Курсы валют

Доллар США
2.1091
Евро
Российский рубль

Погода

-1..1 °C

Диагноз

Страсти по Калиновскому

Karbalevich

Как известно, история — это современная политика, обращенная вспять. Торжественное перезахоронение в Вильнюсе останков Кастуся Калиновского, Сигизмунда Сераковского и еще 18 участников антироссийского восстания 1863—64 годов оказалось важным политическим событием не только для Литвы, но и для целого региона.

Не случайно в церемонии приняли участие президент Литвы Гитанас Науседа, президент Польши Анджей Дуда, официальные делегации Беларуси, Латвии и Украины.

Но особенно знаковым это событие является именно для Беларуси. Не случайно на торжествах в Вильнюсе белорусов было больше, чем поляков и литовцев. И понятно, почему.

Дело в том, что в Польше и Литве давно определились с национальной идеологией, национальной идентификацией, национальной историей и национальными героями. Совсем другая ситуация в Беларуси. Здесь мы имеем дело с недосформированной нацией. Белорусский социум сильно расколот относительно мировоззренческих, базовых ценностей. Поэтому идет острая идеологическая борьба вокруг вопроса, на каком идейным грунте должна строиться белорусский нации. Действующая власть апеллирует к колониальному наследию. С ее точки зрения, Беларусь — это осколок России с Александром Невским, Суворовым, Лениным, Дзержинским, Октябрьской революцией, Великой Отечественной войной. А демократическое сообщество предлагает национальный нарратив с Великим княжеством Литовским, Скориной, Калиновским, БНР.

И, кстати, Кастусь Калиновский — едва ли не единственный белорусский исторический деятель, который не вызывал до сих пор никакого раскола в обществе, политическом классе. Его признавали и националисты, и коммунисты, ведь он вошел в пантеон белорусских национальных героев еще в советские времена. Этот символ мог бы объединить расколотую белорусскую нацию. Однако это пока не получается.

Но, кажется, ситуация более сложная, чем схема противостояния между властью и оппозицией. В самих властных структурах наблюдается конкуренция различных идеологических концепций, связанных с историей.

В последнее время именно вокруг фигуры Кастуся Калиновского больше всего ломаются идеологические копья. Вдруг, неожиданно для всех власти начали развенчивать его образ как белорусского национального героя. В обновленном учебнике по русской литературе для 8 класса появилась такая фраза: «Польское восстание под руководством К. Калиновского (1863-1864)». После справедливого возмущения общественности и историков в декабре 2018 года Министерство образования выступило с заявлением, где настаивало на своей версии этого исторического события. В январе нынешнего года в «Учительской газете» опубликована статья Игоря Марзалюка, назначенного на роль официозного историографа. Он подтвердил версию Министерства образования. 17 марта И. Марзалюк в интервью передаче «Главный эфир» Первого национального канала категорически утверждал, что К. Калиновский не может быть «национальным героем страны».

В августовском номере журнала Администрации президента «Беларуская думка» появилась, как говорили в советское время, установочная статья «К вопросу об исторической политике». Его авторами являются два главных официозных историка (академик-секретарь отделения гуманитарных наук и искусств Национальной академии наук Александр Коваленя и директор Института истории НАН Вячеслав Данилович) и два руководителя Совета Безопасности Беларуси. В статье отрицается концепция советской историографии о прогрессивном, национально-освободительном характере восстания Тадеуша Костюшко и Кастуся Калиновского, они объявляются польскими героями.

Казалось бы, все понятно, Калиновский не наш герой, тема закрыта. И когда руководство Литвы пригласило на церемонию перезахоронения останков участников восстания 1863-64 годов А. Лукашенко, всем было очевидно, что он не приедет. Не только по причине антироссийского контекста этого события, но и потому, что оно не вписывается в новый идеологический конструкт официального Минска. Поэтому, ожидалось, что в Вильнюс из Беларуси приедут только представители независимого общества.

Но вот, вдруг, вопреки мнениям и официозных историков, и государственных учреждений, в Вильнюс на перезахоронение останков Кастуся Калиновского направилась официальная делегация во главе с вице-премьером Игорем Петришенко. Что сразу дезавуировало все прежние идеологические конструкции государственных идеологов.

Важно обратить внимание, что 17 ноября А. Лукашенко, отвечая на избирательном участке на вопросы журналистов об его отношении к Калиновскому, сказал: «Он действовал на нашей территории, был нашим человеком, если хотите — гражданином. И от этого никуда не деться».

Так получается, все же Калиновский — «наш» герой?

Хотя торжественная церемония в Вильнюсе была посвящена событию, происходившему полтора столетия назад, всем было очевидно, что она обросла современным смыслом. Беларусь оказалась в одном ряду с государствами (Польша, Литва, Латвия, Украина), у которых, скажем мягко, сложные отношения с Россией. В выступлениях руководителей этих стран звучала мысль о необходимости объединения народов нашего региона на основе наследия 1863 года, то есть наследия антироссийского восстания.

Вице-премьер Игорь Петришенко, вся работа которого в структурах МИД, начиная с 2003 года, была направлена на интеграцию с Россией, заявил на официальной церемонии в Вильнюсе, что деятельность Кастуся Калиновского «связана с перерастанием белорусского национально-культурного движения в борьбу за белорусскую государственность в форме народовластия». То есть, нет сомнения, что Калиновский — белорусский, а не польский герой.

Дальше — еще интереснее. И. Петришенко сказал: «Знаменательно, что паролем повстанцев Кастуся Калиновского являлись слова «Кого любишь? — Люблю Беларусь». Заветы борцов не утратили актуальности и нашли продолжение в главном девизе нашей страны «За сильную и процветающую Беларусь». То есть, переводя на понятный язык, Лукашенко — идейный наследник Калиновского! Поистине, неисповедимы пути Господни. Теперь хотелось бы услышать, как сейчас будет выкручиваться И. Марзалюк и вся идеологическая братия.

Очевидно, что такой поворот колеса обычно неповоротливой идеологической машины обусловлен политическими соображениями. Во-первых, надо на чем-то формировать белорусскую идентичность, отличающуюся от «русского мира». А героический ореол Кастуся Калиновского здесь весьма кстати. Во-вторых, это попытка А. Лукашенко заангажировать оппозиционно настроенную часть общества.

Но, словно испугавшись собственной смелости, власти тут же попытались включить задний ход. И сам А. Лукашенко, и И. Петришенко в своем выступлении в Вильнюсе предостерегали от политизации образа К. Калиновского. С точки зрения обычной логики, посыл этот достаточно странный. Ибо смысл любой исторической мифологемы — именно политический. Обращение к истории — это способ легитимизации современной политики.

Но опасения А. Лукашенко вполне понятны, особенно на фоне тысяч белорусов и моря бело-красно-белых флагов, которые витали в Вильнюсе целых два дня. И это были совсем не представители БРСМ или «Белой Руси». Иначе говоря, признав Калиновского национальным героем, он символически легитимизирует своих политических оппонентов. Отсюда такая непоследовательность.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Стерильная палата

На фронтах интеграции

Жесткий сценарий

Внешнеполитический кентавр

Добавить комментарий