согласно официальной статистике, пошла в рост. Менять правительство в момент экономического подъема не совсем логично.

Обратите внимание, что основным лейтмотивом разноса в Орше был тезис, что чиновники не выполнили его приказ: «Почему провалены и не выполнены поручения президента?... Кто имел право отменять мои решения? А почему не выполнили, почему не сделали, как я сказал?... Президент поставил публично перед народом железобетонно задачу. Решить и точка. А вы занялись саботажем»... Пофигенное отношение правительства к поручениям президента».

Повторяющееся косвенное упоминание о себе («президент») — своеобразная примета. Она используется только в случаях, когда А. Лукашенко хочет подчеркнуть недопустимое, недостаточно трепетное отношение к своему статусу. То есть в переводе на понятный язык  это означает, что чиновники перестали бояться повелителя. Об этом, кстати, свидетельствует и рост коррупции. В персонифицированном авторитарном режиме это серьезная угроза власти.

Важно отметить, что А. Лукашенко не тронул силовой блок правительства, а поменял тех чиновников, которые отвечали за экономику, потому что как раз в сфере экономики его указания не выполняются.

Для всех новых членов правительства это назначение — большой карьерный рост. Президент не стал тасовать старые кадры, а привлек новых людей. По его логике эти чиновники, которые обязаны А. Лукашенко стремительной карьерой, будут более послушными, исполнительными, станут больше бояться, меньше воровать. Объясняя причины смены руководства правительства, глава государства поведал, что уволенные министры позволяли себе возражать, спорили с ним, предлагали провести приватизацию госпредприятий, предупреждали о пагубных последствиях искусственного роста зарплат.

Таким образом, по мнению А. Лукашенко, прежнее правительство было слишком прорыночное, оно тихо саботировало проект модернизации Оршанского района, который должен был осуществляться классическими административно-командными методами.

Поэтому, исходя из этой логики, новое правительство, которому предписано быть более исполнительным, должен был возглавить какой-нибудь человек с погонами, выходец из силовых структур. А фигура премьер-министра Сергея Румаса выбивается из этого логического ряда. Возможно, это сигнал иностранным партнерам, международным финансовым организациям, что в правительстве усиливается рыночная составляющая, поэтому давайте кредиты.

Но, на мой взгляд, есть еще одна причина смены «верхушки» правительства. Это подозрение в нелояльности.

Чтобы была понятна моя мысль, проведем одну аналогию. 19 декабря 2010 года состоялись президентские выборы. Согласно Конституции Беларуси (статья 83), только после принесения присяги (инаугурации) новоизбранным президентом правительство слагает перед ним свои полномочия. И только тогда глава государства назначает новый состав правительства, согласовав предварительно с парламентом кандидатуру премьера.

А в реальности все получилось по-другому. Как только в пятницу 24 декабря ЦИК объявил официальные итоги выборов, так уже в понедельник 27 декабря Александр Лукашенко назначил нового главу правительства Михаила Мясниковича. Причем не было никакого согласования с парламентом его кандидатуры.

Зачем А. Лукашенко нужно было грубо нарушать Конституцию? Что такое экстраординарное случилось, чтобы игнорировать все предусмотренные законом процедуры и в лихорадочном режиме отправлять в отставку прежнего премьера Сергея Сидорского?

Дело в том, что накануне выборов независимые СМИ писали о С. Сидорском как о предполагаемом кандидате в президенты в пику А. Лукашенко. В день выборов 19 декабря протестовавшие массы двинулись к Дому правительства, чтобы, по словам некоторых оппозиционных лидеров, вести переговоры с премьер-министром. Ибо, по их мнению, правительство осталось единственным легитимным органом власти в стране.

Понятное дело, сам Сергей Сидорский ко всем этим событиям был ни сном, ни духом. Но А. Лукашенко, видимо, воспринимал все это совсем по-другому. Дескать, дыма без огня не бывает. И С. Сидорского сослали в Москву членом Коллегии Евразийской экономической комиссии.

Вернемся в наши дни. 30 июня в информационном пространстве появился фейк о здоровье А. Лукашенко. В независимых СМИ стали рассуждать о том, кто должен исполнять обязанности президента в случае, если с действующим главой государства что-то случится. Все указывали на премьера Андрея Кобякова, стали строить какие-то прогнозы в связи с этим. Сам он это никак не комментировал.

И хотя действовавший премьер был также ни сном, ни духом, но что мог подумать А. Лукашенко? Вот, дескать, только появились слухи, как они уже стали власть делить. Очевидно, для А. Кобякова все это не могло закончиться ничем хорошим. В Беларуси ничего не может быть более страшного для чиновника, как подозрение в нелояльности.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Погром независимых СМИ

Политические фейки

Посол раздора

Саммит раздора

Добавить комментарий