Курсы валют

Доллар США
2.0501
Евро
Российский рубль

Погода

13..15 °C

Диагноз

Идеологический спецназ

Karbalevich

Фальшивая история порождает фальшивую политику.
Олег Латышонок

В августовском номере журнала Администрации президента «Беларуская думка» появилась, как говорили в советское время, установочная статья «К вопросу об исторической политике».

Знаковость этой публикации обусловлена не только тем, что в ее авторский коллектив входят два главных официозных историка: академик-секретарь отделения гуманитарных наук и искусств Национальной академии наук член-корреспондент НАН Александр Коваленя и директор Института истории НАН Вячеслав Данилович. Еще более знаменательно, что в качестве соавторов выступают руководители Совета безопасности (СБ) Беларуси: заместитель госсекретаря СБ генерал-майор Владимир Арчаков и начальник управления секретариата СБ Алексей Баньковский. Это придает статье дополнительный политический вес, возводит тему истории на уровень проблемы государственной безопасности.

Сам термин «историческая политика» свидетельствует о том, что руководство государства рассматривает историю как современную политику, обращенную вспять, т. е. как элемент идеологии, призванной легитимизировать существующую власть. Собственно, Беларусь здесь совсем не эксклюзив, так делают во всем мире.

Но наша страна в этом плане имеет свои особенности. Прежде всего, в других государствах этот процесс осуществляется не так откровенно, не с помощью силовиков. Там научные учреждения занимаются непосредственно наукой, а для формирования исторических мифов призваны другие люди. В Беларуси же руководители научных учреждений — это идеологическая обслуга, создающая сервильную историю, что подтверждает данная статья.

Но самое главное отличие даже не в этом. Очевидно, что для Беларуси, как государства с недостроенной нацией, проблема формирования национальной идентичности стоит более остро, чем даже для наших соседей. Но беда в том, что официальная «историческая политика» занимается легитимизацией не государства, а политического режима.

Однако более важно весьма одиозное содержание данной статьи. После Крыма в официальном идеологическом конструкте наметились едва заметные сдвиги, призванные как-то дистанцироваться от концепции «русского мира», навязываемого Россией. В СМИ данный процесс получил название «мягкая белоруссизация». Это вылилось в полупризнании БНР, Куропат, отказа от оценки войны 1812 года как «отечественной» и др. Буквально на днях в Лиде установили памятник великому князю ВКЛ Гедимину, а в Слониме — Льву Сапеге.

На этом фоне конструкт, предложенный авторами указанной статьи, означает идеологический реверс, откат к прежним историческим мифам. Первые признаки подобного поворота были зафиксированы в начале года.

С подачи Министерства образования началось развенчание образа Кастуся Калиновского, который, кстати, вошел в пантеон белорусских национальных героев еще в советские времена. Напомню, что в 1995 году был утвержден орден Кастуся Калиновского (позже упраздненный). И, кстати, Калиновский — едва ли не единственный белорусский исторический деятель, который не вызвал никакого раскола в обществе, политическом классе. Его признавали и националисты, и коммунисты (ведь он был знаковой фигурой из советских учебников).

Позицию Министерства образования, что Калиновский — польский герой, поддержал своим политическим весом официозный историограф, председатель комиссии Палаты представителей по образованию, культуре и науке Игорь Марзалюк.

Совсем недавно от имени Академии наук было объявлено, что Тадеуш Костюшко — тоже не белорусский, а польский герой.

Очевидно, что эти шаги предприняты в рамках какой-то политической кампании. Ее смысл можно определить как осуществление государственного заказа на дегероизацию белорусской истории. Эта кампания берет свое начало еще с 2005 года, когда из названий центральных проспектов Минска были убраны имена Франциска Скорины и Петра Машерова. И все это для того, чтобы расчистить почву для другого героя, увековечить образ действующего главы государства, или, как говорили в старину, «помазать царя на царство»?

Но установочная статья в журнале «Беларуская думка» свидетельствует о некоем новом тренде в «исторической политике», причем тренде абсолютно пророссийском. Некоторые положения этой публикации означают откат даже не к советской, а к дореволюционной историографии, к концепции «западнорусизма». Тезисы о том, что Беларусь никогда не была колонией, что Российская империя являлась формой реализации белорусской государственности, что разделы Речи Посполитой были фактором «консолидации нашего народа в отдельную нацию», трудно даже как-то комментировать.

Отрицается концепция советской историографии о прогрессивном, национально-освободительном характере восстаний Тадеуша Костюшко и Кастуся Калиновского. Теперь они объявляются польскими.

Продолжается курс на обеление и лакировку советского тоталитаризма. Авторы статьи возмущены, что происходит «искусственное раздувание темы трагедии политических репрессий 1920—1930-х годов с целью общего очернения советского прошлого Беларуси». Просто перлы из учебника по истории КПСС. Также в публикации критикуется «необоснованное с научной точки зрения уравнивание политических режимов СССР и нацистской Германии».

Встает вопрос: что все это значит? Меняется алгоритм движения по траектории формирования нации?

Весьма соблазнительно выдвинуть конспирологическую версию, что это идеологическая подготовка к интеграции с Россией. Однако не думаю, что А. Лукашенко готов к капитуляции.

Возможно, это способ задобрить Россию, продемонстрировать лояльность, чтобы отбиться от ее принуждения к интеграции. Дескать, мы же такие пророссийские, что вам еще надо. Политолог Юрий Дракохруст сформулировал подобную тактику так: уберечься от России с помощью тесных объятий с ней.

Третий вариант. Вполне вероятно, что это ход небелорусской, пророссийской «партии» в окружении А. Лукашенко, объединяющей сторонников «русского мира» в среде силовиков и историков в борьбе за влияние. На прорыв брошен идеологический спецназ.

Отдельный вопрос о практических последствиях данной публикации. Все же эпоха интернета формирует совсем другие рамки для реализации идеологических установок. Тираж журнала «Беларуская думка» — всего около 3 тысяч экземпляров. Он совершенно пустой, неинтересный и нечитабельный. Если бы не внимание независимых СМИ, то эту публикацию мало кто заметил бы. Кроме того, концепция национальной белорусскоцентричной историографии за последние 30 лет пустила достаточно глубокие корни. Поэтому я бы воздержался от каких-то алармистских прогнозов.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Картина мира маслом

Мастерство переобувания в воздухе

Коллапс правосудия

Падеж как экономический символ

Добавить комментарий