Курсы валют

Доллар США
2.6264
Евро
Российский рубль

Погода

8..10 °C

Здоровье

Почему белорусское здравоохранение деградирует в борьбе с коронавирусом

Image 8202

Недавно заместитель министра здравоохранения Елена Богдан заявила, что белорусский опыт борьбы с коронавирусом был бы поставлен в один ряд с опытом Швеции, если бы этому не помешали политические волнения.

Каким образом политические волнения сказались на опыте Беларуси в борьбе с коронавирусом, Елена Богдан не пояснила. Но подобные заявления (без каких-либо пояснений и доказательств) со стороны белорусских властей в последнее время звучат достаточно часто. Поэтому ничего не остается, как попытаться самим разобраться в ситуации. Для этого проанализируем опыт не только Беларуси, но и других стран, в том числе той самой Швеции, которая, кстати, признала ошибкой отказ от изоляции.

Мировое здравоохранение справилось

Согласно данным мировой статистики, когда вспыхнула пандемия COVID-19, уровень смертности от нее почти во всех странах был достаточно высоким. Однако постепенно, по мере наработки опыта, уровень смертности существенно снижался.

Ко второй волне коронавируса летальные исходы и вовсе сравнялись с уровнем смертности от гриппа, что и вызвало возмущение населения во многих странах — при таком уровне смертности мало кто хочет сидеть в изоляции и носить маску. Как отмечают медики, низкая летальность второй волны объясняется тремя факторами: мутацией вируса, что приводит к снижению его вирулентности (свойство поражать организм), повышением опыта медиков в борьбе с болезнью, а также тем, что большинство уязвимых для коронавируса людей уже погибли. Именно с этим связано то, что за последние полгода смертность от коронавируса снизилась во всем мире в разы.

В Беларуси, если верить официальной статистике, все почему-то происходило с точностью до наоборот — смертность не уменьшалась, а существенно увеличивалась.

Очередное белорусское «чудо»

Так, в апреле в Беларуси коронавирусом заболели 11157 человек, а погибли всего 86 заразившихся, или 0,77%. Это означает, что белорусская система здравоохранения, столкнувшись с неведомым ранее заболеванием, не имея вакцины, показала просто чудеса лечения и спасения заразившихся.

В мае был зафиксирован самый пик заразившихся COVID-19 в Беларуси — 28529 человек. И на этот же месяц пришелся самый низкий показатель по смертности — погибли 147 человек, или всего 0,51%. Признанный ВОЗом уровень смертности от гриппа составляет около 1%.

В июне, когда Беларусь начала спускаться с так называемого плато, уровень смертности вдруг начал расти. 19563 заразились, а погибли 157 человек, или 0,80%. Впрочем, такое вполне могло случиться. Опыт других стран показывает, что в некоторых случаях, когда миновал пик заболеваемости, смертность может немного вырасти, так как в больницах остаются тяжелые больные предыдущего периода. То есть новых больных поступает существенно меньше, но на койках остаются тяжелые больные с предыдущего месяца.

Но вот показатели июля и последующих месяцев уже никак нельзя объяснить с точки зрения здравого смысла. Так, за июль 2020 года Минздрав официально зарегистрировал всего 5690 новых больных, а вот погибли за этот период 167 человек, или 2,93%. Всего за месяц, при наработанном опыте, который не уставали нахваливать с телевидения, смертность вдруг выросла в 3,6 раза. А если сравнивать с маем — то в 5,7 раза!

В августе заболели 4035 человек, а погибли 117, или 2,89%. В сентябре, когда началась вторая волна коронавируса, заболели 6787 человек, а умерли 146, или 2,15%. Произошло незначительное снижение, но в сравнении с пиковым маем смертность все равно в 4,2 раза выше!

Для примера приведем, как менялась смертность в апреле-сентябре в Беларуси и в других странах.

Аномальная зона

Для наглядности рассмотрим, как развивалась ситуация в той самой Швеции, на которую так любят ссылаться белорусские чиновники от здравоохранения. В апреле там было зарегистрировано 16655 новых больных коронавирусом, и 2406 погибших. Уровень смертности конкретно по этому месяцу составил 14,44%. Однако последующие месяцы, через наработку опыта, смертность снизилась в разы до 0,91% в сентябре. Это очень хороший показатель работы системы, когда опыт позволяет ее совершенствовать.

В Германии смертность от пиковой в 9,76% потом опять же, благодаря наработанному опыту, снизилась до рекордных 0,40%.

В Польше от 5,77% в апреле смертность по итогам сентября снизилась до 1,95%.

Повторимся, это нормально, когда опыт помогает улучшать систему, а не ухудшать, как в Беларуси. Этот как закон всемирного тяготения Ньютона: яблоко с дерева непременно падает вниз. А вот в Беларуси оно почему-то летит вверх. Прямо аномальная зона какая-то.

Вопреки здравому смыслу

Впрочем, показатели по конкретным периодам, например, по месяцам, хоть и позволяют получить объективную динамику работы системы здравоохранения, но все же не показывает всю казуистику белорусской официальной статистики. Для того чтобы ее увидеть, нужно сравнить пиковое значение болеющих с минимальным.

Так, пиковые значения по общему количеству болеющих коронавирусом приходятся на первую неделю июня, когда в среднем больными были без малого 24,5 тыс. человек, а погибало в среднем 5,5 человек в сутки. Путем нехитрого подсчета получаем, что в начале июня за сутки погибал каждый из 4454 больных.

Самые минимальные значения по общему количеству болеющих коронавирусом были зафиксированы в первую неделю сентября. 5 сентября был зафиксирован самый низкий показатель — больными оставались всего 115 человек. С 6 сентября опять начался рост. И что удивительно, в это время умирало столько же людей, как во время пика эпидемии — в среднем 5,5 человек в сутки. Если взять среднее количество больных за этот период и поделить на количество погибающих, то увидим, что в начале сентября умирал каждый из 90 больных. Это, внимание, почти в 50 (!) раз больше показателя июня.

Тут, кстати, возникает еще один казус белорусской статистики. Если на 5 сентября в Беларуси оставались больными всего 115 человек, то совершенно непонятно, как в последующие 5 дней успешно выздоровели после лечения 360 человек? Ведь согласно приказу Минздрава, минимальный курс лечения даже бессимптомных больных составляет 14 дней.

Конечно, деградацию системы здравоохранения показывает лишь официальная статистика. На самом деле, такого в принципе не может быть. И вот тут опять пришло время вспомнить слова заместителя министра здравоохранения Елены Богдан о том, что белорусский опыт борьбы с коронавирусом был бы поставлен в один ряд с опытом Швеции, если бы этому не помешали политические волнения. Именно с началом политических волнений в Беларуси и начался невероятный рост смертности от коронавируса. Но связано это, конечно же, не с тем, что белорусские врачи вдруг стали плохо лечить. Причина может быть только одна — врачи перестали слушаться чиновников Минздрава в плане корректировки официальной статистики.

EJ.BY

Добавить комментарий