Курсы валют

Доллар США
2.0506
Евро
Российский рубль

Погода

8..10 °C

Диагноз

Закулисье интеграции

Karbalevich

В белорусско-российских отношениях идут какие-то скрытые процессы, бушуют нешуточные страсти, происходит жесткий торг, отголоски которого вскользь проявляются в публичной плоскости.

Единственным итогом двух предновогодних поездок А. Лукашенко в Москву, его многочасовых переговоров с В. Путиным явилось создание совместной белорусско-российской рабочей группы, призванной подготовить решение спорных проблем. Обе стороны акцентировали на это особое внимание. Дескать, не впустую же закончились посиделки в Кремле, есть результат.

Правда, с самого начала возникли сомнения в отношении эффективности такого механизма разрешения противоречий. Дело не только в том, что официальные представители Беларуси и России по-разному трактовали задачи, стоящие перед этой рабочей группой. Смущает уровень чиновников, возглавивших данную структуру. Руководить работой группы назначены министры экономики Беларуси и России.

Парадокс ситуации состоит в том, что в белорусско-российских отношениях более простые вопросы, типа объемов поставок нефтепродуктов или баланса экспорта продовольственных товаров решаются на уровне вице-премьеров. А здесь речь идет о создании Союзного государства, т. е. затрагиваются конституционные вопросы, тема государственного суверенитета. И готовить эти исторические решения поручено всего лишь министрам экономики!

В любом случае, казалось, теперь все внимание должно было бы сосредоточиться на деятельности этой рабочей группы. Министр экономики Беларуси Дмитрий Крутой, возглавляющий эту структуру с белорусской стороны, говорил, что ждем, когда закончатся новогодние «каникулы» в России.

«Каникулы» там давно закончились, уже начался февраль, но эта странная рабочая группа почему-то так ни разу и не собиралась. Правда, Д. Крутой сообщил, что «очень активно наши отраслевые коллеги встречаются на разных площадках и в Москве, и в Минске». Чиновники действительно регулярно ведут переговоры, но это не тот формат, о котором договорились президенты.

Вскоре выяснилась еще более любопытная вещь. Согласно информации посла России в Беларуси Михаила Бабича, «российская часть группы приступила к работе» и начала инвентаризацию всех положений союзного договора. Посол сообщил, что как только российские предложения будут готовы, их передадут «белорусским партнерам». «Рассчитываем, что и белорусская сторона сделает то же самое»,— сказал Бабич. «Потом уже мы проведем совместное заседание рабочей группы, где предметно распределим задачи... для доклада президентам», — заявил посол.

Итак, российская часть группы начала работу сепаратно, отдельно. О заседаниях белорусской группы вообще ничего не слышно. Почему так происходит? На мой взгляд, ответ простой: президенты в ходе двух многочасовых встреч перед Новым годом так и не смогли договориться о повестке дня, о теме переговоров. Непонятно, что обсуждать. Можно предположить, что белорусская сторона, не получив ясной установки сверху, не хочет касаться вопросов союзного строительства. А российская сторона, наоборот, намерена обсуждать как раз только эту тему, отказываясь пока вести переговоры о компенсации налогового маневра. Возникла тупиковая ситуация.

Именно для того, чтобы сдвинуть этот процесс с мертвой точки, 31 января состоялся телефонный разговор А. Лукашенко с В. Путиным, в ходе которого они договорились в ближайшее время провести новую встречу. Зачем? По версии БелТА, они «обсудят реализацию договоренностей, достигнутых на предыдущих переговорах в Кремле в конце прошлого года». Что и подтверждает наши предположения.

Сразу же после телефонного разговора с В. Путиным президент Беларуси провел совещание на тему информационной безопасности государства. Из выступления А. Лукашенко следует, что главная опасность грозит извне. Он заявил: «Любая холодная или тем более горячая война никогда не начинается без информационного давления и противоборства... И противостоять, особенно в СМИ, тем атакам, которые делаются на Беларусь (а они иногда с разных сторон делаются), мы должны уметь». Уже два раза в последнее время белорусский лидер возмущался атаками российских телеканалов. Вот и сейчас он отметил, что соответствующий вопрос затрагивался и во время телефонного разговора с президентом России Владимиром Путиным. Таким образом, из этих реплик можно заключить, что информационной безопасности страны угрожает Россия.

Еще один интересный сюжет. И Россия, и Беларусь пытаются активно использовать ЕАЭС для давления друг на друга.

1 февраля состоялось заседание Евразийского межправительственного совета в Алматы. Там случилась перепалка между премьер-министрами Беларуси и России Сергеем Румасом и Дмитрием Медведевым. Глава российского правительства неожиданно поднял старую тему поставок санкционных товаров через серые каналы по территории Беларуси на российский рынок. На первый взгляд, это был очередной призыв к белорусскому правительству навести порядок, не допускать контрабанду в Россию.

Но, на наш взгляд, в этом выпаде Д. Медведева есть и другой план, несколько завуалированный. Ход российского премьера следует рассматривать в контексте той линии, которую выбрал Кремль в отношении Беларуси, стремясь принудить союзника к «углублению интеграции».

Вспомним, что 13 декабря прошлого года Дмитрий Медведев, выступая в Бресте, призвал Беларусь к созданию совместных органов управления, в том числе «единой таможенной службы».

И теперь в Алматы российский премьер продолжает ту же линию. Смысл его послания таков: коль вы, белорусы, не можете навести порядок с санкционной продукцией, то давайте создавать единую таможенную службу. Тогда, дескать, и упреков не будет.

Беларусь не осталась в долгу и отплатила той же монетой. Министр экономического развития России Максим Орешкин, который по совместительству является главой рабочей группы по урегулированию спорных вопросов с Беларусью, прокомментировал итоги заседания Евразийского межправительственного совета в Алматы так: «В ЕАЭС есть одна страна, которая блокирует решение вопросов, поэтому обсуждение шло так долго, не по всем вопросам нашли консенсус, отложили их решение на более поздние сроки». Когда журналисты спросили его, что же это за страна, «которая блокирует решение вопросов», российский министр сказал: «Я не буду называть конкретно. Я думаю, что вы сами можете догадаться. Я думаю, что двусторонняя повестка сейчас накладывает отпечаток на многостороннюю».

Таким образом, Беларусь использует ЕАЭС для давления на Россию. Блокируя решения в рамках этого экономического союза, Минск шантажирует Москву, требуя уступок по нефти. Тактика не новая. Уже не первый раз Беларусь переносит спор с РФ на уровень интеграционных объединений (ОДКБ, ЕАЭС). Понимая, что для Москвы очень важна успешная работа этих организаций, белорусское руководство периодически применяет такой рычаг. Причем, как показал предыдущий опыт, большей частью успешно. Каждый использует тот политический инструментарий, который у него имеется.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Венесуэльская трагедия

Союзническое ристалище

Козыри из рукава

Союзное свинство

Добавить комментарий