Курсы валют

Доллар США
2.3995
Евро
Российский рубль

Погода

12..14 °C

История

Два бойца и дуб-исполин…

Image 7896

Едва ли нам когда-нибудь придется узнать точные подробности того боя в первый день войны. Есть лишь немногочисленные свидетельства и сухая информация: младший сержант Алексей Александрович Новиков, 1920 года рождения, скончался от ран 23 июня 1941 года, будучи захваченным в плен. Захоронен на православном военном кладбище польского города Владава Хелмского воеводства.

Строчил пулеметчик…

Алексея Новикова призвали служить в пограничные войска в 1939 году из Свердловской области. Пройдя курс молодого бойца, он был направлен командиром отделения на 15-ю погранзаставу Брестского пограничного отряда. В четыре часа утра 22 июня 1941 года пограничный гарнизон у станции Дубица подвергся внезапному артиллерийскому обстрелу. Подразделения заняли оборонительные укрепления. Младший сержант Новиков и второй номер пулеметчика Ставницкий заняли позицию возле брода. Позиция пограничников располагалась у многовекового дуба с огромным дуплом, в котором могли укрыться несколько человек. Участок границы был очень ответственный: самое удобное для форсирования Буга место — напротив дубовой рощи, где раньше проходила полевая дорога и действовала переправа.

Дождавшись, когда надувные резиновые лодки подойдут к фарватеру, младший сержант Новиков открыл огонь из пулемета Дегтярева. Немцы прыгали в воду с пробитых пулями лодок и плыли обратно. После отражения первых атак Новиков и Ставницкий укрылись в дупле дуба-исполина. Противник открыл сильный артиллерийский и минометный огонь. Ставницкий дважды успел принести с горящей заставы ящики с патронами.

Несколько часов они сражались втроем: два пограничника и дуб-великан, принимавший на себя на равных с бойцами огневой удар. Ставницкий получил смертельное ранение. Новиков до исхода дня продолжал вести бой в одиночку. Ночью немцы не отважились приблизиться к дубу-крепости, а утром вызвали на помощь авиацию. Затем в ход пошли артиллерийские орудия и минометы. Но еще трижды Новиков срывал попытки гитлеровцев переправиться через реку. Десятки фашистов нашли себе могилу от метких пуль пограничника.

Переправившись на другом направлении, немцы окружили дуб и стали сжимать кольцо. Когда подошли вплотную, были поражены: за пулеметом был всего один тяжелораненый пограничник. Гитлеровцы захватили Алексея, переправили на польскую территорию и привели настоятеля Яблочинского монастыря Александра Мамчура, чтобы допросить пленного. Единственное, что он сказал перед смертью: «Я, Алексей Новиков из Дубицы…». Якобы пораженные его мужеством, гитлеровцы разрешили похоронить пограничника на территории монастыря святого Онуфрия в местечке Яблечно…

Так выглядит одна из версий подвига пограничника. Где тут правда, а где вымысел, теперь уже никто не скажет.

Image 7897

Возвращение следует

История этого боя стала известна только в 60-х годах. Ее поведали бывший политрук Брестского пограничного отряда Иванов и Ольга Бикалюк, местная жительница. Именно тогда впервые прозвучала информация, что один пограничник сдерживал натиск целого подразделения противника, спрятавшись в дупле дуба, который, кстати, уцелел до сегодняшнего дня. Разыскали тогда и Александра Мамчура, который сообщил имя пулеметчика — Алексей Новиков.

— Первая статья о бое у погранзаставы появилась в газете «Советская Россия» 28 апреля 1960 года, — рассказывает .кандидат исторических наук Дмитрий Пурышев. — Автор Николай Пинчук утверждает, что пограничники почти сутки отбивали непрерывные немецкие атаки. Дотом для одного из героев служило дупло огромного дуба на берегу Буга. Живых свидетелей боя не осталось, поэтому остается тайной, откуда ему стала известна неимоверно высокая цифра убитых немцев — сотни. В боях за Брестскую крепость в первый день войны погибли почти 300 немецких солдат, а здесь, на маленьком участке почти не укрепленной границы, — столько же. Не верится... Стоит отметить, что автор — из Дубицы. Вторая публикация вышла в той же газете через пять лет. Автор снова Николай Пинчук. Он пишет, что получил письмо от Ольги Бекалюк, которая сама не видела бой, но недалеко жила и слышала от других. Ее шурин Александр Мамчур был послушником в монастыре в Яблечно, и от него она узнала, что «…на третий день войны принесли с советского берега Буга тяжелораненого пограничника, который вел огонь по переправе из дупла огромного дуба. Немцы пытались его допросить, но он им ничего не сказал». Воин сказал только, что зовут его Алексеем Новиковым из Дубицы. И умер. Его похоронили прямо на месте. Этому факту тоже было придано особое значение: «За невиданное мужество и отвагу гитлеровцы разрешили похоронить отважного защитника на территории монастыря».

Такая вот летопись местного уровня…

Image 7898

Памятник на месте боя пограничников

А немецкий историк не верит…

Кристиан Ганцер из Лейпцигского университета много лет занимается исследованием архивных документов начального периода войны. Несколько лет назад в Бресте он презентовал книгу «Брест. Лето 1941. Документы. Материалы. Фотографии», подготовленную белорусско-немецким коллективом историков с использованием материалов немецкого федерального архива во Фрайбурге. Ганцер среди других исследуемых им событий июня 1941 года ставит под сомнение историю о пограничнике Алексее Новикове. Вот что он рассказал на информационном интернет-портале:

«Допустим, Новиков и его товарищ на самом деле остановили переправу через Буг. Почему немцы не организовали ее пару сотен метров выше или ниже по течению? Почему хотели наладить плацдарм именно на месте, где было яростное сопротивление? Почему они повторно посылали своих солдат в лобовые атаки? Эта тактика, кстати, была свойственна не вермахту, а Красной Армии.

Утверждают, что Новиков был вооружен ручным пулеметом. У Алексея, вероятнее всего, был ручной пулемет системы Дегтярева. Его дисковый магазин рассчитан на 47 патронов. Если экономно стрелять, можно вести бой одну минуту. Кстати, пустые диски нужно потом заполнить патронами, что в случае пулемета Дегтярева довольно неудобно и требует немало времени. Является ли дуб надежным укрытием? Карабины и винтовки вермахта стреляли патронами, которыми по сегодняшний день пользуются охотники. Человек в дубе находится, в принципе, в безопасном месте, если в него стреляет один человек с винтовкой. Но в случае Новикова все сложнее. Во-первых, в дубе были два отверстия, через которые он якобы вел огонь. Где его пуля может вылетать, туда вражеские могут и влетать. И пока противник стреляет в дуб, оттуда вряд ли можно вести огонь. Во-вторых, у немцев были не только винтовки, но и пулеметы MG 34, в ленте которых было 250, 300 патронов. Если бы несколько пулеметчиков открыли огонь по «боевому товарищу» пограничника, то уже через несколько минут от него остались бы одни опилки».

Короче, немец не верит. Но признает, что все это не означает, что Алексей Новиков не мог стрелять и погибнуть в бою возле своей погранзаставы…

Я лично нисколько не ставлю под сомнение стремление немецкого историка к честной памяти. Но хочу сказать, что по плану «Барбаросса» на захват пограничных застав отводилось 30 минут. Однако на многих погранзаставах малочисленные группы бойцов часами отбивали атаки во много раз превосходящих сил вермахта, заставив гитлеровцев в первый раз усомниться в осуществлении плана молниеносной войны. Алексей Новиков, несомненно, был одним из тех, кому хватило мужества стоять насмерть, до последнего патрона.

Указом Президиума Верховного Совета СССР в 1968 году младший сержант Алексей Новиков посмертно был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени, а постановлением Совета Министров БССР его имя было присвоено пограничной заставе «Домачево» Брестского пограничного отряда.

Светлана Балашова

Читайте также:

Бой местного значения

Рабыни нелюбви

«Женщина, у вас не тот возраст!..»

Кредитомания национального масштаба

Добавить комментарий