Курсы валют

Доллар США
2.5856
Евро
Российский рубль

Погода

1..3 °C

Диагноз

Призрачная победа

Karbalevich

Александр Лукашенко фактически объявил о победе над Россией в нефтяной войне. 21 февраля, во время встречи с губернатором Архангельской области Игорем Орловым, он с нескрываемой радостью сообщил, что ему только что позвонил Владимир Путин. Поэтому, дескать, пришлось немного задержаться.

Смысл послания президента России, по версии А. Лукашенко, состоял в том, что РФ выразила готовность компенсировать потери «от уменьшения таможенной пошлины в 2020 году». Говоря по-другому, Москва готова компенсировать потери Беларуси от российского налогового маневра. Именно этого добивался Минск от Кремля в последние годы. Но все было безуспешно. И вот, если судить по словам белорусского лидера, наконец В. Путин сдался на милость победителя. А Лукашенко назвал даже цифру компенсации — $ 300 млн.

Но на этом президент Беларуси не остановился и тут же решил поднять ставки. Как известно, аппетит приходит во время еды. Видимо, он посчитал, что надо ковать железо, пока горячо, и нужно дожать поверженного противника. В тот же день, чуть позже, принимая посла Беларуси в России Владимира Семашко, белорусский лидер уже назвал новую цифру — $ 420—430 млн. И добавил: «Путин предложил, что эти деньги они Беларуси компенсируют. Он признал, что это справедливо». Таким образом, ура, мы ломим, гнутся русы.

Причем, из этой информации следует, что компенсация должна произойти не из бюджета РФ, а за счет денег российских нефтяных компаний.

Радость от победы оказалась кратковременной, точнее, преждевременной. Буквально через несколько часов Москва включила свой фактчекинг. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков подтвердил информацию о звонке В. Путина и о готовности российской стороны идти на финансовые уступки. Но насчет конкретного размера компенсации он дипломатично заметил, что «каждая сторона делает свои собственные калькуляции».

Но подлинным холодным душем для официального Минска стало заявление министра энергетики РФ Александра Новака, прозвучавшее в тот же день. Выяснилось, что как обычно происходит в белорусско-российских отношениях, президенты по-разному поняли, о чем они договорились. Оказалось, что все совсем не так, и случилось прискорбное недоразумение. Согласно информации министра, во-первых, речь идет не о компенсации за потери, а всего лишь о скидке. Во-вторых, Москва согласилась на снижение премии экспортеров всего на 2 (два!) доллара за тонну ежегодно пропорционально снижению экспортной пошлины. Если исходить из того, что Беларусь, как планировалось на 2020 год, импортирует 24 млн тонн российской нефти, то годовой бонус составит $ 48 млн. Разница с той суммой, которую заявил Александр Лукашенко, почти в десять раз! Да и эта цифра, судя по всему, завышенная. Ибо трудно рассчитывать на годовой объем в 24 млн тонн, поскольку уже два месяца нефть поступает в минимальном количестве.

Возможно, В. Путин говорил о сумме российских скидок за пять лет. Только в этом случае она приближается к озвученным президентом Беларуси цифрам.

Любопытно, что белорусские государственные СМИ не услышали опровержение из Москвы и продолжают озвучивать версию Александра Лукашенко, трактуя это как победу Беларуси над РФ в битве за нефть.

В любом случае, окончательная ясность наступит только после подписания контрактов с нефтяными компаниями. Тогда станет понятно, согласился ли Минск с такими условиями, закончилась ли нефтяная война.

Но даже если исходить из версии, изложенной российской стороной, то очевидно, что Москва пошла на уступки, пусть и небольшие. Потому что до сих пор, целых два месяца ее позиция была железобетонная, нефтяные компании не хотели уступать ни доллара, настаивали на премии. А Кремль категорически отказывался давить на них. Заместитель главы Администрации президента России Дмитрий Козак все время говорил, что мы не будем вмешиваться в процесс согласования цен, это коммерческий вопрос. Теперь же В. Путин объявил, что готов идти пусть и на символические уступки, т. е. предложил компромисс.

Чем объяснить такой поворот в позиции Москвы? Очевидно, что это решение Кремля как-то связано с визитом в Беларусь главы компании «Роснефть» Игоря Сечина. Перед поездкой в Минск его принял В. Путин, а после переговоров с А. Лукашенко он снова встречается с президентом России. Одновременно Д. Козак проводит срочное совещание с руководителями нефтяных компаний. После этого В. Путин звонит Лукашенко и говорит о компенсации.

Можно предложить несколько версий, объясняющих неожиданную перемену позиции Кремля, его готовность к компромиссу.

Во-первых, РФ не хочет совсем портить отношения с ближайшим союзником, доводить его до экономического коллапса. Ибо надо же как-то обеспечивать политическую лояльность Беларуси.

Во-вторых, возможно, А. Лукашенко пообещал И. Сечину когда-нибудь в будущем при определенных условиях продать компании «Роснефть» пакет акций Мозырского НПЗ. И Москва отблагодарила. Тогда становится понятной загадочная фраза из сообщения пресс-службы президента России, что речь во время телефонного разговора шла в том числе и о «взаимодействии в энергетической сфере и реализации крупных совместных проектов».

В-третьих, возможно, А. Лукашенко напугал Москву своей угрозой, что если стороны не достигнут согласия, то Беларусь начнет забирать нефть из нефтепровода «Дружба», которую российские компании поставляют в Европу. И В. Путин, чтобы не создавать скандал в отношениях с европейскими потребителями, пошел на уступку.

В-четвертых, от этого карантина с поставками нефти в Беларусь теряет не только белорусская экономика, а потери несут и российские нефтяные компании. Поэтому было принято решение, что дешевле будет немного заплатить.

Наконец, в-пятых, вся кампания Кремля по «принуждению Беларуси к интеграции», экономический шантаж проводились для того, чтобы с помощью Союзного государства решить для В. Путина проблему 2024 года. Теперь, когда задача продления его власти решается другим путем (изменение Конституции РФ), то продолжать душить А. Лукашенко и Беларусь уже нет смысла. И Кремль решил немного открутить назад.

В общем, все перечисленные версии не противоречат друг другу. Вполне возможно, что эти факторы действуют одновременно.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Война интерпретаций

Переход на диету

Визит Помпео

Братская камасутра

Добавить комментарий