Курсы валют

Доллар США
2.0225
Евро
Российский рубль

Погода

15..17 °C

Диагноз

Посткрымский синдром и Беларусь

Karbalevich

В западном политическом бомонде нарастают алармистские прогнозы относительно судьбы Беларуси, ее независимости. На прошлой неделе сразу несколько влиятельных лиц с тревогой высказались относительно перспектив нашей страны.

Бывший генеральный секретарь НATO Андерс Фог Расмуссен отметил: «Ключевой риск — это повторение в Беларуси украинского сценария с войной и аннексией. Эту страну ожидает такой сценарий, если она не начнет реформироваться».

Президент Польши Анджей Дуда во время встречи с главами государств Литвы (Далей Грибаускайте) и Украины (Петром Порошенко) произнес такую фразу: «У нас с госпожой президентом вызывает озабоченность, будет сохраняться или углубляться суверенитет Беларуси, когда идет речь о ее восточном соседе, который, к сожалению, в последние годы проявляет явные имперские тенденции. Это углубляет конкретную угрозу для нашей части Европы».

Не исключаю, что такая озабоченность судьбой Беларуси отчасти вызвана тем неблагоприятным эффектом, который произвел на западную политическую элиту отказ Александра Лукашенко ехать на Мюнхенскую конференцию. Ведь там были запланированы его встречи с канцлером ФРГ Ангелой Меркель и генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом. Но он предпочел хоккей в Сочи с Владимиром Путиным.

Насколько оправдан такой алармизм в среде западных политиков относительно Беларуси? Думаю, опасения и страхи российской аннексии несколько преувеличены. На мой взгляд, анализ послания В. Путина Федеральному собранию 20 февраля резко уменьшает вероятность радикальных сценариев.

Нынешнее послание президента России сильно отличалось от прошлогоднего. Прежде всего, по структуре, удельному весу различных тем и вопросов.

В послании 2018 года основной идеей была форсированная милитаризации страны, подготовка ядерной войны с США. Треть тогдашнего выступления В. Путина посвящалась рекламе новейшего вооружения. И российская общественность встретила это с восторгом. После присоединения Крыма идея величия России через демонстрацию военной силы получила массовую поддержку населения, рейтинг президента РФ вознесся до рекордных высот. Концепт «Пушки вместо масла», кажется, не вызвал особого протеста россиян. На этой волне В. Путин уверенно победил на президентских выборах.

И вот за год вдруг все сильно поменялось. На этот раз 70% времени послания было посвящено внутренней политике, вопросам экономического развития, социальной защиты людей. Милитаристская риторика, военные угрозы всему миру в выступлении президента минимизировались. Почему это произошло?

Все объясняется резкой переменой общественных настроений в России. Пенсионная реформа катализировала сейсмический сдвиг массового сознания. Люди вдруг увидели, что на фоне внешнеполитических успехов (как доказывает телепропаганда), уровень жизни заметно снизился. Доверие к власти резко упало. Согласно социологическим исследованиям ВЦИОМ, в январе рейтинг доверия В. Путину опустился до 33,4%. Это — минимум с 2006 года. Напомню, что сразу после присоединения Крыма уровень доверия к президенту достигал 86%.

Таким образом, Россия переживает посткрымское похмелье. Оказалось, что одновременно пушки и масло российские власти обеспечить не могут. Модель патриотической мобилизации уже не работает так, как раньше. Бесконечные ток-шоу на федеральных телеканалах не дают прежнего эффекта. У российских обывателей возникает логичный вопрос: почему на Крым, Донбасс, Сирию, Венесуэлу (туда РФ вбухала $17 млрд) деньги есть, а на пенсии — нет?

В. Путин услышал голос россиян. И его обращение к народу значительно поменялось.

Но возникает естественный вопрос: это действительно смена политики?

Разумеется, резко поменять внешнюю политику трудно, так как, например, Россия очень сильно увязла в украинском и сирийском болоте. Но, думаю, определенная корректировка внешнеполитического курса будет. Вот и в послании В. Путина риторика в адрес Запада стала более спокойной.

Как все это касается Беларуси? В последние годы в послании Путина Беларусь не упоминалась. А вот теперь ближайшему союзнику была посвящена фраза: «Считаем правильным активно углублять взаимодействие в рамках Союзного государства России и Беларуси, включая более тесную координацию во внешнеполитической сфере, в экономике».

«Углубление интеграции» в рамках модели Союзного государства — это, судя по всему, стало стратегической линией Москвы в отношении Беларуси. Поэтому она и закреплена в послании, которое в определенном смысле является программным документом. Это означает, что Кремль не отстанет от А. Лукашенко, что отказом компенсировать налоговый маневр дело не ограничится. Надо ожидать, что следующим рычагом для принуждения Беларуси к «углублению интеграции» станет вопрос цен на газ с 2020 года. А затем в том же контексте может возникнуть и тема российских кредитов. То есть ничего хорошего эта реплика ни А. Лукашенко, ни Беларуси не обещает.

Если действительно Кремль планирует переориентировать государственные расходы с внешней политики на внутреннюю, то отказ от нефтяного и газового гранта Беларуси как раз хорошо вписывается в этот тренд. И будет поддержан российским обществом.

В былые времена, когда Россия уменьшала субсидии белорусской экономике, А. Лукашенко использовал тактику скандала, начинал ругаться, апеллировать к российскому обществу и элите, говорить, что мы защищаем Москву от натовских танков, а эти кремлевские жалеют деньги для братьев, с которыми в одних окопах гнили. То есть давил на имперские комплексы, и это давало эффект.

А вот сейчас общественные настроения в России повернулись в другую сторону, и тактика скандала, скорее всего, не сработает. Кажется, А. Лукашенко это понимает, поэтому и молчит.

И еще один вывод. Все алармистские прогнозы последних месяцев о готовности России применить силовой сценарий, дабы присоединить Беларусь по крымской или донбасской схеме, подкреплялись такими аргументами. Дескать, В. Путину для поднятия рейтинга, восстановления «посткрымского консенсуса», патриотической мобилизации нужна новая маленькая победоносная война, и единственный вариант для реализации такой идеи — это Беларусь.

Так вот, на фоне тех процессов, которые сейчас развиваются в России, эти прогнозы перестают быть актуальными. Теперь там обратный тренд, внешнеполитический успех не конвертируется во внутриполитический. Присоединение Беларуси может даже, наоборот, вызвать раздражение россиян. Дескать, мало нам расходов на Крым, Донбасс, Сирию, так теперь нужно будет еще содержать и Беларусь.

Поэтому следует успокоиться и исходить из того, что придется выживать с сильно сократившейся российской экономической поддержкой.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Провальный пикник в горах

Дорогая игрушка

Закулисье интеграции

Венесуэльская трагедия

Добавить комментарий