Курсы валют

Доллар США
2.0395
Евро
Российский рубль

Погода

20..22 °C

Диагноз

Цыганский романс

Karbalevich

Битьё и милиция стали у нас едва ли не синонимами... Белорусы, возможно, самая битая на сегодня нация.
Дмитрий Растаев

Дело о гибели сотрудника могилевского ГАИ Евгения Потаповича 16 мая повлекло за собой целую цепь событий, получивших громкий общественно-политический резонанс.

На следующий день после происшествия на сайте МВД появился комментарий: «Сотрудники органов внутренних дел сделают все, чтобы те, кто совершил это подлое преступление, предстали перед судом. Наказание должно быть адекватно содеянному».

Но реализовывать это обещание милиция начала весьма своеобразно. Поскольку в эсэмэске, полученной из телефона убитого, указывалось на причастность к делу цыган, то сразу же начались погромы цыганских поселков в Могилеве, массовые задержания (более 100 человек), избиения тамошних жителей. В других регионах страны также оказывался жесткий прессинг на цыган.

Репрессии против рома — просто классика полицейского государства. Милиция вела себя как оккупационная армия на территории чужой страны (если убивают военного, то все население деревни берут в заложники, пока не выдадут виновных).

Как известно, МВД в Беларуси имеет политический карт-бланш на репрессивные действия в отношении населения. За много лет милиция привыкла работать без правовых и моральных тормозов. Из заявления министра внутренних дел Игоря Шуневича 23 мая следует, что такие действия являются не очередным вывихом на местах, а санкционированы руководством МВД. Он признал факт задержаний, как он выразился, «диаспоральной части некоторых наших граждан».

Собственно, ничего нового мы не увидели. Такие методы работы используются МВД не впервые. После взрыва на День Независимости в 2008 году также правоохранительные органы похватали много людей. То же самое было после теракта в Минском метро в 2011 г. Когда начались массовые акции протеста нетунеядцев в 2017 году, то по печально знаменитому делу «Белого легиона» было задержано немалое количество людей. Стандартная логика полицейского государства: сначала нахватать много граждан, чтобы продемонстрировать руководству свою старательность и служебное рвение, а уже потом разбираться, кто виноват, а вдруг кто-то признается.

Но даже в богатой на правовой беспредел новейшей белорусской истории не было такого случая, чтобы массовые репрессии, ксенофобия проявились в отношении людей по национальному признаку, к нацменьшинству. Карательная акция против цыган — это наглядная иллюстрация, точный индикатор функционирования полицейского государства в Беларуси.

Неизвестно, сколько бы времени продолжалось это безобразие, если бы 20 мая не появилось, как гром среди ясного неба, заявление Следственного комитета о том, что основная версия смерти сотрудника ГАИ — суицид.

То, что в такую версию не поверит общество, было очевидно. Это подтвердила реакция в социальных сетях. Потому что существует очень большое недоверие населения к властям вообще и к правоохранительным органам в частности. Так же, как народ не поверил в официальную версию и судебный приговор по делу теракта в Минском метро в 2011 году.

Но более важно, что после заявления Следственного комитета о суициде Е. Потаповича, сразу стал более отчетливо виден весь абсурд цыганских погромов. Это напоминает известный анекдот о пропавшей трубке Сталина, который сразу же пожаловался Берии. Трубку быстро нашли на другой стороне стола. Но за это время Берия уже успел расстрелять несколько человек, причем все они признались в краже трубки. Если бы заявление Следственного комитета о суициде опоздало на несколько дней, не исключаю, что появились бы признательные показания каких-либо бедолаг. Ведь некоторые цыгане после освобождения из милиции говорили, что подписали какие-то протоколы, даже не зная их содержания.

Но дальше события приняли еще более интересный поворот. Утром 23 мая глава МВД Игорь Шуневич категорически отказался принести извинения избитым и задержанным гражданам. Он заявил: «Я оцениваю действия своих подчиненных в этой части как абсолютно обоснованные, отвечающие тем обстоятельствам, в которых проводилось раскрытие данного особо тяжкого преступления. Были основания и поводы, мы отрабатывали отдельную группу исключительно на основании полученных на то время доказательств... У министра нет ни повода, ни оснований просить извинения у цыган». Более того, тут же появилась информация милицейского ведомства, что у цыганского барона нашли наркотики.

Но образ милиционеров как праведников на государственном иконостасе продержался недолго. Примерно через пять часов в Могилев срочно приехала глава Администрации президента Наталья Кочанова. Состоялась ее встреча с представителями местной цыганской диаспоры, на которой присутствовали председатель Могилевского облисполкома Леонид Заяц, другие высокие чиновники. Там было сказано, что президент услышал голос народа. Вот как информировало об этом событии БелТА: «Наталья Кочанова за произошедшую ситуацию представителям местной диаспоры принесла извинения, если действительно во время расследования обстоятельств дела имели место факты некорректных действий. Также глава Администрации акцентировала внимание, что по всем жалобам и обращениям будут проведены разбирательства».

Невиданное дело для Беларуси. Трудно припомнить, чтобы власти страны извинялись перед группой обиженных граждан. И уж точно никогда не было такого, чтобы глава Администрации президента приносила извинения за грубые действия милиции, фактически дезавуировав министра внутренних дел.

Неужели страна дожила до разгула демократии? Увы, это не признак либерализации режима и не следствие интеллигентских комплексов, поразивших вдруг нашу власть, а симптом того, что Беларусь вступила в информационную эпоху.

Хотя цыгане и собирали подписи под обращением к президенту, но так его и не послали. Согласно БелТА, «поводом для разговора стали жалобы, озвученные в средствах массовой информации, на нарушения в ходе проверочных мероприятий по факту гибели инспектора ДПС Евгения Потаповича». Поскольку государственные СМИ об этих «нарушениях» молчали, то речь идет о том, что власти были вынуждены реагировать на информацию независимых медиа, которая была подхвачена, растиражирована и недвусмысленно прокомментирована в социальных сетях. Иначе говоря, повестку дня общественных дискуссий в стране начинает определять не БТ, а негосударственные ресурсы. Интернет создает ситуацию большей прозрачности, ошибки и изъяны властей оказываются все заметнее. Поэтому даже авторитарная власть вынуждена реагировать на общественные настроения, на ходу менять линию поведения, ставя в весьма двусмысленное положение главу МВД.

Кроме того, репрессии в отношении цыган разрушали официальный идеологический конструкт, согласно которому белорусы — интернациональный народ, Беларусь — это остров стабильности, где царит, как заявила Н. Кочанова, «межэтнический мир и согласие» на фоне бушующих в мире межнациональных конфликтов. Поэтому нужно было как-то нейтрализовать возникший диссонанс.

Еще важный нюанс. В отличие от недавнего «крестолома» в Куропатах, также вызвавшего громкий медийный резонанс, сам А. Лукашенко был непричастен к цыганскому погрому, и поэтому вопрос с извинениями решился проще.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Оттенки серого

Клонированный полк

Жертва фигурой

Возвращение в 1990-е

Добавить комментарий