Курсы валют

Доллар США
2.2391
Евро
Российский рубль

Погода

2..4 °C

Диагноз

Американская подмога

Karbalevich

После громкого провала сочинского саммита А. Лукашенко и В. Путина 7 декабря, казалось, надежды на результативность встречи президентов 20 декабря в Санкт-Петербурге были небольшие. Напомню, по итогам Сочи остались несогласованными 8 из 31 дорожной карты интеграции. За это время Дмитрий Медведев два раза провел телефонные переговоры с Сергеем Румасом и один раз — с Александром Лукашенко.

За день до Питера 19 декабря президент России очень жестко высказался по поводу интеграции с Беларусью. Впервые он публично увязал вопрос о дотациях Беларуси с реализацией договора о создании Союзного государства. В. Путин отметил, что в этом направлении «90% не сделано». По его словам, чтобы дотировать другую страну, нужны «общие законы, общие наднациональные контрольные и эмиссионные органы». «Дотировать Беларусь в условиях недорешенности союзного строительства — это было бы с нашей стороны ошибочно», — категорически заявил глава РФ.

Иначе говоря, возобновление экономической помощи Беларуси В. Путин увязал с необходимостью создания наднациональных органов в рамках Союзного государства. А, как известно, именно против этого категорически возражает А. Лукашенко. Политолог Юрий Дракохруст назвал это «ультиматумом Путина».

После такого заявления президента России казалось, что шансов на какой-то компромисс почти не осталось. Тем более, что времени для долгого диалога в Санкт-Петербурге не предусматривалось, так как в этот день там проходили два саммита (СНГ и ЕАЭС).

Восьмая с начала года встреча А. Лукашенко с В. Путиным длилась всего полтора часа. По сравнению с пятью часами в Сочи — мизер. Тем не менее она оказалась более результативной. Согласно заявлению министра экономического развития России Максима Орешкина, удалось согласовать уже 28 из 31 дорожной карты, несогласованными остаются три. Они касаются нефтяной, газовой и налоговой сфер.

Но позже А. Лукашенко отметил, что концептуально по нефти и газу главы государств договорились. Цена газа для Беларуси будет примерно на уровне 2019 года. Напомню, что нынешняя стоимость газа составляет 127 долларов за 1 тыс. куб. метров. Правда, непонятно, что будет с так называемой перетаможкой, которая была частью газового пакета.

В принципе сохранение статус-кво по газу — это компромисс, который, по большому счету, устраивает обе стороны. Это середина между запросом Минска (70 долларов — это средняя цена по РФ) и ответом Путина (200 долларов — цена для Европы).

Лукашенко выразил удовлетворение результатами переговоров. Чем пожертвовал Минск за этот компромисс, пока неизвестно. Ибо политика — это искусство размена.

Почему же за 1,5 часа в Санкт-Петербурге удалось добиться большего, чем за 5 часов в Сочи?

На наш взгляд, причины этой перемены лежат в сфере геополитики. Как ни удивительно, на помощь Беларуси пришли американцы. Дело в том, что 17 декабря сенат США одобрил санкции против компаний, участвующих в строительстве газопровода «Северный поток—2». Россия почувствовала угрозу этому проекту и пришла к выводу, что надо находить компромисс с транзитными государствами, т. е. с Беларусью и Украиной. Не случайно в один день 20 декабря Москва договорилась одновременно с обеими этими странами по газовым вопросам. И хоть контракт пока не подписан, но, судя по всему, основные противоречия разрешены, принципиальное согласие достигнуто. Украине РФ согласилась даже выплатить около $ 3 млрд компенсаций.

Тревога Кремля оказалась небезосновательной. Уже 21 декабря президент США Дональд Трамп подписал документ, предусматривающий санкции в отношении «Северного потока—2», с этого дня они вступили в силу. И сразу же швейцарская компания Allseas объявила о приостановлении своей деятельности по укладке трубопровода. Проект «Северный поток—2» замораживается. В результате готовность Москвы к уступкам на переговорах с Беларусью и Украиной повысилась.

Лукашенко говорил, что, возможно, до Нового года придется встретиться с Путиным еще не раз. Нельзя исключать, что до конца года стороны все же достигнут компромисса, хотя бы для того, чтобы сохранить политическое лицо.

Другое дело, что даже если и удастся перед Новым годом что-то подписать, торг далеко не закончен, а будет продолжаться. Содержание дорожных карт не раскрывается. Но, кажется, большая их часть носит декларативный характер, там даются поручения каким-то ведомствам продолжать унификацию экономической политики. Ожидается, что практически дорожные карты вступят в действие с 2021 года. То есть весь следующий год работа над их детализацией будет продолжаться. И вот тут как раз и начнутся реальные противоречия. Причем на каждом шагу. И, как это часто бывает в белорусско-российских отношениях, даже согласованные документы стороны будут трактовать по-разному.

Еще один интересный сюжет, связанный с отношениями Беларуси и России. 4 дня (7-8 и 20-21 декабря) в Минске оппозиция протестовала против белорусско-российской интеграции. На улицу выходило свыше 1 тысячи человек, они митинговали, шествовали по центру города. В соцсетях живые репортажи с этих акций просмотрело около миллиона пользователей.

Когда главой Администрации президента был назначен заместитель председателя КГБ Игорь Сергеенко, большинство экспертов сделало вывод, что начинается период политических заморозок. Однако реакция властей на эти уличные акции свидетельствует о том, что они способны на достаточно тонкую игру.

С одной стороны, участников акций штрафуют, некоторых даже садят на сутки, в государственных СМИ проводилась агрессивная пропагандистская кампания против оппозиции. И это как раз понятно, точно в стиле сегодняшнего режима. Ибо форточку свободы нельзя слишком сильно приоткрывать, есть опасность, что оппозиция попытается раскачать ситуацию перед выборами.

Но с другой стороны, власти не препятствовали шествиям по Минску, не пытались силой их предотвратить. Характерно, что главного их инициатора Павла Северинца милиция задержала, ему дали 15 суток ареста и тут же отпустили, как раз перед акцией 20 декабря.

Создается впечатление, что власти были в какой-то мере заинтересованы в этих оппозиционных акциях. Прежде всего, это был аргумент в ходе переговоров с Путиным. Дескать, посмотрите, люди на улице требуют защиты суверенитета, поэтому я не могу идти на серьезные уступки в этом вопросе. Одновременно, это сигнал Западу, недовольному итогами парламентских выборов. Мол, вот там у вас в Париже полиция бьет демонстрантов, а у нас полная свобода.

Но главный смысл этой относительной лояльности властей к оппозиционным акциям лежит во внутриполитической плоскости. Тема угрозы независимости, которую так настойчиво будирует оппозиция, отвлекает людей от социально-экономических проблем. Она заменяет украинский фактор, который был главным пугалом в ходе выборов 2015 года. Дескать, какие там могут быть вопросы по поводу размеров зарплат и пенсий, если Родина в опасности. А кто главный гарант независимости? Угадайте с трех раз. Так что бело-красно-белый флаг вам в руки, господа оппозиционеры!

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Китайский подарок

Испорченный юбилей

Туман сгущается

Страсти по Калиновскому

Добавить комментарий