Курсы валют

Доллар США
2.0953
Евро
Российский рубль

Погода

14..16 °C

Диагноз

Венесуэльская трагедия

Karbalevich

Хотя гуманитарная катастрофа в Венесуэле продолжается несколько лет, но сегодня эта страна оказалась в центре мирового внимания из-за того, что там возникла ситуация двоевластия. Николас Мадуро и глава парламента Хуан Гуайдо объявили себя президентами, в результате чего возник геополитический раскол.

США, большинство стран Латинской Америки поддержали лидера оппозиции Хуана Гуайдо, Россия, Китай выступили в поддержку Николаса Мадуро. В нормальной ситуации мировое сообщество, чтобы спасти венесуэльский народ от голодной смерти, должно было бы объединиться и осуществить в Венесуэлу гуманитарную интервенцию, что предусмотрено международным правом. Но в нынешнем расколотом мире происходит все с точностью до наоборот. Трагедия Венесуэлы вызвала резкое обострение отношений между великими державами.

Эта страна с наибольшими в мире запасами нефти, где снимают по 2—3 урожая в год, в 1950 годах была на третьем месте по уровню доходов на душу населения в Латинской Америке. Но в результате полной победы «боливарианской революции» Венесуэла превратилась в классическое «failing state» («несостоявшееся», «провалившееся государство»).

Когда-то А. Лукашенко говорил российским журналистам, что если бы в Беларуси было столько нефти, то он бы здесь построил Эмираты. Опыт Венесуэлы показывает, что в неумелых руках даже страну с огромными природными богатствами можно превратить в экономическую пустыню.

В Венесуэле экономика развалена до основания, инфляция в 1,7 миллиона процентов, дефицит товаров первой необходимости, голод, огромные очереди в магазинах, карточная система, масштабная преступность, регулярные грабежи. В стране едят собак, известны случаи каннибализма. Свыше 3 миллионов человек, спасаясь, бежало за границу. Курьезный штрих: на прошлой неделе Николас Мадуро наградил группу старших офицеров за подавление военного переворота тремя рулонами туалетной бумаги. Тот самый Мадуро, который, по его рассказам, общается с духом умершего Уго Чавеса, разговаривает с птичками, совершает визиты в будущее.

Венесуэльский урок интересен тем, что даже когда государство фактически распадается, остается лишь политический режим, который, несмотря на то, что довел страну до полного краха, уходить не собирается. Наркоторговля фактически стала частью государственной политики.

Феномен невероятной прочности, чрезвычайной живучести режима, который не в состоянии выполнять элементарные государственные функции по поддержанию жизнедеятельности общества, объясняется не только поддержкой армии, силовых структур. Идеи чавесовского социализма довольно популярны в Венесуэле. В определенном смысле они созвучны латиноамериканскому менталитету, тамошней культуре, системе ценностей, в рамках которой у людей существует большой соблазн передоверить государству заботу о собственном благополучии. Кстати, именно этим объясняется устойчивость режима братьев Кастро на Кубе, несмотря на его очевидную социально-экономическую неэффективность.

Россия решительно поддержала режим Николаса Мадуро. Не только потому, что Москва повсюду выступает против революций. В такой позиции также проявляется противостояние глобальной роли США, у которых давний конфликт с Венесуэлой. Но, видимо, главный фактор вовлеченности во внутренний венесуэльский конфликт состоит в экономических интересах. Россия вложила в Венесуэлу более 17 млрд долларов. (Китай еще больше. Так что Беларусь не единственная «влетела» на деньги.) Поэтому Москва, поддерживая Н. Мадуро, надеется хоть что-то вернуть.

По информации агентства Reuters, Россия перебросила в Венесуэлу около 400 российских военнослужащих из частной организации «ЧВК Вагнера» для обеспечения безопасности президента Николаса Мадуро. официальные лица эту информацию опровергают.Пока Дональд Трамп занят «шатдауном», ограничился громкими угрозами в адрес руководства Венесуэлы, россияне действуют. Это в дополнение к кубинским «парамилитариз».

Кстати, сейчас много рассуждений на тему того, что если в Беларуси начнется какое-то нежелательное для России развитие событий, то «Путин приедет на танке». Венесуэльский кейс показывает, что у Москвы много «гибридных» вариантов.

Поддержка официальным Минском нынешней власти в Венесуэле, казалось бы, должна быть безусловной. Не только потому, что А. Лукашенко болезненно реагирует на народные революции в любой стране мира. У него давние идеологические симпатии к чавесовскому режиму. В 2013 году А. Лукашенко ездил на похороны Уго Чавеса, по этому случаю в Беларуси был объявлен трехдневный траур.

Однако политика, особенно международная, больше похожа на высшую математику, чем на арифметику. Как известно, А. Лукашенко является приверженцем сильной власти, порядка, стабильности. А сегодня в Венесуэле государство как таковое исчезло, в стране воцарился полный хаос. Для белорусского лидера это когнитивный диссонанс.

Также серьезной психологической травмой для А. Лукашенко стал крах его венесуэльского проекта. Он столько в него вложил, много раз ездил в Каракас, Уго Чавес почти каждый год прилетал в Минск, президенты обнимались, целовались, жали друг другу руки, уверяли в дружбе навеки. Беларусь много инвестировала в венесуэльскую экономику (сборочные машиностроительные предприятия, нефтедобыча, строительство жилья). И, как теперь оказалось, все эта была одна большая авантюра, которая теперь с грохотом ляснулась. В Венесуэле теперь вслед за распадом государства, отмиранием денег, развалилась экономика. По оценкам экспертов, венесуэльская сторона задолжала Беларуси около 500 млн долларов. И перспективы их возвращения очень призрачны. Это не только большой экономический ущерб, но и удар по репутации белорусского лидера.

Кстати, А. Лукашенко планировал в 2018 году посетить Венесуэлу, о чем дважды объявлял публично. Собирался лично выбить долги. Но визит так и не состоялся. Ибо он понял, что в стране, терпящей экономический крах, нечего ловить.

С возникновением в Венесуэле ситуации двоевластия позиция официального Минска стала осторожной и выжидательной. Сначала белорусский МИД, в отличие от России, занял нейтральную позицию. 24 января пресс-секретарь внешнеполитического ведомства Анатолий Глаз заявил, что Беларусь выступает за мирный диалог «в рамках правового поля и конституции» Венесуэлы. Белорусские власти стремились сохранить шансы на возвращение долга при любом исходе противостояния в этой стране.

Но уже через сутки ситуация прояснилась, венесуэльская армия однозначно выступила в поддержку Николаса Мадуро. И тогда 25 января Александр Лукашенко позвонил ему, осудил «деструктивные силы», заверил, что «Венесуэла всегда может рассчитывать на поддержку белорусской стороны». Такую же позицию заняли белорусские государственные СМИ.

Поставив на Н. Мадуро, А. Лукашенко продемонстрировал солидарность со своими союзниками Россией и Китаем, подтвердив свой идеологический постулат о сакральности любой власти и вреде революций. Ну и сохранил призрачную надежду на то, что действующий венесуэльский правитель оценит поддержку и вернет деньги.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Союзническое ристалище

Козыри из рукава

Союзное свинство

Год «гадкого утенка»

Loading...

Добавить комментарий