Курсы валют

Доллар США
2.5881
Евро
Российский рубль

Выборы

КТО И КАК БУДЕТ СЧИТАТЬ ГОЛОСА НА ВЫБОРАХ?

Ермошина Лидия_2

Во многих участковых избирательных комиссиях, которые будут считать голоса на осенних выборах в парламент, вновь не нашлось места оппонентам власти. 

Из 68,9 тысячи человек, вошедших в состав указанных комиссий, всего 61 представитель оппозиционных партий. Почему власти не пускают оппозиционеров в участковые комиссии?

По словам заместителя председателя движения «За свободу» Юрия Губаревича, участковые комиссии являются основным инструментом фальсификации любых выборов в Беларуси.

— От того, какие цифры выдает председатель комиссии, зависят общие результаты. К сожалению, голоса у нас не считают, и практика прошлых лет показывает, что достаточно лишь участия двух членов комиссии — председателя и секретаря, чтобы фальсифицировать результаты и внести любые цифры в протокол, — констатирует политик. — Мы анализировали состав комиссий в разных регионах Беларуси на протяжении последних четырех избирательных кампаний. Как правило, в участковые комиссии входят одни и те же люди, представители одних и тех же трудовых коллективов. Они прошли полную селекцию, подбирались годами. Каждый из них, вероятно, доказал свою лояльность власти. А когда в комиссию попадает представитель оппозиции, он начинает задавать неудобные вопросы, начинает следить за процессом и выносить всю эту кухню фальсификаций на публичное общественное обсуждение. Естественно, он мешает в получении нужных результатов выборов.

Юрий Губаревич уверен, что нынешние парламентские выборы не будут отличаться в лучшую сторону от предыдущих избирательных кампаний.

— Власть хочет сохранить этот механизм, позволяющий контролировать выборы. Ведь если допустить в комиссии представителей оппозиции, то вся система начнет разваливаться, — считает один из лидеров движения «За свободу».

Политолог Александр Класковский итоги формирования низовых комиссий связывает с очередным обострением отношений с Евросоюзом.

— Логика власти такова: все равно по результатам этих выборов хорошей оценки не будет, так чего мы будем расшаркиваться, делать широкие жесты. Я думаю, поэтому и было решено фильтровать жестче, чем это было во время прежних кампаний, — отмечает аналитик. — В одном из разговоров в кулуарах Минского форума в 2010 году я спросил главу президентской администрации Владимира Макея, почему бы не включить оппозицию в состав комиссий? Ведь все равно их незначительное число, и ни в одной из комиссий они не будут иметь преимущества, не повлияют на решения. Но внятного ответа я тогда не получил. Мое личное впечатление, власть перестраховывается и не хочет стрессов, обнародования каких-то неприятных фактов. Потому что если в комиссию попадает хоть один принципиальный оппозиционер, вся тишь, гладь и божья благодать нарушается. А когда комиссия состоит из своих людей, можно быть уверенными, что будет нужный итоговый результат, — отмечает эксперт.

Политолог подчеркивает, что отсутствие в составе комиссий оппозиционеров усиливает подозрения в нечестности выборов.

— Глава Центризбиркома Лидия Ермошина постоянно твердит, что в комиссии попадают оппозиционеры-скандалисты, которые портят нервы и чуть ли не парализуют работу. Поэтому, дескать, их не хотят включать в состав комиссий. Но, если есть нарушения, попытки темнить, то, естественно, представитель оппозиции будет предавать гласности такие факты. Этот человек не может навязать свое постановление комиссии, он просто смотрит, видит, фиксирует и предает гласности. А в трактовке властей это деструктивная деятельность. Получается, что за свою принципиальность оппозиция же и страдает. Власть же усугубляет подозрения, что есть что-то скрывать, — считает Александр Класковский.

По словам политолога, власть с одной стороны заинтересована в легитимации выборов, но в то же время уже на стадии формирования комиссий дает повод сомневаться в справедливости электоральной кампании.

— Власти и хочется, и колется. Конечно, быть изгоями неприятно. Белорусское руководство тоже хотело бы, чтобы пускали в Европу, чтобы можно было ездить с визитами, чтобы руку пожимали, чтобы, в конце концов, можно было попасть на Олимпиаду, покататься на горных лыжах. Но когда на одной чаше весов какие-то потенциальные бонусы, а на другой — вопрос прочности власти, то перевешивает вторая чаша, — подчеркивает эксперт. — Хотя миссии БДИПЧ ОБСЕ приглашаются в страну, несмотря на то, что каждый раз летят камни в их огород. Это какой-то элемент игры в демократию. Но в итоге перевешивает желание все держать под колпаком и провести по привычному жесткому сценарию.

Политолог напоминает, что недавно Александр Лукашенко призывал силовиков обеспечить порядок на этих выборах.

— Для власти главное, чтобы не было никаких попыток выходить на улицы, бунтовать. Хотя в Беларуси нет революционной ситуации. Парламентские выборы, с точки зрения большинства белорусов, яйца выеденного не стоят. Никто и так не рвется протестовать на улицах. Но власть предпочитает тройную надежность. Чтобы все гайки были закручены, и все шло строго по её сценарию, — полагает Александр Класковский.

Геннадий КОСАРЕВ, www.zautra.by

Добавить комментарий