Курсы валют

Доллар США
2.0552
Евро
Российский рубль

Погода

4..6 °C

Диагноз

На войне как на войне

Karbalevich

Рано или поздно, это должно было случиться. Хотя бы исходя из прежнего опыта белорусско-российских конфликтов. Если обе стороны упорствуют в своей позиции и не выражают готовности к компромиссу, то противостояние с неизбежностью движется в сторону эскалации.

После обмена оскорблениями между послом РФ Михаилом Бабичем и белорусским МИДом сама логика противоборства закономерно подводила к следующему этапу — экономической войне. Она и грянула. Посмотрите на хронику только этого месяца.

1 апреля министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что Россия предоставит Беларуси кредитные средства на сумму до $600 млн. Дескать, это решение Путина. Но на следующий день пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков фактически дезавуировал заявление А. Силуанова, отметив, что вопрос о выделении российского кредита Беларуси «находится в проработке», поэтому не нужно «делать на этот счет официальных заявлений», а стоит дождаться «соответствующего момента».

Другой кредитный сюжет. Еще в прошлом году А. Лукашенко просил у В. Путина продления срока возврата кредита на строительство БелАЭС ($10 млрд) с 25 до 35 лет и снижения процентной ставки по нему. И вот 13 апреля тот же Антон Силуанов заявил, что Россия не меняет условий кредитования нашей атомной станции. Иначе говоря, в просьбе отказано.

Ранее посол Михаил Бабич намекал, что вопрос кредита, как и другие направления экономической помощи Беларуси, Москва увязывает с готовностью Минска к «углублению интеграции».

На повестке дня двусторонних отношений остро стоит газовый вопрос. Наш вице-премьер Игорь Петришенко сообщил, что до 30 апреля будет определена цена на газ для Беларуси на последующие годы. Белорусский посол в России Владимир Семашко еще 1 апреля заявил, что Минск дважды направлял в «Газпром» свои предложения по ценам на газ, но не получил никакого ответа.

10 апреля Россельхознадзор ввел временный запрет на поставку яблок и груш из Беларуси. Ибо есть подозрение, что под видом белорусской продукции в Россию может поставляться продовольствие из стран, в отношении которых введены санкции.

С 11 апреля этот же орган ограничил поставки трех белорусских предприятий и ввел режим усиленного контроля продукции пяти предприятий, производящих молочные и мясные изделия. Ранее он же ввел ограничения на ввоз говядины на кости и крупного рогатого скота.

12 апреля Россельхознадзор пошел вообще на беспрецедентный шаг. Он обратился в ФСБ и Минтранс с просьбой о пресечении серых схем поставок животноводческой продукции из Беларуси. По сообщению пресс-службы ведомства, выявлено 37 белорусских компаний-посредников. К помощи спецслужб обращаются тогда, когда возникает угроза национальной безопасности. Удивительно, что такую угрозу стал представлять ближайший союзник.

Беларусь не осталась в долгу и нанесла ответный удар. 5 апреля белорусское правительство письменно известило компанию «Транснефть» о планах повышения тарифов на транзит нефти через территорию Беларуси на 23%. Стоит отметить, что в январе 2019 года тариф уже вырос более чем на 7,6%.

Здесь интересно обоснование такого повышения. Оно выглядит просто умилительно и не лишено политического изящества. В письме, подписанном заместителем премьер-министра Беларуси Игорем Ляшенко, отмечено, что «для сохранения, восстановления и поддержания экологического равновесия природной среды необходимо привлечение на национальном уровне дополнительных финансовых ресурсов». Т. е. пусть Россия заплатит за нашу природу. Иначе как тонким издевательством такое объяснение назвать нельзя. Иногда можно восхищаться творческим озарением белорусского правительства.

Не удивительно, что министр энергетики РФ Александр Новак выразил несогласие с таким предложением. Проблема вынесена на рассмотрение антимонопольных служб двух стран.

Дальше все оказалось еще интереснее. Давно замечено, что главным индикатором, маркером степени напряженности в отношениях союзников является риторика Александра Лукашенко. Когда заявления, реплики президента Беларуси в адрес России становятся более резкими и даже грубыми, то это значит, что острота конфликта достигла некого предела.

11 апреля Лукашенко во время совещания с экономическим блоком правительства заявил: «Наш основной торговый партнер (они любят называть себя партнеры) все больше и больше вводит санкций против Беларуси... То добро, которое мы делаем для Российской Федерации, оно нам оборачивается постоянно злом. Там уже обнаглели до такой степени, что начинают нам выкручивать руки... Мы должны принимать соответствующие меры. Ну что мы все время: нас бьют в левую щеку — мы подставляем правую». И приказал нанести удар в ответ. Обращаясь к вице-премьеру Игорю Ляшенко, он сказал: «Если нужно поставить на ремонт нефтепроводы и нефтепродуктопроводы, которые идут через Беларусь, ставьте и ремонтируйте». То есть, в переводе на понятный язык, мы можем приостановить транзит российской нефти на запад через белорусскую территорию.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков тут же отреагировал на эти заявления А Лукашенко слегка завуалированным упреком: «Существует огромный объем прямой и косвенной помощи, которую оказывает Россия Беларуси, нашим белорусским братьям». В переводе с русского дипломатического языка это звучит так: нахлебникам не пристало на что-то обижаться.

А представитель «Транснефти» Игорь Демин заявил, что состояние белорусских участков нефтепровода «Дружба» удовлетворительное, устранение обнаруженных на них дефектов не потребует остановки прокачки.

Важно отметить, что по проходящей через Беларусь южной ветке нефтепровода «Дружба» Россия экспортирует в Европу более 50 млн тонн нефти в год. А по нефтепродуктопроводу в сторону балтийских портов прокачивается около 9 млн тонн российского дизтоплива. И любая остановка нефтяного транзита вызовет недовольство, проблемы у европейских потребителей.

С другой стороны, и повышение тарифа на прокачку нефти, и ее приостановка может привести к тому, что Россия перенаправит объемы транзита на другие нефтепроводы. В результате чего Беларусь понесет и финансовые, и геополитические потери.

Последний раз конфликт подобной остроты случился в январе 2007 года. Тогда Минск потребовал от компании «Транснефть» платить пошлину за прокачку российской нефти, и фактически на три дня приостановил ее транзит в Европу. В 2004-м и 2010 годах Беларусь на короткое время прекращала поставки российского газа на Запад.

Приостановление транзита российских энергоресурсов — это последний довод в конфликте. И признак того, что ставки повышаются, уровень напряжения достиг какой-то очень важной границы. Но пока только прозвучала угроза «поставить на ремонт нефтепроводы». Решится Лукашенко на ее выполнение? Совсем не факт.

Но в тактике эскалации конфликта есть свои правила. Например, надо заранее иметь план выхода из него без потери лица. Если Россия повысит цены на газ со следующего года, то угрозу перекрыть нефтепроводы надо исполнять, выкладывать последний козырь. Ибо в следующий раз в подобную угрозу никто не поверит.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Банальность зла

Спектакль в Купаловском

Комбинация Назарбаева

Михаил Бабич — дипломатический спецназ

 

Добавить комментарий