Курсы валют

Доллар США
2.0022
Евро
Российский рубль

Погода

13..15 °C

Экономика

Белорусская черная икра: 400 евро за 100 граммов

Image 6554

Можно сколько угодно смеяться над словосочетанием «белорусская черная икра», но, судя по всему, «золотые» баночки разлетаются у белорусского производителя, как горячие пирожки. Стоимость стограммовой баночки икры, которую некоторые потребители в России по-прежнему воспринимают как анекдот, может достигать 400 евро.

Производству менее трех лет, а география поставок — от США, Франции и Италии до «колыбели черной икры», стран Каспийского региона. То есть деньги сами просятся в руки, но наращивать производство здесь принципиально не планируют. Не хотят терять в качестве.

Корреспондент интернет-ресурса Sputnik Вера Дашкевич не нашла нужной суммы денег, чтобы попробовать уникальный продукт, но с большим интересом расспросила управляющего осетровым хозяйством ЗАО ДГ-Центр Владимира Довгялло, в чем особенность белорусской черной икры, кто ее покупает и, на всякий случай (а вдруг когда-нибудь появятся лишние 400 евро), как и с чем правильно ее есть.

Image 6555

«Мы делаем мало, но хорошо», — говорят на производстве. Качества добиваются за счет чистой воды, отказа от всех консервантов, кроме соли (да и ее добавляют по минимуму), и забойного метода производства. Это когда рыбу убивают и затем бережно потрошат. Метод, конечно, не самый гуманный, но именно он, утверждает производитель, позволяет получить безопасный для здоровья продукт.

«Есть еще доильная икра, или же гормональная. У нее много наименований, но сути это не меняет. Икра производится от одной рыбы много лет — не один раз, как у нас, а до девяти. В этом случае рыбу подвергают инъекции гормонов, которая, естественно, оставляет гормональный след и в икре. Затем получают перезревшую икру, которую путем особой магии доводят до, скажем так, внешне приемлемого вида. Поэтому хоть и одна, и вторая икра — по виду черная, но по органолептике это два совершенно разных продукта. И на вкус, соответственно, тоже», — говорит управляющий.

Технологию производства и рынок белорусы изучали около пяти лет — во Франции, Германии, Польше, балтийских и в прикаспийских странах. Поняли, что так называемой забойной икры мало, и решили побороться за эту нишу.

Первую партию сибирского осетра завезли из-за границы. Сейчас на открытых водоемах растят уже свое стадо. Насколько большое, кстати, не говорят, ссылаются на коммерческую тайну. И опять подчеркивают, что дело не в объеме, а в особом качестве белорусского продукта.

«Секрет — в воде. Если бы мы выращивали рыбу на открытой воде, опять получили бы среднего качества икру, как у всех. Мы же на последние 2—3 месяца помещаем рыбу в специальные резервуары с очищенной водой, которая вытягивает из тканей рыбы всю тину. Мы же создали целую систему очистки воды. В итоге после нахождения в этой воде рыба по вкусу становится, как сливочное мороженое. То же самое происходит с черной икрой. Она очищается на молекулярном уровне», — говорит Довгялло.

Image 6556

Манипуляции с водой, выстроенную систему очистки белорусы называют своим ноу-хау, которое, в конечном счете, и позволяет им утверждать, что их черная икра — в буквальном смысле чистый продукт.

«Без консервантов, без гормонов, без пастеризации, вообще без ничего — только с добавлением соли производим традиционную экологически чистую белорусскую черную икру», — рассказывает управляющий.

В резервуары самок осетра переселяют, когда они достигают определенной зрелости. На каждую здесь есть паспорт, где указаны физиологические и биологические параметры. Изменение состояния самок отслеживают в том числе с помощью аппарата УЗИ. «На УЗИ смотрим и структуру, икра ведь выстраивается в ряды, и диаметр икринок — компьютер позволяет оценить пропорции. После этого можем принять решение — ждать еще или извлекать икру. Проводится также биопсия, когда мы достаем икринку и изучаем ее, в том числе разрезаем пополам, и далее под микроскопом смотрим скорость движения ядра. Это позволяет определить идеальную стадию зрелости», — приоткрывает секреты технологического процесса управляющий хозяйством.

Большинство резервуаров, где осетры проходят очистку, прикрыты сеткой. «Они же прыгают», — объясняют на предприятии. Один, расположенный прямо под видеокамерой, открыт. Это для того, чтобы потенциальные заказчики могли в любой момент через сайт компании наблюдать за своим осетром.

«Наши восточные партнеры, азиатские и русские клиенты, зачастую заказывают индивидуальную рыбу. На нее вешается индивидуальный чип. И тогда они могут наблюдать за своей рыбой. Кроме того, мы высылаем им, если требуется, оперативную информацию, на какой стадии зрелости икра, как себя чувствует рыба, как набирает вес. И главное — когда под Новый год им ждать полтора килограмма икры», — рассказывают на предприятии.

Саму рыбу тоже продают — в охлажденном, замороженном, копченом и даже консервированном виде. «В силу того, что рыбу мы убиваем, у нас остается деликатесная осетрина, которая уходит в Москву по цене, умноженной на два. В сегменте HoReCa (ресторанный и гостиничный общепит. — Sputnik) готовы переплачивать за идеально чистый вкус осетра, который в России сейчас в принципе сложно найти. А наша система позволяет этого вкуса добиться», — говорит управляющий.

Проект изначально создавали как экспортоориентированный. Таким он в итоге и получился. Львиная доля продается за рубеж. Половина экспортных поставок уходит в дальнее зарубежье. Причем закрепиться там оказалось легче, чем зарекомендовать себя на российском рынке, признается производитель. «В Российской Федерации постоянно приходится сталкиваться с предвзятым отношением, с непониманием. Зачастую смеются над белорусскими креветками или белорусской красной икрой. Хотя никто не знает, что все-таки в белорусских прудах обитает креветка. Никто не знает, что существует глубина переработки, что все можно вырастить, если создать условия», — объясняет Владимир Довгялло.

Image 6557

Тем не менее медленно, но российский рынок все-таки покоряется. Белорусскую черную икру поставляют и в Казахстан, и в Армению, и в Азербайджан. «Наши потребители — это те лица, которые давно работают с черной икрой и знают, что икра бывает разная, что бывает разная рецептура, но нет той самой экстра-малосольной (2,6% соли) икры, произведенной забойным методом, которую после употребления не нужно ни запивать, ни заедать. Единственное, чего после нее хочется: улыбнуться и съесть еще ложечку. Иными словами, наши потребители — это те, кто ищет этот нишевый продукт для клиентов, которые готовы платить любые деньги, чтобы поесть экологически чистое и «то самое», — рассказывает управляющий хозяйством.

Стограммовая баночка белорусской черной икры для конечного потребителя может стоить от 140 до 400 евро. При этом недостатка в желающих платить такие суммы, утверждают на предприятии, нет. Более того, в последнее время заказов столько, что с ними становится сложно справляться. Но наращивать производство здесь категорически не хотят. «Мощности наращивать не хотим. Этот проект направлен на нишевое производство небольшого количества того продукта, за который в Швейцарии платят и 4 тысячи евро за килограмм. Хотя из такого вида рыбы можно купить икру и за 900 долларов, за 1200, 1300 в эквиваленте в зависимости от ситуации. А за нашу готовы платить в три раза больше», — говорит Владимир Довгялло.

Сколько сейчас икры производит предприятие, управляющий не признался — опять коммерческая тайна. Но сказал, что если государство все-таки попросит увеличить объемы производства, наращивать их будут за счет расширения линейки — станут делать икру для среднего класса.

Разговор об увеличении производства черной икры зашел во время недавнего визита в осетровое хозяйство президента Беларуси Александра Лукашенко. Его угостили икрой, а вице-премьер Михаил Русый тогда сказал, что Беларусь должна начать производить 2—3 тонны черной икры в год.

Фото: Sputnik.by

Loading...

Добавить комментарий