Курсы валют

Доллар США
2.0793
Евро
Российский рубль

Погода

12..14 °C

Выборы

Лидия Ермошина: Главное, чтобы выборы прошли чисто и не вызвали волнений в обществе

Ermoshina

Глава ЦИК Лидия Ермошина рассказала о своих страхах во время выборов, оппозиции, об идее выдвинуть Статкевича и о том, почему от ЦИК нельзя требовать международного признания выборов.

— Осенними вирусами и болезнями спровоцированный вопрос: у вас было так, чтобы день выборов или к Лукашенко надо идти, а голова раскалывается, грипп, голоса нет, спину ломит?

— Я такого не помню. Но могу точно сказать, что в день президентских выборов в декабре 2010 года в конце дня у меня были невероятные цифры давления. И чувствовала я себя очень плохо.

И когда я, что называется, с помпой покидала студию в прямом эфире, на самом деле я была нездоровым человеком. Не в психическом плане, а просто чувствовала себя нехорошо. Если честно, иногда даже мысли появлялись: «Господи, хоть бы до конца дня не умереть!» Или чтобы «скорая» тебя не забрала.

— Интересно: хотя бы перед одними президентскими выборами у вас была неуверенность в том, что ваш кандидат пройдет?

— Нет, такого не было. Поскольку кандидат мой, что называется, до такой степени по рейтингу, негласному и любому, обходил всех остальных, что о таком невозможно было даже говорить. Если и были какие-то страхи, то только чтобы ничего не сорвалось, все прошло чисто. И главное — чтобы выборы не повлекли за собой сильных общественных волнений, не была спровоцирована опасная для общества ситуация. Что касается результатов выборов, то я никогда в них не сомневалась.

— Вернусь к вашему повышенному давлению вечером 19 декабря 2010 года. Кто-то циничный может сказать, что все это не от нервов, а от нечистой совести — были бы честные выборы, так и с давлением все хорошо было, и все живы бы остались...

— Ай, о чем вы говорите! Человек, который сознательно лжет, обычно имеет сильную нервную систему. Так что циничные тролли пусть успокоятся. Что касается моих слов, то тут уже и не знаешь, что говорить. Ведь любое слово может быть по-другому объяснено. Даже самое хорошее и светлое.

— Вы, как обычный человек, чувствуете приближение очередной президентской кампании?

— Нет. И обычные люди этого пока не замечают просто потому, что пока в обществе не происходит никаких значимых общественных или политических событий. Нет, определенные разговоры идут, но до выборов еще много времени: они пройдут даже больше, чем через год.

Избирательная кампания начнется в августе, а какие у людей обычно планы? Они-то планируют до Нового года, потом — до отдыха. И не думают о каких-то далеких выборах. Это хорошо, поскольку свидетельствует, что напряжения в обществе нет.

— Но идут разговоры об избрании оппозицией единого кандидата на выборах-2015, о конгрессе демсил, о появлении среди претендентов на единого женщины...

— Все происходит в очень узких тусовках, а подается в СМИ так, будто все общество ломает голову над тем, кто будет этим единым кандидатом. Да все общество думает, как лучше капусту нашинковать, солянки наделать, борща наварить!

— Для журналистов интереснее проходят выборы в той же Украине: там кого-то поймали на подкупе избирателей — гречку раздавал, в списках партийных нашли красивых девушек, а у них на страницах фото эротические!

— Это, может, и интересно, но все же аморально. Что касается гречки, то мне этот скандал очень странным кажется. Речь идет о бывшем председателе ЦИК Украины Кивалове, его на этом подловили. Но мне неоднократно мой бывший украинский коллега говорил: «Мы никогда не наказываем за подкуп, а наоборот, говорим избирателям: «Вы живете в нищете — возьмите, но проголосуйте так, как вам велит душа и совесть». И поэтому мне кажется, что сейчас такие репрессии политически мотивированы, направлены против конкретного лица.

У нас подкуп невозможен в принципе. Ведь до недавнего времени не было никакого частного финансирования выборов. Теперь появилась сумма: 9 тысяч базовых величин, около 120 тысяч долларов, но поверьте — это сумма, на которую хотя бы листовки напечатать!

— Вы верите в то, что оппозиция способна выбрать единого кандидата на выборы?

— Я сталкиваюсь с ними исключительно в официальном поле. Я не знаю их личных, человеческих качеств. Конечно, я не могу их любить, потому что они не любят меня, — невозможно любить того, кто не любит тебя. Я до такого альтруизма не дошла. Но думаю, что они могут выбрать единого, если им помогут, на них нажмут некие влиятельные спонсоры, которые будут определять стратегию и тактику избирательной кампании. Добровольно ничего не получится: люди, претендующие на роль великого политика, амбициозны и обычно не самокритичны. Они не могут реально оценить свои возможности и популярность у избирателей.

— Если кто из оппозиционных лидеров полюбит вас и вы ему ответите взаимностью, сможете сыграть ему на руку и провести выборы так, чтобы ему было выгодно?

— Единственный ресурс ЦИК — не наказать за нарушение. Счесть нарушение незначительным и не снять с регистрации. У нас чисто организационные функции, и я даже не представляю, что могла бы сделать для оппозиционера, даже если бы в душе любила его до полусмерти!

— На днях Дмитрий Усс заявил, что выборы-2015 уже прошли, протоколы подписаны и осталось только озвучить победу с 64% действующего главы страны. Эти протоколы где-то тут у вас лежат или в другом месте?

— Смех просто! А зачем их заранее подписывать? Скажите: зачем?

— Так они у вас неподписанные лежат?!

— Они могут быть любые! Другое дело, что в протокол нужно не только одно лицо внести, но и остальных кандидатов — протокол же общий, на всех. Но мы остальных кандидатов не знаем. Так что в те протоколы записать — безальтернативные выборы?

Ну, Гайдукевич вновь заявляет об участии. Но давайте не забывать, что в последних выборах он не участвовал, а сошел уже на первой стадии. Но даже если сейчас Сергей Васильевич пойдет, то мало для президентских выборов двух кандидатов.

— А сколько нормально?

— Думаю, что в бюллетени должно быть внесено не менее четырех человек — даже три маловато. А вдруг один снимет свою кандидатуру? У нас было три кандидата на выборах в 2001-м, хотя изначально о желании баллотироваться заявляло, кажется, 26 человек. Правда, подписи сумели собрать лишь четверо.

— Прозвучало предложение выбрать единым Николая Статкевича и провести хотя бы сбор подписей — такая кампания солидарности. Ваше отношение к такому варианту?

— Они не могут этого сделать. Это такая же чушь и провокация, которую они устроили с неким «Народным референдумом». С теми подписями, которые они привлекли сюда.

Первое, референдум проводится при наличии 350 тысяч подписей, а не 50 тысяч. Второе, чтобы начать процедуру, необходимо зарегистрировать инициативную группу. А то они покричали, заявили, привезли, но это все юридически ничтожно. То же самое, если инициативная группа Статкевича не будет зарегистрирована, то все сборы подписей — это обычная провокация.

— Почему сразу провокация? А привлечь внимание общественности к наличию в стране политзаключенных?

— То, что Статкевич есть на свете и что он сидит, знают все граждане Республики Беларусь. Поэтому этот сбор пустой, пустые и незаконные действия эти... Они даже много шума не могут образовать!

— Думаете над тем, как провести выборы таким образом, чтобы они наконец были признаны в мире?

— Для этого они должны быть признаны демократическими, свободными и открытыми при наличии реальной конкуренции. Если будет критика по любой из этих позиций, это приведет к непризнанию.

Можно работать на выборы и провести их без серьезных недостатков, но любая послевыборная ситуация может привести к тому, что они не будут признаны. Как это было в 2010 году. На второй день после выборов глава миссии мне сказал, что если бы не было Площади и, как он сказал, брутального разгона недовольных, то решение было бы совсем другим. А к самим выборам серьезных замечаний не было — все скобки нашего закона абсолютно демократичны. Выборы — это процесс технический, а мозаика состоит из многих элементов.

— Значит, и на этот раз вы не сможете гарантировать Лукашенко, что выборы проведете так, что их признают в мире?

— Нет, конечно! Требовать такое от органа, который отвечает за организационную и юридическую составляющую кампании, просто невозможно, ведь выборы — это общественно-политический процесс, в котором находится вся страна в течение трех месяцев.

Единственная гарантия, которую может дать председатель ЦИК в любой стране, — я буду честно стараться. За это мне, по большому счету, и зарплату платят.

— Вы не раз говорили, что избирательное законодательство у нас демократическое, что выборы проходят все демократичнее. Можно ли сегодня говорить, что выборы-2015 будут еще более демократические, чем были в 2010 году?

— В вашем вопросе заложен особый подтекст… Все более и более демократичные. Я могу сказать, что мы меняем законодательство, которое улучшает условия проведения выборов. Я прекрасно знаю, что никогда никого не устроит вопрос состава комиссий. Оппозицию не устроит потому, что там слишком много номенклатуры. А номенклатура никогда туда не введет большое количество «свободных художников». Потому что эти люди митингуют, но не хотят работать.

— Собрали бы у себя лидеров оппозиции и договорились с ними: отдаем 50% мест в комиссиях вам, если гарантируете, что направите туда нормальных и адекватных людей!

— Это возможно только в обществе, где оппозиция — структурная его часть. Если она представлена в парламенте, в правительстве — тогда с ними заключается соглашение и некий консенсус.

У нас оппозиция — это просто часть недовольного общества, аморфная, и представить, сколько этих людей и какие они, невозможно. Здесь невозможно ни с кем вести переговоры, так как этих людей официально не существует. Они существуют в каком-то социально-политическом контексте. Может быть, это слишком громкое название для ячейки, которая называет себя оппозицией.

— Сами не думаете о депутатстве?

— Нет, я там не буду. Когда я с этого поста, как говорят зэки, откинусь, то надо уже будет думать о заслуженном отдыхе.

— А то слухи ходят, что Ермошина может 2015 год встретить пенсионером...

— Когда шел разговор о моем назначении, глава государства сказал: «Коней на переправе не меняют». Ну, я и есть тот конь, видимо. Речь шла о будущих избирательных кампаниях — президентской 2015 и парламентской 2016. Поэтому те, кто мечтает меня скоро не увидеть на этом посту, поспешили — это произойдет позже.

— Не думали о том, чтобы через суд добиться исключения вас из списка невъездных в страны ЕС?

— Думаю, пока я работаю в ЦИК, то навеки внесена в этот список, и зачем мне унижаться!

— Как летний отпуск провели?

— Традиционная поездка на неделю в Калининград, к друзьям. И на две недели в августе ездила в наш санаторий в Сочи — отлично было.

— А скажите мне — чей Крым?

— Не скажу! Если бы это была частная беседа, я бы могла сказать. Но даже частное мнение высокого должностного лица воспринимается как официальное мнение государства. Поэтому я на этот вопрос просто не имею права отвечать.

Дмитрий Лукашук, «Еврорадио»

Loading...

Добавить комментарий