Курсы валют

Доллар США
2.1064
Евро
Российский рубль

Погода

-1..1 °C

Диагноз

Год «гадкого утенка»

Karbalevich

Грусть такая густая, что ее можно резать ножом.
Тонино Гуэрра

Уходящий год для мира был очень турбулентным. Продолжилось разрушение системы международных институтов, чему активно способствовали и США, и Россия. Наш ближайший союзник РФ ввязалась во все более острый конфликт с Западом, получила новую порцию экономических санкций.

Для Беларуси 2018 год начался скорее на позитиве. Продолжился экономический рост, начавшийся в предыдущем году. К концу 2017 г. А. Лукашенко подписал 10 президентских декретов и указов по экономической либерализации и упрощению условий ведения бизнеса. Особенно большой резонанс вызвал декрет № 8 «О развитии цифровой экономики». Государственные СМИ назвали эти законодательные акты революционными. В экспертной среде, обществе были большие ожидания от реализации этих документов. Правительство уверовало, что поймало будущее за хвост, и уверенно вещало о самых радужных перспективах белорусской экономики.

Но, увы, все эти грёзы скоро разбились о белорусскую реальность. Экономический рост, который экономисты назвали восстановительным (подъем после глубокого падения 2015—2016 гг.), начал угасать к концу года. Если в І квартале ВВП увеличился на 5,2%, во ІІ — на 3,9%, в ІІІ — на 2,3%, то в первом месяце ІV квартала этот показатель вырос только на 2%. На совещании 2 марта А. Лукашенко был вынужден признать горькую правду. По его словам, за семь лет мировой ВВП вырос на 25%, в то же время рост ВВП Беларуси не дотянул даже до 6%. Огромный государственный сектор продолжал лежать тяжелым грузом на белорусской экономике. Громкий резонанс имели озвученные на высшем уровне провалы в Оршанском районе, в строительстве, в льноводстве и пр.

Декрет «О развитии цифровой экономики» дал определенный эффект. За девять месяцев 2018 года Парк высоких технологий принял около 200 новых компаний. Это больше, чем за всю его 12-летнюю историю. А за полгода экспорт ПВТ вырос на 40%.

Что касается решений по экономической либерализации, то их эффект оказался не таким большим, как ожидалось. Включились естественные ограничения существующей социальной модели, нейтрализовавшие позитивное влияние декретов по поддержке бизнеса. Продолжались «посадки» бизнесменов, произошла национализация Оршанского авиаремонтного завода, принадлежавшего украинской фирме «Мотор Сич», взят курс на монополизацию государством алкогольного рынка.

Наиболее очевидным отражением недовольства А. Лукашенко ситуацией в стране стала смена экономического блока правительства в августе. Новая команда, состоящая не столько из «крепких хозяйственников», сколько из более молодых по возрасту технократов, стала делать больший акцент на развитие бизнеса. По инициативе правительства парламент исключил из уголовного кодекса печально известную статью 234 «Лжепредпринимательство» и либерализовал статью 233 «Незаконная предпринимательская деятельность».

Во внутренней политике в уходящем году мало что поменялось. Зимние выборы в местные советы прошли по традиционному сценарию с минимальной явкой избирателей. По всей стране власти пропустили только одного оппозиционера в сельский совет.

Армянская «цветная революция» предотвратила проведение референдума в Беларуси, на который, как можно предположить, власти собирались вынести вопрос о продлении президентского срока.

Продолжались точечные репрессии против политических оппонентов. В качестве примера можно привести скандальное «дело профсоюзов РЭП».

Весь год власти пытались взять под контроль СМИ и интернет. Поменяли редакторов главных государственных медиа, приняли новый закон о средствах массовой информации, организовали «дело БелТА». Все бесполезно.

Год был интересен историческими дискуссиями. В связи с целой серией юбилеев актуализировался конфликт двух концепций белорусской истории. Оппозиция достойно отпраздновала 100 лет БНР. Власти торжественно отметили столетие Вооруженных сил Беларуси, комсомола и готовятся к торжествам по случаю 100-летия БССР. Можно сказать, что наметилась тенденция к определенному компромиссу между двумя концепциями. Власти наконец признали мемориал Куропаты, поставили там памятник.

Но самым главным доказательством того, что система не меняется, стал очередной раунд борьбы с тунеядцами. Власти обещали не повторять предыдущих ошибок, очень тщательно подойти к подготовке списков граждан, не занятых в экономике. В начале года официальные лица прогнозировали, что их число составит около 250 тысяч человек. Но хотели как лучше, а получилось как всегда. В итоге в базу данных трудоспособных граждан, которые не заняты в экономике, включили около 500 тысяч человек! Напомню, что в 2017 году власти направили уведомления 470 тыс. человек с требованием уплатить сбор, и это вызвало широкие уличные протесты по всей стране. И вот теперь в результате «сокращения» получилось еще больше. Власти просто решили включить в этот позорный список как можно больше людей, исходя из простой логики. Дескать, пусть эти люди потом ходят и доказывают, что они не верблюды. Пусть соберут необходимые документы, посидят в очереди, попросят. Пусть еще раз убедятся, что они в этой стране никто перед лицом чиновников. Наверное, по-другому режим работать просто не может.

Во внешней политике продолжался курс на балансирование между Россией и Западом. Можно сказать, что амплитуда колебаний маятника стала больше. Был введен 30-дневный безвизовый режим для граждан западных стран. Европейский банк реконструкции и развития объявил о кредитных программах для Беларуси на сотни миллионов евро.

Но самый главный предновогодний «подарок» Минск получил от России. Москва заявила, что готова компенсировать Беларуси потери от налогового маневра только при условии дальнейшей интеграции двух государств на основе договора о создании Союзного государства от 1999 года. Это существенно ограничило бы белорусский суверенитет. Поскольку главным инициатором того договора был А. Лукашенко, то получается, что теперь взорвалась мина, заложенная им самим, бумеранг вернулся. Но в действие это взрывное устройство привела Москва. Ничто на земле не проходит бесследно...

В результате усыхания российского нефтяного гранта Беларусь через пять лет может потерять, по оценкам специалистов, около 4% ВВП, 10% доходов бюджета и 30% валютной выручки.

Можно однозначно сказать, что белорусско-российские отношения вступили в период очередного кризиса, который носит качественно иной характер, чем прежде. Россия решила существенно сократить субсидии белорусской экономике.

Некоторые обозреватели говорят, что в Беларусь прилетел «черный лебедь», т. е. неожиданное событие, которое будет иметь весьма значительные последствия. На наш взгляд, пока, в перспективе на следующий год, можно говорить скорее не о «черном лебеде», а о небольшом «гадком утенке».

Но в любом случае, белорусское общество, правящий режим оказались перед новым вызовом. Как сохранить социально-экономический и политический статус-кво без российского нефтяного гранта, категорически отказываясь от структурных реформ в экономике? Решение этого политического бинома Ньютона будет главным вопросом властей в предстоящие годы. 17 декабря А. Лукашенко заявил: «Мы будем вынуждены переформатировать в какой-то степени нашу внутреннюю, внешнюю политику. И особенно все, что связано с финансами». На самом деле этот «гадкий утенок» может открыть дверь в новое измерение.

С Рождеством и Новым годом!

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Россия выдвигает ультиматум

Скандальный саммит

Конфликт в керченском проливе как casus belli

Прораб замороженной стройки

Loading...

Добавить комментарий