Курсы валют

Доллар США
2.0501
Евро
Российский рубль

Погода

13..15 °C

Диагноз

Оттенки серого

Karbalevich

13—14 мая в Брюсселе прошли мероприятия в честь 10-летия программы Евросоюза «Восточное партнерство» (ВП). На них прибыли лидеры всех стран партнерства (Украины, Молдовы, Грузии, Азербайджана, Армении), кроме президента Беларуси Александра Лукашенко. Его приглашали, но он не поехал. Беларусь представлял министр иностранных дел Владимир Макей.

Глава белорусского внешнеполитического ведомства пояснил, почему А. Лукашенко не приехал в Брюссель. По его словам, Беларусь и Евросоюз пока не достигли высокого уровня развития отношений, а визит президента «должен быть максимально результативным, максимально насыщенным». «Придет время — приедет и президент, — сказал Макей. — Мы не видим, что даже в рамках нынешних мероприятий мы получили бы какую стопроцентную отдачу от такого визита».

Но стоит спросить: а какая результативность и эффективность саммитов СНГ, ОДКБ, ЕАЭС, которые глава Беларуси посещает несколько раз в год?

Белорусские власти почему-то стремятся организовать важные международные форумы у себя дома. Вот и теперь Макей в очередной раз призвал стороны провести в Минске мероприятие высокого уровня по случаю десятилетнего юбилея ВП.

10 лет — достаточный срок, чтобы подводить определенные итоги реализации этого проекта. Первоначальные амбициозные задачи, которые Евросоюз ставил перед программой ВП, в полной мере реализовать не удалось по разным причинам. Теперь подход ЕС к этому проекту стал более прагматичным и реалистичным. Пришло осознание, что шесть стран-партнеров — это очень разные государства, с различным отношением к интеграции с Европейским союзом. Сейчас Евросоюз старается делать акцент на двусторонние отношения ЕС с каждой конкретной страной—партнером ВП, чтобы реализовывать индивидуальный подход, учесть их особенности.

Что касается Беларуси, то Евросоюз и Запад в целом стали более четко, чем раньше, проводить политику в отношении Беларуси с точки зрения геополитики. США и ЕС делают ставку на сотрудничество с белорусским правящим режимом, а не с демократическими силами. Хотя в общественном мнении доминирует миф, будто западные страны активно поддерживают оппозицию, на самом деле на развитие гражданского общества приходится менее 10% всех выделяемых Беларуси средств.

Возросла интенсивность контактов между Минском и Брюсселем, а также с отдельными странами ЕС. Создано несколько площадок для переговоров. Был введен 30-дневный безвизовый режим для граждан западных стран.

Существенно возрастает финансовая помощь Беларуси со стороны ЕС. Брюссель планирует в ближайшие три года выделить нашей стране 112—136 млн евро в виде технических грантов. Постепенно расширяется поддержка Беларуси со стороны европейских финансовых организаций. Европейский банк реконструкции и развития объявил о кредитных программах для Беларуси на сотни миллионов евро. Европейский инвестиционный банк в текущем году планирует инвестировать в различные инфраструктурные проекты 260 млн евро. Это модернизация международных транспортных коридоров, экология и др.

Но даже с учетом индивидуального и более прагматичного подхода Брюсселя к каждой стране—партнеру ВП, Беларусь в определенном смысле выпадает из этого процесса. Стороны уперлись в какой-то ледяной потолок, процесс развития отношений застопорился.

Уже пять лет Минск и Брюссель не могут подписать соглашения о приоритетах партнерства и упрощении визового режима. Правда, официальные представители уверяют, что последний документ готов к подписанию, осталось пройти технические процедуры. Однако опыт показывает, что как раз на этапе процедур все и тормозится. Думаю, проблема в том, что белорусские власти не очень заинтересованы, чтобы белорусы могли больше и чаще ездить в Европу.

Существует несовпадение спроса и предложения. Минск заинтересован в расширении финансовой помощи, инвестициях, кредитах из ЕС, стремится к тому, чтобы страны Евросоюза открыли свои рынки для экспорта нашего продовольствия. А Брюссель хотел бы видеть прогресс в сфере демократии и прав человека в Беларуси. А здесь как раз, наоборот, происходит закручивание гаек, усиление политических репрессий.

Последние события в белорусско-российских отношениях, принуждение Беларуси к интеграции с РФ, казалось бы, должны были вызвать более активную поддержку нашей страны со стороны Запада. Но этого не произошло. Зарубежная реакция на последние требования Москвы в адрес Минска была вялой. СМИ об этом писали, но официального реагирования США и ЕС на последние действия РФ в отношении Беларуси практически не было. И это несколько необычно. Ибо после Крыма все, что делает Россия во внешней политике, является предметом пристального интереса. Тем более в ситуации, когда она угрожает суверенитету других государств.

Несколько пассивная позиция Запада по отношению к белорусско-российскому конфликту имеет несколько причин. Есть формальная сторона дела: Беларусь не апеллирует к международным организациям или другим странам с просьбой о поддержке.

Однако, помимо формальных оснований, существует и ряд других причин вялой иностранной реакции на этот конфликт. Во-первых, Запад не готов компенсировать Беларуси тот экономический ущерб, который она понесет от конфликта с Россией. ЕС и США могут предложить белорусскому руководству удочку, чтобы ловить рыбу, а оно хочет получить саму рыбу.

Во-вторых, как обычно, опять все упирается в проблему демократии и прав человека. Парадокс в том, что любая поддержка Беларуси со стороны Запада одновременно означает и поддержку диктатуры А. Лукашенко. И отделить одно от другого практически невозможно. И хотя в последнее время геополитика побеждает ценности, однако эта проблема каждый раз вызывает определенный когнитивный диссонанс у западных политиков.

В-третьих, есть определенные формальные юридические причины, сдерживающие международную реакцию. Ведь официально Россия апеллирует к договору о создании Союзного государства, подписанному Беларусью и РФ в 1999 году. Белорусская сторона подписала его добровольно, более того, фактически была инициатором этого дела. Москва здесь ничего не нарушает, и ее трудно упрекнуть в каком-то попрании международного права.

В-четвертых, здесь очень важно поведение самого белорусского руководства. А оно очень противоречиво. С одной стороны, А. Лукашенко публично отверг ультиматум Москвы, заявил, что не сдаст независимость государства за «бочку нефти». Но с другой стороны, президент утверждает, что он не против углубления интеграции, не против дальше строить Союзное государство на основе договора 1999 года. Но глава Беларуси предлагает другой алгоритм этого процесса. Дескать, надо заходить с другой стороны, строить Союзное государство не с крыши, а с фундамента: сначала равные условия хозяйствования и только потом — создание совместных государственных институтов. В результате получается, что поддержка Беларуси со стороны Запада будет означать поддержку белорусского варианта интеграции. Но кому на Западе интересны эти нюансы и оттенки? Можно занимать активную позицию в поддержку белого или черного, но трудно ожидать борьбы за оттенки серого.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Клонированный полк

Жертва фигурой

Возвращение в 1990-е

На войне как на войне

Добавить комментарий