Курсы валют

Доллар США
2.5908
Евро
Российский рубль

Погода

9..11 °C

Экономика

НОМЕНКЛАТУРНАЯ ПРИВАТИЗАЦИЯ: ЧЕМ ОНА ОПАСНА

Lebedko1

В последнее время много говорят об угрозе номенклатурной приватизации. Мы попросили высказаться на эту тему председателя ОГП Анатолия Лебедько, экономиста Льва Марголина и руководителя Центра Мизеса Ярослава Романчука.

Я. Романчук: — Непроданные активы Беларуси оцениваются, по разным подсчетам, от 100 до 200 миллиардов долларов. При этом 80% экономики страны — госсобственность. Поэтому приватизация — это всеохватывающая важнейшая тема для любого человека: в зависимости от того, как пройдет этот процесс, у людей будет либо дополнительный источник дохода, либо, наоборот, будет нечто похожее на рождение олигархов российского образца. Это, я бы сказал, цивилизационный вопрос, от которого будет зависеть судьба Беларуси. Для нас он еще важен тем, что на нем завязан вопрос о суверенитете. Если приватизация будет проведена в пользу номенклатурных кланов, с которыми легко могут договориться более жесткие российские структуры, тогда и вероятность тесной политической интеграции Беларуси в Россию после 2015 года резко увеличится.

А. Лебедько: — В вопросе приватизации мы должны учитывать негативный опыт наших соседей. Россия «отравилась» вопросами собственности и приватизации лет двадцать назад. И последствия этого сказываются по сей день. В дискуссиях на эту тему неизменно звучит, что кто-то кого-то ограбил, звучат и призывы «к топору». Именно поэтому там не слишком популярны и демократические идеи. Может ли Беларусь также «отравиться» этими вопросами? Однозначно — да.

«Сделки могут быть пересмотрены»

А. Лебедько: — Кто может проводить приватизацию? Может ли это делать власть, легитимность которой сомнительна?

Я. Романчук: — Сделки, проведенные нелегитимными структурами власти, всегда могут быть пересмотрены.

А. Лебедько: — Я считаю очень значительным недавнее собрание депутатов Верховного Совета 13-го созыва. Было принято заявление «О номенклатурной приватизации», где резюмируется: «Сделки по продаже стратегических активов, которые осуществляются нелегитимной властью, не отвечают интересам белорусского народа и не могут считаться законными. После восстановления законности они будут пересмотрены». Речь идет об объектах, которые непосредственно влияют на экономический суверенитет страны. Если что-то произойдет с киоском в Полоцке или Буда-Кошелево — это не станет проблемой национального масштаба. Но если через «клановую приватизацию» пройдет «Беларуськалий» или «нефтянка» — то это, безусловно, скажется на самочувствии всего государственного организма. И крайне важно, что есть некая институция, которая, на наш взгляд, является носителем легитимности. Эксперты тоже об этом заявляют однозначно: депутаты Верховного Совета такой легитимностью обладают.

Я. Романчук: — Здесь очень важен аспект моральности: кто-то должен обращать внимание людей на то, что это опасно, и поскольку других структур такого рода нет, то, конечно, подобное заявление — это совершенно правильно.

Л. Марголин: — Мне кажется, что здесь вопрос легитимности, в принципе, вторичен. Любой гражданин Республики Беларусь имеет право заявить о том, как он относится к этой номенклатурной приватизации и к тем рискам, которые она несет. В данном случае депутаты Верховного Совета просто подчеркивают значимость этого вопроса; они подняли тему, к которой, я считаю, обязаны присоединиться и политические партии, и общественные объединения, и просто честные и неравнодушные граждане.

Коррупционные схемы

Я. Романчук: — Уже сейчас есть множество промышленных предприятий, которые ранее занимались теми или иными видами деятельности. Сегодня от этой деятельности они получают гораздо меньше или вообще ничего не получают, а выживают за счет того, что руководство этих предприятий сдает в аренду помещения. Причем мы все знаем, как на аренде делают «откаты», как «пилят» деньги. Последние три месяца информационная лента просто пестрит сообщениями о коррупционных скандалах. Вот недавно директор одного из подразделений ОАО «Мапид» получил взятку в 25 тыс. долларов за благоприятное решение вопроса об аренде. Такого рода примеров очень много — при том, что эти объекты при нормальной приватизации могли бы стать полноценными профильными предприятиями, пользу от которых могли бы получать много акционеров, а не горстка директоров вкупе с чиновниками, которые их крышуют. Плюс, конечно, это были бы новые рабочие места. А так — это уничтожение реального сектора производства.

Александр Лукашенко приехал на «Камволь», разнос устроил: предприятие не работает! Вице-премьер Владимир Семашко тут же предложил сделать на месте производства выставочный комплекс — и опять этим будут управлять чиновники. По такой же схеме прошла приватизация мотовелозавода, часового завода — собственники получили великолепные площадки в центре столицы. Причем все решается в кулуарах, на уровне министерств и концернов.

Л. Марголин: — В этом и беда. Не исключено, что у того же камвольного комбината, может быть, действительно нет будущего. Но если приватизация проводится прозрачно, открыто, по четким и ясным правилам — только тогда можно убедиться, что реально не нашлось инвестора, способного вдохнуть жизнь в такое предприятие.

Я. Романчук: — Это единственный способ убедиться, другого нет… Еще сюжет — продажа БПС-банка, Белпромстройбанка, Внешэкономбанка и других банковских структур России. Келейные договоренности идут только с одним покупателем, больше никого не пускают. Это тоже способ номенклатурной приватизации.

На самом деле, должна быть гласная информационная кампания, открытый конкурс, с привлечением всех заинтересованных, не только россиян — поляков, немцев, швейцарцев, сингапурцев и др. Тогда бы это был честный конкурс, в котором победил бы сильнейший, предложивший максимальную рыночную цену. Однако я не знаю ни одной сделки в Беларуси, которая прошла бы подобным образом — все, что продали, было продано кулуарно, закрыто, как правило, неизвестно по какой цене.

А. Лебедько: — Приведу пример, который имели возможность наблюдать все белорусские телезрители. Лукашенко рассказал, как к нему приехал некий российский бизнесмен Миша с предложением купить «Беларуськалий» — 10 млрд в бюджет, 5 млрд «на карман». Это именно тот вариант приватизации, который предлагается белорусскому обществу. В этом огромные риски и угрозы — когда один человек решает по своему усмотрению кому, как и за сколько продавать. Это чисто коррупционная схема. Такое же поведение программируется и на местном уровне, региональные чиновники ведут себя точно так же.

Собственность уходит без пользы для людей

Л. Марголин: — Очень важно, чтобы не было иллюзий, будто номенклатурная приватизация обязательно связана с российским капиталом. Нет, те сделки, которые сейчас происходят с западными компаниями, в такой же мере могут быть отнесены к номенклатурной приватизации, т.к. по степени пользы, которую они несут Беларуси и ее гражданам, они ничем не отличаются от сделок, которые совершаются с Россией.

А. Лебедько: — Еще один из рисков номенклатурной приватизации: власть будет искать возможность соучастия каких-то западных партнеров. Весьма вероятно, что часть ресурсов номенклатурной приватизации будет брошена на создание лобби в Европе и США, чтобы минимизировать возможности ее пересмотра. Поэтому особая ответственность ложится сейчас на политические структуры, на экспертное сообщество, на гражданское общество: сделать все возможное, чтобы в стране развернулась дискуссия по этой проблеме, чтобы сделать ее максимально публичной и открытой.

Л. Марголин: — Вообще, основные риски и угрозы номенклатурной приватизации можно охарактеризовать коротко: однажды белорусский народ может проснуться и убедиться, что собственности больше не осталось. Под различными соусами — с помощью создания холдингов, финансово-промышленных групп, под красивыми словами «модернизация» и «реструктуризация» — вся собственность уйдет, не принеся никакой пользы гражданам Беларуси.

Подготовил Вадим КАЗНАЧЕЕВ

Добавить комментарий